Коммунисты рвутся в бой, или О том, почему Белорусское телевидение взялось за Сергея Калякина

Государственные средства массовой информации изменяют сами себе. Вопреки заведенному правилу не упоминать фамилии оппозиционных политиков даже тогда, когда им посвящены критические сюжеты (чтобы, не дай Бог, народ не научился узнавать и персонифицировать противников режима, отчего их авторитет поднимался бы), Первый канал БТ стал раз за разом склонять и громко напоминать публике о существовании в стране оппозиционной компартии и ее лидера Сергея Калякина. С чего бы это?

Помнится, сколько было выпущено отравленных стрел с телеэкрана в Александра Козулина, Александра Милинкевича, Николая Статкевича, Анатолия Лебедько, других лидеров оппозиции, сколько леденящих душу страшилок об их “зловредной” деятельности показано и рассказано, а фамилии политиков чаще всего оставались за кадром. И, с точки зрения держателей власти, оставались правильно: зачем пиарить потенциальных конкурентов фаворита номер один? Главное, чтобы господа оппозиционеры были погуще (до неузнаваемости)
испачканы сажей.

В случае с Сергеем Ивановичем как будто наметился некий перелом. Так во всяком случае можно решить, если не обращать внимания на некоторые (не соответствующие действительности) информационные детали, подбрасываемые доверчивой публике государственными мастерами, выражаясь языком просторечия, информационной загрузки.

Очередной сюжет, посвященный лидеру белорусских коммунистов, появился в эфире 24 июня в итоговой аналитической телепередаче “Панорама”. Повесть звучала правдоподобно, некоторые подробности жизни и деятельности коммунистов выглядели достоверно. Особенно серьезной показалась мысль о том, что ПКБ и ее бессменный лидер не собираются сдаваться, а, напротив, хотят взять реванш и предпринимают для этого нешуточные усилия.

Но обо всем по порядку. В начале ведущий “Панорамы” поведал зрителям о том, что в последнее время фигура Сергея Ивановича стала выходить за рамки “серого фона” оппозиционности. Затем, как водится, были вскрыты причинно-следственные связи этого феномена. Дескать, парень подрос, расправил плечи и решительно взялся строить “Союз левых партий”, поскольку его основательно “заправили деньгами”. Однако главный секрет политической активизации Калякина состоит, оказывается, в том, что его собственная партия изрядно поизносилась, пережила болезненный раскол, “от нее отвернулись российские партнеры и большинство спонсоров”. Чтобы справиться с нарастающими трудностями, Сергей Иванович и его единоверцы решили “переориентироваться на Запад”. И тут возникла загвоздка. “Там” слово “коммунизм” вызывает стойкое отторжение. В стремлении избавиться от непопулярного коммунистического бренда и покончить с образом “главного лениниста” оппозиции Сергей Калякин задумал встать во главе создаваемого им же “Союза левых партий”, то есть оседлать левый политический спектр, социал-демократию. А ПКБ “ненавязчиво пустить под откос”.

Что правда, то правда. Но что же тогда ложь? Прежде всего, ложь — будто от коммунистов-калякинцев отвернулись российские партнеры, большинство спонсоров, и коммунистический лидер счел за благо переориентироваться на Запад. Ложь — намек на то, что его так называемую основательную заправку произвели западные спонсоры.

Однако в чем тогда заключается правда? Безусловно, формирование “Союза левых партий” было инициировано, организационно продвигалось и продвигается Сергеем Калякиным и его единомышленниками. Учредительная конференция союза, состоявшаяся 17 декабря прошлого года в Чернигове, вполне определенно продемонстрировала, что намерения оппозиционно настроенных коммунистических политиков носят далеко идущий характер. Во-первых, они на самом деле хотели бы совершить некоторый дрейф в сторону белорусской социал-демократии (то есть скорректировать свой имидж, сделать его больше современным) и, по возможности, установить контроль над ее структурами. В этом направлении уже кое-что делается реально. Нынешнее материальное содержание Белорусской социал-демократической партии (Грамада) организовано не без помощи коммунистов. Во-вторых, в их планы входит создать и возглавить широкое политическое движение, основой которого будут левые силы. В перспективе, не исключено, именно этим силам надлежит доминировать в политической жизни Беларуси. В-третьих, коммунисты убеждены, что ключи от решения белорусской проблемы (как преодолеть авторитарный режим) лежат в Кремле. Поэтому оппозиция должна искать поддержку, в первую очередь, среди политических и экономических элит, которые рассуждают и ориентированы пророссийски (хотя, разумеется, по возможности надо использовать и западную поддержку). В-четвертых, оппозиционные коммунистические политики рассчитывают, что весь этот процесс, целью которого является поход за властью в Беларуси, возглавит их признанный лидер. В-пятых, авторы проекта, начатого в Чернигове, не слишком скрывают того, что их моральные союзники и ресурсные источники тем или иным образом привязаны (также полагают в экспертном сообществе) к восточному вектору, а то и вовсе имеют аккредитацию в российских политических, государственных и хозяйственных структурах. Более того, коммунисты вряд ли будут спорить с
утверждением ряда аналитиков о том, что один из основных итогов прошедшего 26—27 мая Конгресса демократических сил — кристаллизация внутри оппозиции провосточного и прозападного векторов борьбы — был во многом подготовлен благодаря их усилиям и тем внешним импульсам, которые поступают с Востока.

Так зачем белорусское телевидение взялось “грузить” телезрителей (электорат) притянутыми за уши деталями рассказа о политической активизации коммунистической оппозиции и ее лидера?

Затем, по-видимому, что проблема удержания власти для правящего режима с каждым днем становится все острее. Январский белорусско-российский конфликт весьма конкретно показал “Красному дому”, что Кремль при определенных условиях может запустить проект поиска подходящего преемника нынешнему белорусскому правителю. Во всяком случае, на следующих президентских выборах рассчитывать на безоглядную поддержку Москвы не приходится. Очередные президентские выборы будут жаркими, и к ним стоит готовиться заранее. Как кандидат в президенты, Калякин на этих выборах мог бы стать для белорусского автократа удобным спарринг-партнером. Если, конечно, создаваемый им “Союз левых партий” связать в массовом сознании с угрозой победы коммунистов, опирающихся на запад и его поддержку. Нечто подобное уже проходила Россия. Тогда политтехнологи Бориса Ельцина сумели навязать российскому общественному мнению черно-белую картину развития ситуации на президентских выборах 1996 года. Коммуниста Зюганова, претендовавшего на президентское кресло, российские СМИ позиционировали как самую большую угрозу позитивному развитию России. И россияне, как известно, выбрали из двух зол наименьшее...

До очередных президентских выборов в Беларуси еще, скорее всего, далеко. Однако вряд ли стоит сомневаться в том, что стратеги “Красного дома” руководствуются принципом, согласно которому сани следует готовить летом. Они наверняка убеждены в том, что лучше, если электорат будет знать имя “главного зла” наперед. Кроме того, в следующем году парламентские выборы. Электорат в условиях нарастания экономических и социальных проблем может откликнуться на лозунги объединившихся социал-демократов и коммунистов. Поэтому лучше заранее начать промывать мозги избирателям. Чем, собственно, и занялось БТ, фабрикуя и показывая сюжеты о коммунистическом лидере.

Интересно, догадываются ли коммунисты и их социал-демократические союзники, в какой игре их могут использовать?

Вячеслав ОРГИШ, доктор философских наук

16:42 29/06/2007




Loading...


загружаются комментарии