Цугцванг

Эту цепь наша верховная власть сковала сама себе. 13 лет поддерживая в экономике на плаву хилых и убогих, она сделала сей инвалидный статус привлекательным даже для тех, кто вполне мог бы плавать и сам. Но на кой ляд по нынешним временам брать на себя риск и ответственность? Еще, не ровен час, посадят. Куда проще гнать вал, пусть даже на склад, и бойко выполнять все, что скажут свыше. Пропасть ведь все равно не дадут.

С 2004 года доля консолидированного бюджета в валовом внутреннем продукте Беларуси возросла с 35% до 52%. Для чего произвели такую концентрацию ресурсов в руках государства? А в основном для того, чтобы кормить все тех же хилых и убогих. В их рядах ныне добрая четверть предприятий страны. Причем деградация зашла так далеко, что надежд на самостоятельное существование уже не осталось. Жизнь у них по принципу
экономического зоопарка. В клетке, конечно, тесновато, зато в кормушку хоть что-нибудь, да попадает. В джунглях не в пример вольнее, да вот беда – кормушки с готовым харчем там нет.

Четверть белорусских предприятий выбрали пусть и жидковатый, зато гарантированный харч. На нем кормятся целые отрасли. К примеру, сельское хозяйство и легкая промышленность.

«Мы взрастили целый класс содержанцев!» - ужасался заместитель главы администрации президента Леонид Анфимов на недавнем совещании у Александра Лукашенко по вопросам государственной поддержки реального сектора экономики. Сам руководитель государства тоже высказался за то, чтобы экономическую политику в стране поменять. Дескать, белорусские предприятия уже достаточно сильны, чтобы плыть самостоятельно.
Следовательно, пора прекратить их кормить из казны.

А что вы хотели, чтобы он сказал? Что как только Россия сократила энергетическое спонсорство белорусской экономики, так сразу же труднее стало находить деньги на содержание хилых и убогих? Вообще-то, так оно и есть. Но тогда надо говорить и о том, что никакого белорусского экономического чуда отродясь не существовало. А было все то же дотирование, только в межгосударственном масштабе. Однако такое признание чревато тяжелыми политическими увечьями. Потому оно и не прозвучало.

«Пришла пора не только отказаться от поддержания на плаву безнадежно лежащих предприятий, но и прекратить распыление государственных средств на неэффективные или малоэффективные проекты», – определил А.Лукашенко главную задачу предстоящих экономических перемен. Оказывается, прежде государство занималось массовой благотворительностью в производственной сфере, руководствуясь исключительно соображениями высокого гуманизма. «Раньше предприятия, коллективы надо было поддержать... мы дали 10 лет, никого не бросили», – обосновал свою экономическую политику А.Лукашенко. Теперь ситуация изменилась. Нет, избави Бог, не в финансовой сфере, а совсем в ином. Теперь, оказывается, отечественные предприятия настолько оперились, что способны на равных тягаться с зарубежными конкурентами. Поэтому можно их и бросить.

Непонятно, правда, отчего около 60% этих «высококонкурентных» предприятий не справляются с заложенными в бизнес-планах показателями. Несколько смущает также и то, что выпущенная ими продукция все больше и больше оседает на складах. Много чего порассказал на совещании и руководитель Комитета государственного контроля Зенон Ломать – о неэффективном использовании дотационных средств, о «липе» в отчетах
вместо достижения обещанных под государственную помощь показателей…

«Правительство за счет бюджета пытается скрыть свою неполноценность и плохую работу», – быстро нашел виновных А.Лукашенко. «У предприятий было более 10 лет, чтобы адаптироваться к новым условиям. Предприятия и коллективы, которые не смогли этого сделать, нам просто не нужны», - заявил он. И добавил: «Если и обвалитесь – государство от этого не погибнет, а раньше, если бы все обвалились, то и государство погибло бы. Поэтому мы вынуждены были проводить такую политику».

Беда нынешней власти, однако, в том, что она обречена проводить прежнюю политику и дальше. Если в самом деле обвалится созданный ею и приученный к бюджетной кормушке «экономический зоопарк», без работы останутся жители едва ли не всех малых городов Беларуси, которые А.Лукашенко как раз собирается возрождать. Да и многим индустриальным гигантам придется не сладко. А оппозиция и без того в иные дни выводит на улицы Минска тысячи людей. Слава Богу, пока таких, которые в толпе даже ногу никому отдавили. Но контингент-то может и поменяться. А посему первый заместитель председателя Совета Министров Владимир Семашко знал, что говорил, когда ратовал на совещании за продолжение практики государственной поддержки предприятий.

Так оно, несомненно, и будет. Июньские дожди поправили чахлые от недостатки влаги посевы, и скоро за привычной мздой на уборку урожая дружно явится аграрное лобби. Да и легкой промышленности, лишенной недавно торговых преференций при поставке товаров в Евросоюз, придется помогать.

Словом, очередь за государственными субсидиями вряд ли станет короче. Чтобы она сократилась, надо отказаться от указаний, что и сколько производить, кому и почем продавать, сколько нанимать и платить, кого и за что увольнять… А это, знаете ли, устои…

Вот только средств, чтобы их поддерживать, у власти все меньше.

В шахматах такая ситуация именуется «цугцванг». Это когда любой ход плохой.

08:17 04/07/2007




Loading...


загружаются комментарии