Обессилевший патернализм

«Если бы у нас от премьер-министра и ниже все переживали за конкретное дело, ну хотя бы как президент, у нас было бы идеальное государство» (из выступления А. Лукашенко на совещании 26. 06. 2007 г.).

Итак, наконец-то, нашли причину всех наших бед и несчастий, мешающую построить идеальное государство. Оказывается, все очень просто: президенту не повезло с народом. Не хотят наши люди «переживать за конкретное дело». Все так плохо, что найти добросовестных граждан из 10 млн. населения, дабы сформировать приличный Совет Министров во главе полноценным с премьер-министром – это непосильная задача. В итоге «правительство разбазаривает бюджет, правительство за счет бюджета
стареется скрыть свою бездеятельность и неполноценность». А что может один президент, даже очень сильно переживающий? Трагическое одиночество на фоне всеобщего равнодушия – сюжет, требующий пера Шекспира.

На совещании 26 июня А. Лукашенко объявил о смене экономической политики. Теперь государство не будет больше поддерживать из госбюджета нерентабельные предприятия. Помогать станут лишь тем, кто хорошо работает.

Это действительно серьезная корректировка политического курса. Ибо до сих пор в основе государственной политики лежала не экономическая эффективность, а политическая целесообразность. В экономике действовал социалистический принцип: ради социальной стабильности государство отнимало деньги у хорошо работающих предприятий и отдавало тем, кто работал плохо. Фактически в государственном секторе было приостановлено банкротство, введен запрет на сокращения работников.

И вот теперь президент провозгласил изменение в экономической политике государства, отказ субсидировать нерентабельных субъектов хозяйствования. Это весьма значительное изменение политической линии позволяет сделать несколько важных выводов.

Во-первых, созданная А. Лукашенко белорусская модель развития основывалась на обильных российских дотациях. Что подтверждает известную истину: социализм можно строить только на больших «халявных» ресурсах. СССР долго продержался потому, что было много нефти. Уго Чавес объявил о строительстве социализма в Венесуэле, где также огромные запасы нефти. А когда ресурсы заканчиваются, приходится отказываться от «социально ориентированного государства» и делать первые шаги к рыночным механизмам социально-экономического развития.

Обратите внимание, как только Россия объявила о переходе к рыночным отношениям с нашей страной, почти одновременно белорусские власти приняли решение существенно сократить социальные льготы населению и экономические льготы предприятиям.

Во-вторых, А. Лукашенко по существу признал, что проводившаяся до сих пор экономическая политика была неэффективной. Перераспределение ресурсов от хорошо работающих к плохо работающим не оздоровило экономику. Как и прежде около четверти предприятий остаются нерентабельными. Государственная помощь субъектам хозяйствования выявила свою неэффективность. 36% предприятиям господдержка не помогла, деньги были затрачены впустую. Такая политика породила иждивенчество, или, говоря словами президента, «полную бесконтрольность и безответственность».

Между прочим, о неэффективности проводимой экономической политики государства много лет писали независимые экономисты, говорила оппозиция. И вот эту очевидную истину, наконец, признал сам А. Лукашенко. Правда он утверждает, что такая политика позволила предприятиям адаптироваться к новым условиям хозяйствования, возникшим после распада СССР. Однако большое число нерентабельных и низкорентабельных предприятий не подтверждает эту версию.

Признание сомнительности проводимой политики разрушает систему государственной идеологии. Ведь созданная в стране социальная модель была предметом гордости руководства Беларуси. Согласно официальной идеологической конструкции, белорусская модель, основанная не перераспределительной роли государства и социальной поддержке населения, продемонстрировала свое преимущество перед другими посткоммунистическими странами, которые встали на путь реформ. И вот теперь выясняется, что это преимущество мнимое. Беларусь становится на тот же путь, что и другие государства, только с большим опозданием.

В-третьих, прошедшее совещание показало призрачность всей той социально-экономической стабильности, на которую затрачено столько пропагандистского пыла. Выяснилось, что наша экономика может существовать только на госдотациях. Сам вывод, что помогать нужно только хорошо работающим предприятиям, вызывает недоумение. Если они хорошо работают, что зачем им помогать? Во всем мире хозяйственные субъекты обращаются за деньгами в банки, а не к правительству, не тянут финансы из госбюджета. И если руководство Беларуси вдруг откажется субсидировать предприятия, то экономика может просто рухнуть. Вот такая стабильность. И это все результат предшествующей государственной политики.

Смена политического курса, если она действительно произойдет, чревата серьезными социальными, а, возможно, и политическими последствиями. Государственный патернализм был и остается цементирующей основой существующего общественного статус-кво. Без бюджетной поддержки многие предприятия существовать не смогут. И изменение экономической политики может сорвать якорь социальной стабильности. Начнутся невыплаты зарплат, рост безработицы. И как следствие – рост социальных протестов. Долгая консервация социального иждивенчества породила ситуацию, что забастовки в связи с невыплатой зарплаты у нас начинаются через 3 – 4 недели после того срока, когда она должна быть выплачена.

В результате может разрушиться основа не только социально-экономической стабильности, но и политического контракта между властью и населением («гуляш в обмен на свободу»), а также образа А. Лукашенко как хранителя статус-кво. Со всеми вытекающими отсюда последствиями для удержания власти.

Думается, А. Лукашенко прекрасно понимает все опасности и риски смены экономического курса. И поэтому не решится, по крайней мере, в ближайшем будущем что-либо существенно менять. Между прочим, он и раньше не раз обещал, что не будет больше дотировать убыточные колхозы, но всякий раз все продолжалось по-прежнему. Наверное, и теперь все ограничится косметическими мерами. Власть будет балансировать между экономической эффективностью и политической целесообразностью, вбрасывая бюджетные деньги туда, где возникнет опасность социального катаклизма.

10:55 05/07/2007




Loading...


загружаются комментарии