Российский «проект Лукашенко» закончен. Пришло время платить по счетам

Россия поставила сочный жирный крест на Лукашенко. Смачно при этом рыгнув и вдоволь попьянствовав на выпускном «минском балу». От Лукашенко Россия отказалась быстро, легко, с песней и в полном составе. Как-то даже обидно за Александра Григорьевича — парень всегда думал, что умеет хорошо разговаривать на русском языке и хорошо понимает сермяжную русскую душу. Ан нет! Оказалось, что Лукашенко так и остался провинциалом с плохой личной биографией. Абсолютный чужак в Первопрестольной.

Российский «проект Лукашенко» закончен. Пришло время платить по счетам

Уже очевидно, что сегодня — впервые за последние годы — в России сложилось некое негласное межэлитное соглашение о катастрофической непривлекательности «проекта Лукашенко». Нынешний консенсус прост и незамысловат — «Лукашенко наносит России, ее внутреннему и внешнему имиджу гораздо больший ущерб, нежели приносит какую-либо осязаемую пользу». Одним словом, минусы от дружбы с «белорусским правителем» намного увесистее, чем плюсы. А потому пора забыть о целом ряде традиционных мифов. Якобы все это время Лукашенко был полезен Кремлю в качестве красноречивого образца лубочного постсоветского диктора, которым Россия пыталась прикрывать на Западе свои антидемократические грешки («на фоне авторитарных безумств Лукашенко с избиениями оппонентов, запретом любого инакомыслия, практикой политических судебных процессов, пропагандистскими оскорблениями окружающего мира Россия выглядит вполне презентабельно»). Закончилась также эра доминирования концепции «сукин сын, но наш сукин сын». Россия слишком много (а главное — добровольно) платила за право Лукашенко царствовать в Беларуси. Но в какой-то момент этот маленький (по мировым меркам) человек вдруг начал кусать… руку, дающую ему кость. Нападки Александра Григорьевича на Москву оказались намного изощреннее и обиднее, чем на прочий мир. Судя по всему, по ту сторону условной белорусско-российской границы уже никто не сомневается в том, что издержки «белорусского проекта» намного превосходят политические и экономические доходы от поддержки Лукашенко.

А ведь совсем недавно все было совершенно иначе. В России, к вящему удовольствию Александра Григорьевича, не существовало единого (и, тем более, негативного) мнения относительно Лукашенко — его поддерживали не только маргинальные левацкие группировки, ностальгирующие по лагерному политическому устройству с «чистками», гулагами и «воронками» на ночных улицах, но также часть правящей элиты. Кто-то банально зарабатывал деньги на проекте «союзное государство». Кто-то собирал неплохой личный PR урожай на интеграционной тематике (впрочем, в этом деле всех наголову переигрывал сам Лукашенко). Кто-то просто встроился в большой бюрократический бумагооборот, который обслуживал запутанные двухсторонние отношения, и делал на этом карьеру. Кремль был вынужден учитывать это многообразие настроений, интересов, ожиданий собственных элит и стабильно поддерживать новейшие белорусско-российские мифы.

Сегодня, кроме Компартии России и лично Геннадия Зюганова, никто на дух не переносит Александра Григорьевича. Впрочем, «большая пламенная любовь» Зюганова имеет четкую финансовую подоплеку — ежегодно эмиссары Лукашенко передают около 25–30 млн. долларов на обеспечение партийных интересов российских коммунистов. В выборные годы сумма «дружественной белорусской помощи» возрастает в 3–4 раза. «Тайные деньги» проходят по двум каналам — через оффшорки (об этом много может рассказать известный русский бизнесмен Александр Бабаков) или долларовым КЭШем (наличными). Периодически фирменный поезд «Минск–Москва» доставляет в Первопрестольную неприметного курьера, который в кейсе иссиня-черного цвета перевозит энную сумму зеленных купюр. Но влияние Зюганова сегодня чрезвычайно ничтожно, а, следовательно, Лукашенко уже давно не получает той поддержки, которую он имел в России еще три года назад (до парламентских выборов 2003 года). Все это вынудило Александра Григорьевича несколько месяцев назад вырвать из своего сердца — вырвать с болью, кровью, будоражащим душу криком — признание о том, что «он не видит для себя места в большой российской политике и не жаждет продолжения какой-либо политической карьеры в России».

Упоительно-мистическое «детище» Лукашенко, родившееся еще в 1997 году (с подачи Владимира Петровича Заметалина) и достигшее своей кульминации к 2000 году  — приказало долго жить. Именно это и есть та переломная жизненная трагедия, которая отбирает все силы и соки, лишает воли и которую Лукашенко вряд ли сможет пережить. У него была мечта, ради которой он готов был совершать самые невероятные поступки. Ради которой он превратил Беларусь в криминальный оффшор. Ради которой он сломал жизни сотен людей. Ради которой он выстроил чудовищную репрессивную машину и перекрыл Беларуси путь к демократической цивилизации. Под эту мечту выстраивалась система подавления. Мечта рухнула и что осталось у Лукашенко? Маленькая, уютная Беларусь, без амбиций, новейшего оружия и стратегических ресурсов. Маленькая Беларусь, которая совершенно не соответствует личным амбициям Лукашенко. А еще — абсолютное одиночество. Впрочем, у Александра Григорьевича, который никогда не умел зарабатывать деньги, сегодня их очень много. Но что такое деньги для человека, который выше всего ценит личную вседозволенность?

Борьба за российский престол — иногда явная, чаще тайная; собирание ресурсов под этот проект — только это на протяжении многих лет мобилизовало Лукашенко, заряжало его на борьбу. А теперь ситуация радикально изменилась — великой мобилизационной цели больше нет. Не считать же такой попытку пожизненного удержания власти. Без российских ресурсов (а своих у А.Г. нет и в помине) пожизненность не обеспечишь. Кому нужен Лукашенко? Никому. От него гораздо больше вреда. Для внутренних белорусских элит вред Лукашенко определяется тем, что он явно препятствует легализации их карьер на мировых рынках, препятствует легализации их реальных состояний и постоянно держит в подвешенном состоянии («А что если завтра меня посадят за мнимые хищения?»). Для России белорусский президент вреден тем, что много берет (ресурсы, кредиты, поддержку на международной арене), и ничего не отдает взамен. Или выплачивает свои долговые обязательства скандалами, воровством газа, личными нападками. Для Беларуси Лукашенко вреден только тем, что надолго вывел страну из перечня демократических государств и поставил в один ряд с тупиковыми странами-изгоями.

Вернемся, однако, к российскому «кресту» на белорусском проекте. Судьба Лукашенко решена. Он совершено бесполезен. И с точки зрения тактики, и с точки зрения стратегии. Однако имеются две проблемы, которые мешают окончательно расставить точки над i. Первая: время. Не сегодня. Россия проводит внутреннее переформатирование. В декабре 2007 года — выборы в Госдуму. В марте 2008 года — выборы президента. После — обязательное и безжалостное решение «ошибки по имени Лукашенко». Вторая проблема: у россиян пока нет единого плана. Ключевое слово — «пока». Но есть влиятельный «смотрящий» по Беларуси — Игорь Сечин. Именно этот человек — доверенное лицо Путина — проводит встречи с эмиссарами, назначает исполнителей, собирает «бюджет свержения», консультирует кремлевских олигархов. О Сечине — позже, а пока о плохом. Россия в упор не видит достойных кандидатов в нынешней белорусской элите. А потому постарается выбрать фигуру из ближнего круга Лукашенко, сделать ее «временным и.о.» и закрепить свои права на собственность. Чтобы в последующем не морочить себе голову скупкой нового состава белорусского парламента, который в постлукашенковский период явно станет ключевым политическим органом Беларуси.

Обстоятельства не очень хорошие. С одной стороны, Россия действительно обладает рядом ресурсов, способных быстро похоронить «модель Лукашенко» и растворить Александра Григорьевича в исторической пыли. К тому же, наша северная соседка явно не хочет выпускать Беларусь из сферы своего влияния. С другой стороны, интересы российской элиты, мягко говоря, не совпадают с интересами элиты белорусской. Вне зависимости от ее — элиты — ориентации. Александр Григорьевич, из-за собственной стратегической незрелости, на корню уничтожил зарождение национальной государственнической элиты. Разрушил основы новой государственности. И теперь Беларусь ожидает либо внешняя (российская) экспансия управленческих принципов, либо внешний переворот, но естественное (внутренне) обновление власти. А потому страна и застыла в ожидании российского решения белорусской проблемы…

 


 

15:09 05/07/2007




Loading...


загружаются комментарии