Ута Цапф: Эта резолюция - не катастрофа

В последний день работы киевской сессии ПА ОБСЕ, впервые за всю историю существования этой организации принята резолюция, посвященная не какой-то глобальной проблеме, а ситуации в отдельной стране. Страна эта - Республика Беларусь.

Парламентская ассамблея призывает "выполнять международные обязательства" и придерживаться принципов, "связанных с идеей свободного и демократического государства", изменить Избирательный кодекс и ратифицировать его, приглашать ОБСЕ "участвовать в наблюдении за всеми будущими выборами", уважать право на свободу выражения мнений, соблюдать права неправительственных организаций, не чинить препятствий их законному существованию.ОБСЕ просит у Беларуси "не подвергать травле и не преследовать членов НГО, разрешать им получать международную помощь", "выпустить на свободу всех политзаключенных, провести надлежащее независимое расследование или пересмотр дел, касающихся пропавших лиц".

Белорусская делегация на сессии выступала против резолюции, т.к. посчитала, что выделение нашей страны в некий особый case для обсуждения является "несправедливым", а "проблемы выполнения обязательств перед ОБСЕ присутствуют во всех странах". Белорусов подержал и глава российской делегации Леонид Иванченко, по мнению которого "документ противоречит фундаментальному принципу ОБСЕ о суверенности и равенстве всех стран".

И тем не менее резолюция была принята большинством голосов. А ведь еще совсем недавно в Минске под эгидой ОБСЕ немецкий депутат Ута Цапф проводила семинар "Изучение возможностей для РБ в рамках европейской политики добрососедства", который многие воспринимали как начало широкомасштабного диалога между Европой и официальным Минском о демократизации и реформах.

Что стало с диалогом и не является ли киевская резолюция шагом назад после примирительного семинара, обозреватель "БелГазеты" Виктор Мартинович выяснял у председателя рабочей группы ПА ОБСЕ по Беларуси Уты ЦАПФ.

Справка "БелГазеты". Ута Цапф родилась в 1941 г. в Легнице. С 1990 г. - депутат бундестага. Член фракции социал-демократов, председатель подкомитета по разоружению, руководитель парламентской группы
"Германия-Беларусь", председатель рабочей группы Парламентской ассамблеи ОБСЕ по Беларуси. Один из основных европейских политических деятелей, вырабатывающих стратегию взаимоотношений с нашей страной.

- Как вы прокомментируете резолюцию, принятую в Киеве?

- Думаю, что эта резолюция - не катастрофа. Но я понимаю, почему белорусским парламентариям она не понравилась. Эта резолюция оправдана хотя бы в той степени, в которой она отражает ситуацию в Беларуси, и в очередной раз напоминает о тех вещах, по поводу которых Европой уже неоднократно выражалось сожаление. В то же время резолюция дает позитивное представление о смысле европейской политики добрососедства. Она демонстрирует, что и со стороны ЕС, и со стороны ОБСЕ существует желание поддержать процесс реформ, которые сделают Беларусь ближе к Европе. Так что в большей или меньшей степени резолюция была оправдана и нужна.

- Вы можете выделить основной мессидж документа?

- Резолюция обращает внимание на то, что президентские выборы в Беларуси не были честными и прозрачными, что страны - члены ОБСЕ хотели бы, чтобы Беларусь изменила свое законодательство о выборах, сделала его соответствующим стандартам этой организации. Наблюдатели от ОБСЕ должны иметь право наблюдать за белорусскими выборами в будущем.

Кроме того, резолюция формулирует что-то вроде пакета предложений, поддерживающих будущий путь Беларуси к Европе в рамках европейской политики добрососедства на базе двенадцати условий ЕС. Тех самых условий, которые Еврокомиссия сформулировала в конце 2006 г. и которые мы обсудили с политиками, представителями НГО, парламентариями и госчиновниками на семинаре "Изучение возможностей для РБ в рамках европейской политики добрососедства" в Минске в марте 2007 г.

"Это не шаг назад"

- Поскольку резолюция призывает, например, к освобождению политзаключенных, а Беларусь отказывается признать наличие у нее политических заключенных, официальный Минск расценивает этот документ как шаг назад по сравнению с семинаром. Вы согласны?

- Нет, определенно это не шаг назад. Но я понимаю, почему парламентарии, выступавшие против принятия этого документа на заседании в Киеве, назвали его "шагом назад". Дело в том, что они не хотели вообще никакой резолюции. И уж тем более они не хотели резолюции, которая критиковала определенные аспекты существования вашей страны.

Семинар, который прошел в Минске в марте, был лишь первым шагом к диалогу. Впервые за круглым столом в Минске собрались представители политических сил с двух сторон, оппозиционной и официальной. Но эту работу нужно было продолжать, а для этого важно, чтобы звучали различные мнения. Однако белорусская сторона не хочет слышать критики в свой адрес вообще. И тем не менее думаю, что резолюция не должна восприниматься в качестве фактора, осложняющего отношения между ОБСЕ и Беларусью.

Критика критиков

- После упомянутого вами минского семинара вас неоднократно критиковали. В частности, говорилось, что, мол, весь переговорный процесс на фоне продолжающихся репрессий - фарс. И вам в этом фарсе отведена роль адвоката белорусского режима…

- (Смеется.) Думаю, такие аргументы звучат только со стороны той части оппозиции, которую я критикую. Они просто не поняли, что я пытаюсь делать. Моя цель, которая первоначально приветствовалась всей оппозицией, заключалась в том, чтобы собрать вместе тех, кто находится за пределами парламента, но тем не менее хочет внести свой вклад в политику, - чиновников, представителей гражданского общества (Белорусского Хельсинкского комитета например, или Белорусской ассоциации журналистов), депутатов. Результатом этого диалога должна была стать выработка совместной стратегии реформ, призванных привести к демократизации Беларуси. Оппозиция соглашалась и с этой целью.

Но потом что-то произошло, как будто оппозицию стал раздражать сам тот факт, что я веду какие-то переговоры с депутатами парламента и официальными чиновниками. Я подверглась критике за исполнение тех целей, с которыми первоначально никто, в т.ч. и оппозиция, не спорил. Мне казалось очевидным, что ситуацию в Беларуси можно изменить исключительно путем диалога. Однако, очевидно, не все это понимают.

"Они думают, что не нуждаются в Европе"

- Председатель ЦИК Лидия Ермошина подвергла сомнению целесообразность переговоров с оппозицией по поводу изменения избирательного законодательства… Вы по-прежнему думаете, что официальный Минск будет проводить реформы?

- Я не знаю, будет или не будет, но знаю, что это в его силах. Власть может изменить избирательное законодательство, процедуру проведения выборов, отменить практику регистрации политических организаций, смягчить законодательство о СМИ, обеспечить свободу прессы, гарантировать право на объединение в профсоюзы.

Очевидно, что ныне действительно никакого желания проводить реформы не существует. Они думают, что не нуждаются в Европе, т.к. в итоге компромиссов потеряют больше, чем приобретут. В минусе будет потеря части власти, в плюсе - экономические выгоды, думают они, и выбирают власть.

Но я по-прежнему считаю важным поддерживать диалог. Приезжая в Беларусь, я постоянно говорю со всеми, и с оппозицией, и с чиновниками, открыто заявляю о тех вещах, которые в Беларуси мне не нравятся. Я подчеркиваю: вы - часть Европы, и вести себя нужно с пониманием этого. Некоторые могут расценить мое поведение как ошибочное. Или как пустую трату времени. Но у меня есть опыт долгих лет, проведенных мной в политике.

Я помню, что когда СБСЕ (Совещание по безопасности и сотрудничеству в Европе - организация, которая впоследствии институализировалась в ОБСЕ. - В. М. ) только замышлялось, было две противоположные части света - Восток и Запад, был "железный занавес", повсеместные подозрительность и вражда. И тем не менее участникам сначала СБСЕ, потом ОБСЕ удалось найти взаимопонимание, подписать соглашения о разоружении, стать друзьями. Поиск компромисса может быть довольно долгим процессом, но в белорусском случае я хочу сделать все, что от меня зависит, чтобы компромисс все-таки был найден.

На западном фронте без перемен

- На киевской конференции присутствовал новый докладчик по Беларуси - Кристиан Пил Лоренсен. Означает ли это, что вы больше не являетесь главным специалистом по Беларуси в ПА ОБСЕ?

- Г-н Лоренсен был докладчиком от Первого комитета ПА ОБСЕ. И он решил написать доклад о европейской экономической безопасности и Беларуси. Но он не собирается становиться руководителем рабочей группы по Беларуси. Он был в нашей рабочей группе на протяжении года, но теперь он выходит из ПА ОБСЕ и не сможет больше продолжать работу с нами.

- И все же даже специалистам не совсем понятно: что вообще происходит в отношениях между Беларусью и Европой? Становятся ли они лучше или ухудшаются? Мы дружим или по-прежнему пребываем в состоянии конфронтации?

- Насколько чувствую (а ответ на ваш вопрос лежит скорее в плоскости чувств, нежели размышлений и анализа), Еврокомиссия действительно делает все для того, чтобы вернуть Беларусь в формат политики добрососедства. Предлагая открыть свой офис в Минске, например. Или обещая расширение сотрудничества по образовательным, экологическим программам.

Но во всем, что касается шагов, ожидаемых от Беларуси, никакого прогресса нет. Ни намека на то, что вы готовы приступить к реформам. А потому до сих пор действуют визовые санкции, введенные после президентских выборов, потому появились новые, уже экономические санкции.

Естественно, один семинар, устроенный моей рабочей группой, не может изменить некие глобальные расклады в отношениях между ЕС и РБ. Моя роль заключалась в чем-то вроде посредничества, чтобы несколько ключевых людей в Беларуси сели за один стол и поговорили наконец друг с другом.

08:24 17/07/2007




Loading...


загружаются комментарии