Вечная невеста

Лидер белорусских социал-демократов Анатолий Левкович считает, что президент Лукашенко умело играет на противоречиях Запада и России

В последнее время Запад проявляет повышенный интерес к белорусскому вопросу. В частности, представители евроструктур ведут активные переговоры с белорусской оппозицией, в то же время предложив официальному Минску программу помощи Белоруссии, выставив условия из двадцати пунктов. Первое требование - освобождение всех политзаключенных. Второе - изменение избирательного законодательства и проведение свободных выборов. Третье - равные условия для всех средств массовой информации, как государственных, так и оппозиционных, включая возможность создания независимых электронных СМИ. Четвертое - прекращение необоснованных запретов в деятельности политических партий и общественных объединений. При этом на геополитическую составляющую белорусской действительности, а в частности, на российский фактор, обращается мало внимания. Почему это происходит и каковы перспективы взаимоотношений Москвы и Минска, "МН" рассказал лидер белорусских социал-демократов, сопредседатель Объединенных демократических сил Белоруссии (ОДС) Анатолий Левкович.

МН: Анатолий Иосифович, почему вы считаете, что диалог с российской политической элитой не должен прерываться, а наоборот, как вы говорите, обязан стать более интенсивным и действенным?

Левкович: Мы чаще всего говорим только о добрососедстве с Москвой, забывая, что многие столетия между Россией и Европой существует противостояние. От тевтонских рыцарей, Речи Посполитой и последней мировой войны до нынешних времен межэтническая напряженность существовала и существует. Ныне режим Лукашенко, словно девица на выданье - выбирает, за кого "выходить замуж". То ли прислониться к ЕС, то ли отдать предпочтение прежней привязанности - России. Это сильная позиция, но такая ситуация не может длиться долго, ведь "женихи" могут и забыть дорожку к слишком разборчивой "невесте". Запад и Россия, борясь друг с другом, дают хорошие шансы официальному Минску поиграть на противоречиях этого скрытого противостояния. Во всяком случае попиариться и покрасоваться перед своим электоратом, изображая силу и бескомпромиссность, можно вволю. Что ни сделай, все вроде бы хорошо, но это только видимость, потому что зреет ситуация, когда ни СМИ, ни статистика уже спасти положение дел в стране не смогут, потому что экономика - дама строгая, даже жестокая, и командам "сверху" не подчиняется. Если бы еще и российская власть высказалась о своем видении дальнейшего развития отношений с Белоруссией, однозначно заявив о собственном европейском пути развития, в этой прозрачности все бы увидели, что президент Лукашенко - "голый", что Запад и Россия его не поддерживают, поскольку идут в сторону демократии. У Минска не осталось бы тогда другого выбора, как стать демократической страной, с гражданским обществом, рыночной экономикой и другими атрибутами развитого европейского государства.

МН: Разве Россия не делает попыток создания своеобразного восточно-европейского союза? Во всяком случае Евразийское экономическое сообщество, по мнению многих экспертов, представляет собой здоровую клетку межгосударственного образования. Тогда Белоруссия, уже имея более тесные связи с Россией, чем другие страны СНГ, вполне могла стать матрицей новых отношений между бывшими республиками СССР, где уже не может быть места ни имперским амбициям Москвы, ни иждивенческой политике Минска.

Левкович: Это правильное предположение. Более того, именно такая стратегия была у нашего кандидата в президенты Александра Казулина. Мы обращались и к России, и к Западу. Вот только Москве надо было четче продемонстрировать свое отношение к нам. Увы, в ответ мы получили молчание. В то же время украинский опыт никак не тянет на "прозрачность" российского влияния в этом регионе. Кремль, похоже, не замечает или не хочет замечать, что в Белоруссии есть немалые силы, которые никак нельзя назвать антироссийскими. Наша партия выдвинула и поддерживает лозунг о том, что Россия была, есть и будет нашим стратегическим союзником, а Запад - стратегическим партнером. Мне могут возразить и в качестве примера назвать нефтегазовый конфликт между Москвой и Минском. Но я не считаю, что это угроза независимости Белоруссии. Да, в стране возникла сложная экономическая ситуация, но ее автор - Лукашенко, его внутренняя и внешняя политика. Почему, имея колоссальные преференции и прямые дотации от Москвы, белорусская власть не проводила экономические и политические реформы? На что ушли десятки миллиардов долларов? На укрепление личной власти? На колоссальные пиар-акции и тотальную пропаганду в СМИ успехов ныне правящего режима и "белорусского экономического чуда"? Где оно, это "чудо", если свертываются социальные программы "в самом социально ориентированном государстве СНГ"?

Не следует винить Россию в нефтегазовом конфликте, потому что он придуман в Минске. Перевод внешней политики двух стран с межличностных отношений лидеров на рельсы общепринятых в цивилизованном мире законов экономики - это благо для Белоруссии. А то, что мировые цены на углеводороды вводятся в республике поэтапно, в течение четырех лет, можно записать к заслугам Москвы, не пожелавшей сделать из своего ближайшего соседа "банановую" республику. К тому же в самой России к 2011 году цены на нефть и газ будут такими же, как и в Белоруссии, то есть на уровне мировых. Где вы здесь видите попытку лишить независимости нашу страну?

МН: Это так, но ведь вполне может сложиться ситуация, когда новые, пусть и льготные, цены на энергоносители в силу застоя белорусской экономики все-таки вызовут системный кризис, который больно ударит по наименее обеспеченным слоям населения и приведет к "бунту пустых кастрюль". Если учесть, что уже сегодня лозунги власти и крайних националистов совпадают - "За независимую Беларусь!"

Левкович: Такие вызовы и угрозы действительно существуют. Не исключен вариант эскалации холодной гражданской войны, которая уже сейчас раскалывает общество, если промолчат Россия и Запад. Режим президента Лукашенко действительно хорошо "поработал" за двенадцать лет, присвоив себе монополию на дружбу с Москвой. В том, что все белорусские оппозиционные политические силы ориентированы сугубо на Европу и США, убеждены как рядовые россияне, так и политическая элита. Прямые, в обход Кремля, договоры с регионами, личная дружба со многими губернаторами, ежегодные встречи с российскими журналистами - все это президент Лукашенко делал не просто так, показывая всем свою незаменимость как единственной политической опоры последнего союзника Москвы. Вот почему режим болезненно реагирует на любые политические контакты оппозиции с российской элитой. Попробовал в свое время "дружить" с Москвой бывший министр и посол Маринич, как тут же попал в тюрьму. То же самое, по сути, случилось и с Александром Казулиным, а совсем недавно и с бывшим депутатом и писателем-публицистом Андреем Климовым.

МН: Что же в этой ситуации делать?

Левкович: Российская элита должна однозначно проявить свое отношение к режиму Лукашенко. Высказать любую позицию, но выраженную внятно, без попытки завуалировать правду. Ведь по меньшей мере странно, что российские политические партии не стремятся накануне парламентских выборов разыграть белорусскую карту. И это при том, что энергокризис в начале года явил россиянам нового Лукашенко, который продемонстрировал далеко не дружественную позицию: угрожал, жаловался на Россию, заигрывал с другими сильными странами, делая все, чтобы Кремль вернул старые преференции. Нигде особых успехов президент не добился, кроме одного: еще больше убедил белорусский электорат в своей незаменимости. Что же касается российских избирателей, то миф о "батьке", который выступает против олигархов, американских империалистов и всех, кто грабит народ, еще не выветрился из сознания простого народа. Вот почему российские партии и не хотят с этой темой связываться, боятся, что люди их не поймут. Элита, конечно, знает, кто такой Лукашенко, но переход от осмысления ситуации в плоскость организованной деятельности, скорее всего, произойдет уже в следующем политическом сезоне.

МН: Известно, что вы де-факто создали Союз левых партий (СЛП) Белоруссии. Понятное дело, что белорусский Минюст ни за что это новое общественное объединение не зарегистрирует. Для чего тогда нужно было инициировать создание такой организации?

Левкович: Это давняя стратегия нашей партии, направленная на объединение демократической оппозиции. Наше общество расколото. Внутренняя политика действующей власти направлена на то, чтобы этот раскол постоянно расширять и углублять. Не случайно журналисты у нас в стране делятся чиновниками президентской вертикали на "честных" и "нечестных", а все остальные граждане - на "наших" и "не наших". В противовес этой политики есть социал-демократическая "Грамада", а теперь и СЛП, идеи которых соединять общество, а не раскалывать, призывать все здоровые силы к солидарности, чтобы вместе строить гражданское общество. Следует учесть, что СЛП создается в рамках объединенной демократической коалиции, в которой представлены все демократические движения страны: от самых левых до самых правых. Это закономерный процесс, который может завершиться созданием Союза правых партий.

МН: И тогда вы повторите путь российских политических партий, когда на правовом поле останутся только самые крупные игроки: левые, правые и центристы? Являются ли белорусские левые партии копией российских?

Левкович: Это не копия. Идеи, конечно, схожие, но условия их существования совершенно разные. Демократов объединил белорусский антидемократический режим. Мы держимся вместе, чтобы не пропасть поодиночке. К тому же левые в России находятся в поле системной политики. То есть их представители есть и в Госдуме, и в региональных законодательных и в исполнительных органах. У нас даже маленького шанса нет в обозримом будущем, если все останется по-прежнему, выйти на российский уровень. Нет у нас ни одной партии в системной политике.

МН: Как вы прокомментируете, что давний лозунг БНФ "За независимую Белоруссию!" стал главным девизом власти?

Левкович: Власть доросла до понимания того, что независимость является основной ценностью любого государства. По последним социсследованиям, отвечая на вопрос: "Кто больше других угрожает суверенитету Беларуси?" - 34% опрошенных назвали ЕС и США. На второе место люди поставили оппозицию - 26%. Россия оказалась с 25% на третьем месте, а Лукашенко - на четвертом (15%). В целом 73% граждан республики считают независимость абсолютной ценностью. Эти цифры говорят сами за себя, и, естественно, власть не может не учитывать ситуацию.
13:15 27/07/2007




Loading...


загружаются комментарии