Двойные стандарты

В  минувшие выходные в Казахстане состоялись парламентские выборы. Прошла только одна, пропрезидентская партия. И, хотя ни одни из прошедших в Казахстане выборов ОБСЕ не сочла свободными и справедливыми, и на этот раз европейские наблюдатели отметили движение в сторону демократии. Впрочем, как и США.

Двойные стандарты
Несмотря на серьезное сходство политических режимов Казахстана и Беларуси, казахская политика (не говоря ж об экономике) встречает на Западе значительно больше понимания.

Первое, что я увидел: я увидел оппозицию на телевидении, – не в сюжетах оперативных съемок, а круглые столы, профессиональные рекламные ролики.  Можно говорить о соблюдении пропорции представительства политических сил на ТВ, но в Беларуси такое невозможно в принципе. Причем в Казахстане некоторые диспуты между политиками, по настоянию оппозиции, демонстрировались в прямом эфире.

Второе: в целом доступ оппозиции к средствам массовой информации. Это же отмечали наблюдатели от ОБСЕ. Третье: оппозиционная пресса продается во всех киосках. А у нас, она продается, похоже, только в администрации президента – та, что осталась. Четвертое: никто – ни я, ни мои коллеги – не отмечали какого-то прессинга со стороны полиции и других органов безопасности на гостей-журналистов. И еще хотел бы отметить: в 12 ночи, после выборов Назарбаев приехал на главную площадь столицы отпраздновать итоги выборов. Площадь была безусловно огорожена, для того, чтоб пройти на нее, требовалось аккредитационное удостоверение или удостоверение наблюдателя, которые, впрочем, было не сложно получить в казахстанском ЦИК, – во всяком случае я не слышал от своих коллег о каких-либо трудностях, с этим связанных. И на площади отсутствовали разные металлоискатели, рамки, – я был даже удивлен, что так свободно можно было приблизиться к президенту.

Все эти внешние, подчерку, впечатления, создают совершенно иную картину, и, разумеется, не в пользу нашей страны.

Касательно второго вопроса отмечу, что благожелательное отношение к Казахстану является в немалой степени заслугой внешнеполитической пропаганды Казахстана. И эта пропаганда весьма профессиональна.

Известно, что в нашей стране, на государственном уровне, образование за рубежом не приветствуется. Беларусь известна другим – выдворением ЕГУ, Коласовского лицея, зарубежных преподавателей, и в целом атмосферой ксенофобии. В Казахстане же имеется президентская программа – по-русски она называется «будущее» – обучения будущей элиты за рубежом. В ней задействовано 3000 человек, отбор весьма строгий, и окончившие первые выпуски уже распределены на государственной службе, причем МИД Казахстана в значительной степени укомплектован этими молодыми ребятами. И именно они особенно заметны в проведении казахстанской внешнеполитической пропаганды. И я хотел бы еще отметить, что указом Назарбаева одно из кресел вице-премьера зарезервировано за выпускниками этой программы. Это и символическое, и вполне реальное обеспечение карьерных перспектив участников государственной образовательной программы. В Казахстане имеется такой термин – «младотурки», им обозначают родившихся в 60-х годах, именно они сегодня составляют костяк управленческой элиты. Все это позволяет проводить грамотную, взвешенную внешнюю политику, встречающую понимание у зарубежных партнеров.

И, разумеется, немыслимо, чтобы казахстанские государственные чиновники, ответственные лица позволяли ли бы себе грубые, резкие высказывания в адрес внешнеполитических партнеров.

Что же касается внешнеэкономической политики, то, как известно, в Казахстане, представлена вся таблица Менделеева, и экономическая политика построена так, чтобы не проедать природные богатства, а вкладывать их в будущее, в том числе и в образование. Успех экономических реформ Казахстана общепризнан. Там нет ни «золотых», ни «серебряных» акций, которые позволяют задним числом аннулировать сделки. Т.е. для инвесторов созданы комфортные условия, соответственно, и инвесторы мотивированы на лоббирование интересов Казахстана. Кроме того, и сам Казахстан является крупным инвестором, прежде всего, на постсоветском пространстве. Правда, попытки Казахстана приобрести в Беларуси часть акций одного из белорусских НПЗ, успехом не увенчались – так же, как и попытки других инвесторов.

Все это приводит к тому, что заинтересованность в сотрудничестве с Казахстаном чрезвычайно высока. Вплоть до того, что в день выборов в Астане гостил глава Китая. Это очень красноречивый визит. Действия же белорусского государства нацелены скорее на то, чтобы отбить охоту с ним сотрудничать.

И еще одно хотелось бы отметить: у властей и оппозиции Казахстана нет раскола по национальному вопросу. В Казахстане, при том, что 40% казахов не говорят на родном языке, государственный язык один – казахский. А русский – язык межнационального общения. Никаких репрессий в отношении русского языка не осуществляется, но установлено, что все неказахи, работающие на государственной службе, получают 20% надбавку к должностному окладу в случае, если владеют казахским языком.

Все это приводит к тому, что Запад спокойно воспримет результаты выборов в Казахстане, которые, по моим впечатлениям, явились неожиданными и для правящего класса Казахстана. Конечно, эти результаты серьезно повредят претензиям Казахстана на председательство в будущем году в ОБСЕ, но в целом оценка будет спокойной. Может быть, это и двойные стандарты: относиться с уважением к тем, кто сам проявляет уважение.

И, наконец, главное, на мой взгляд, отличие между Казахстаном и Беларусью: при безусловном ограничении демократических прав и свобод в Казахстане, при декоративном характере демократических процедур, там все же наблюдается движение к либерализации и демократизации политического режима. В то время наше государство движется в строго противоположном направлении. Именно направление изменений оказывает решающее воздействие на восприятие страны.
10:20 21/08/2007




Loading...


загружаются комментарии