Куда движется движение Милинкевича?

Ответ на этот вопрос на сайте "Наше мнение" попытался получить у экс-кандидата в президенты от демократических сил журналист Александр Томкович.

Куда движется движение Милинкевича?
А.Т.: Многие не понимают, зачем вы вообще пошли на Конгресс…

А.М.: Пошел – потому, что для Беларуси сегодня важна не радикализация отношений внутри коалиции, а консолидация всех, у кого болит душа за будущее страны. Мы не могли больше терять время на внутренние
«разборки». После президентских выборов прошло больше года. Но лидеры коалиции не смогли не только нормально организовать работу, но даже провести какие-то осмысленные акции. Не сумели создать реально
работающий исполнительный комитет. Этот узел надо было разрубить. Я считал, что следует по-новому организовать работу оппозиции. Уверен, сейчас эта организация лучше, чем была до Конгресса.

А.Т.: Это касается в первую очередь лично вас?

А.М.: Раз был руководителем, значит, и ответ должно держать первым. С этим можно было бы согласится, если бы не несколько «но». Главное из которых – блокировка очень многих вопросов со стороны руководителей ряда партий. Потому и решил согласиться с проведением Конгресса, раз его так хотят руководители партий, ибо эта инициатива была именно их. Я считал и считаю, что конгрессы проводить надо. Они могут быть очень важны и полезны. Могут быть. Если  консолидируют, если усиливается энергетика и каждый хочет и готов отдавать все силы работе. Я знал, что этот Конгресс таким не будет, демократические силы к нему не были готовы. Поэтому какое-то время вопрос о том, участвовать или нет в Конгрессе, серьезно обсуждался в нашем Движении.

По большому счету, вопрос не в том, кто будет руководить. Вопрос в выборе стратегии, то есть в том, что именно необходимо делать для улучшения ситуации в стране. От стратегии зависит и способ руководства.
Для достижения одних целей, действительно, самым приемлемым вариантом является «круглый стол» –сопредседательство равных лидеров равных субъектов. Для достижения иных целей жизненно необходимым является наличие единого лидера, единого, несмотря на любые идеологические разногласия. Серьезные расхождения заключаются именно в том,  что следует делать.

Я убежден: ядром стратегии должна быть работа с людьми, с самыми широкими слоями общества. Нужно завоевывать у них доверие. Доносить информацию. Защищать.

Часть партийных лидеров полагает, что нужно делать ставку на «круглые столы». Желательно проводить их с участием власти. Разработать такие документы, которые очень понравятся населению, и оно непременно пойдет за оппозицией.

А.Т.: Насколько я помню, сначала на Конгресс вы не хотели идти вообще?

А.М.: Моя позиция была честной и конкретной – если на Конгрессе не будет выбираться лидер, мне там делать нечего. Считаю: в сегодняшней ситуации руководить демократическими силами по ротационному принципу или «круглыми столами» бесперспективно, это есть проявлением слабости оппозиции. Более того, в условиях авторитарного режима подобное абсолютно неэффективно.

А.Т.: Многие  полагают, что именно вы и хотите быть этим самым лидером?

А.М.: Лидера нельзя выбрать, лидерами становятся – это абсолютно верное утверждение. Поэтому, наверное, руководители ряда партий были категорически против единого лидера. Они ясно понимали, что не получат
достаточной поддержки демократических активистов, ротационный принцип руководства был для них единым приемлемым выходом, позволяющим сохранить свое влияние. Я свою кандидатуру выдвигал, и это абсолютно нормально для политика, знающего свои силы и уверенного в них. Но никаких ультиматумов не было. Дескать, коли лидером будет кто-то иной, работать с ним не стану. Если тайным голосованием  избрали бы кого-то другого, я стал бы рядом с ним.

Я против того, что происходит сегодня, когда коалицией руководит аморфный «круглый стол». Опыт показывает, что толку от этого нет никакого.

Хотя я оставляю за партийными лидерами право выбрать такую схему взаимной координации, которая им желанна и выгодна. Я не создаю и не буду создавать еще одной партии.

У партий есть свои функции в борьбе за демократию, и я уважаю чужой выбор. Но дальше увязать в бесконечном переливании с пустого в порожнее не могу и не хочу. Об этом я говорил и до, и во время Конгресса.

А.Т.: Движение «За Cвабоду!» часто обвиняют в переманивании людей из политических партий. Насколько это соответствует действительности?

А.М.: Это все бессмысленные разговоры. В Беларуси огромное количество людей, готовых не жалея себя работать на будущее нашей страны. Этих людей невозможно куда-то заманить или переманить. Они будут идти вперед только вместе с теми, кто дает веру и надежду в правильность их выбора, в осуществление их мечты.

В демократических силах есть различные общественные структуры и есть политические партии, у которых одной из главных функций является борьба за власть на выборах. Для того, чтобы быть представленными во всех органах законодательной власти и претендовать на место президента.

«Рух «За Свабоду!» – это гражданское движение. Это не вертикальная структура «сверху вниз», с десятками документов, которые ограничивают возможности действия, с обязательными дисциплинарными условиями. Наши задачи несколько иные. Мы напрямую не боремся за то, чтобы  движение имело представительство в различных органах власти, поскольку в Беларуси нет полноценных выборов.

Мы ставим перед собой задачи активизации гражданского общества, защиты людей. Самые успешные образцы для подражания – польская «Солидарность» и чехословацкая Хартия.

На данном этапе главным для нас является создание условий для проведения свободных выборов. Чтобы на них могли победить демократические кандидаты. Мы предлагаем людям иные формы деятельности. Например, участие в информационной кампании, кампаниях защиты репрессированных или оказании давления на власть, обучение молодежи с тем, чтобы потом она смогла работать во властных структурах.

В нашей работе участвуют партийные и беспартийные. Два моих заместителя – партийцы, один из ОГП, второй из БНФ. Одно другому не мешает. Точно так же можно одновременно состоять в БНФ и Белорусской ассоциации журналистов. Главное, чтобы у людей хватало сил активно работать сразу в нескольких структурах.

Проблема не в совмещении форм участия в разных структурах, а в очень маленьком объеме работы и небольшой загруженности. На и это и жалуются люди. Особенно в регионах.

Кроме того, я считаю, что в условиях авторитарного режима партии не имеют шансов развиваться. Только через подобные движения. Последние события это показали весьма красноречиво. Во время президентских
выборов, когда были объедены все силы, пришло много молодежи, и партии укрепились.

«За Свабоду!» – не альтернатива политическим партиям. Сегодня только широкое общественное движение может объединить огромное количество людей. Людей, которые не идут в оппозиционные партии по очень простой причине: те не выполняют своей главной функции, то есть не представлены во властных структурах. Оппозицию туда просто не пускают. В некотором смысле партии сегодня являются клубами единомышленников. Так что мы – их перспектива.

А.Т.: И все-таки: костяк вашего движения составляют «партийцы»?

А.М.: По нашим оценкам, их только треть.

В  движении нет какой-либо бумажной бюрократии. Например, заявлений о вступлении. Люди сами определяют своих координаторов на местах. Среди них представители различных партий, беспартийные и, главное, молодежь.

К сожалению, последний Конгресс во многом замкнулся на узкопартийном представительстве и не смог привлечь тех, кто действует вне политических партий. Интеллектуалов. Аналитиков. Молодых. Тех, кто был на площади.

Это был всего лишь Конгресс партийных сил, которые ищут между собой варианты сотрудничества. Я искренне желаю им успеха. Мы же хотим привлечь к активной деятельности прежде всего тех, кто не вовлечен в партийную политику. Таких людей подавляющее большинство. На той же площади 90 процентов было именно их.

А.Т.: Вы сказали, что задачей движения не является участие в выборах. Наверное, именно это и объясняет отказ от борьбы за место в Палате представителей?

А.М.: Совершенно верно. Мы не хотим брать на себя функции партий.

Мы будем поддерживать людей вне зависимости от их партийных удостоверений. Тех, кто разделяет наши принципы и цели.

Наше движение намерено активно заниматься информационной кампанией и выдвижением представителей в избирательные комиссии. Это очень важно.

Примем также участие в мобилизационной кампании. Сам я не выдвигаюсь, но буду агитировать за всех, кто включит меня в инициативную группу. Во время местных выборов я поработал в 44 городах. Эффект был значительно большим, чем если бы я  работал в конкретном округе.

А.Т.: Многие считают, что за участие в движении «За свободу» нужно исключать из партий?

А.М.: Я знаю о подобных инициативах. К счастью, они не являются массовыми. Я  считаю исключение из партий большой ошибкой. Хотя, это конечно, внутреннее дело партий.

Сегодня, много говорится о неком конфликте в оппозиции, но он не является личностным. Мы встречаемся, контактируем, есть совместные перспективные проекты – к примру, «Европейский марш». Политическая
конкуренция всегда была, есть и будет. Это нормально. Президентская кампания как раз и показала, что я человек компромиссный и готов искать взаимопонимание. Понятно, что мы с лидером коммунистов Сергеем Калякиным придерживаемся разных политических взглядов, однако именно его я попросил возглавить мой избирательный штаб, а Анатолия Лебедько – Национальный комитет. Ибо хорошо понимал: от наших взаимоотношений зависит построение коалиции, ее реальность.

А.Т.: Вы являетесь, прежде всего, известным региональным лидером?

А.М.: Я и сегодня себя им считаю. В различных региональных структурах проработал около двадцати лет. Для меня большая честь представлять регионы, где проживают более 80% населения страны. И в столице оказался в первую очередь для того, чтобы  реализовать кампании национального масштаба. Скорее всего, в наших условиях в Гродно сделать это было бы невозможно.

Кстати, если рассматривать столицу как отдельный регион, то здесь очень большой потенциал для дальнейшего развития гражданского общества – при том, что в Минске находятся руководящие органы партий и общественных организаций. Так что можно сказать: одна из моих задач состоит в том, чтобы стать региональным лидером всех белорусов.

А.Т.: Некоторые утверждают, что за границей вы бываете больше, чем в Беларуси?

А.М.: Я всегда стараюсь держать баланс международных контактов и работы в Беларуси. Никто из политиков не ездит по белорусским регионам столько, сколько я. Между тем сегодня белорусское общество требует принципиально нового подхода к международной политике. Суть этого подхода – цивилизованная дружба со всеми соседями.

Сегодня судьба Беларуси решается не только здесь. Очень многое зависит от международной поддержки, от ситуации в других странах. Личные контакты очень важны. Никогда независимая Беларусь не имела такого
внимания, как сегодня.

Это первое. Во-вторых, как только в Беларусь придет настоящая свобода, как только будут демократическим путем избраны парламент и президент, нам потребуются новый опыт и кадры для изменения страны. Если мы будем работать только в Беларуси, наша страна так и останется провинциальной.
Сегодня именно наша работа с международным сообществом, с главами государств, позволяет народу Беларуси избежать международной изоляции, в которую нас упорно загоняет режим.

А.Т.: Говорят, за Милинкевича все решает Инна Кулей?

А.М.: Мы с женой единомышленники, я горжусь тем, что она мне помогает. Очень рад, что рядом самый близкий человек, которого я люблю, и которая стала известной еще до того, как мы поженились. Да, когда штаб Руха обсуждает какие-то вопросы, она участвует. И это вполне нормально. Еще и потому, что она хорошо руководит одной из самых успешных программ движения «За Свабоду!».


 

11:16 28/08/2007




Loading...


загружаются комментарии