Последовательность поневоле

Белорусское государство давно предпринимает усилия по консолидации нации, конструированию национальной идеи. Закономерным следствием этих усилий стало введение в образовательную систему новой дисциплины – идеологии.

Правда, идеология эта, национальную идею сформулировать не сумела, фактически целиком базируясь на советском прошлом как образе утерянного рая, победе в последней войне как точке наивысшего подвига и напряжения нации и объединительной фигуре президента как поводыря в утраченный рай в виде Союзного государства.

С момента возникновения серьезных разногласий с Россией по вопросам строительства Союзного государства, как складывается впечатление, предпринимает разнонаправленные усилия, по поиску иных, специфических основ национальной идеи. Это и лозунг последних выборов «За независимую Беларусь», и планы по универсализации белорусского правописания, и некоторый пересмотр национальной истории, и, наконец, выступление Лукашенко 2 сентября, по случаю Дня белорусской письменности на белорусском языке. При этом в Шклове, где этот праздник проходил, устанавливается памятник русскому генералу, из программы по литературе исключаются белорусские писатели и даже произведения белорусских классиков. В каком направлении ведутся поиски национальной идеи? Чем это направлении обусловлено? Отчего это столь стохастические и противоречивые поиски?

Владимир Мацкевич: История детерминирована совсем иначе, чем природа. Она подчиняется не причинным закономерностям, а, скорее, руководствуется логическим следованием. Это означает, что, сказавши «А» рано или поздно придется произнести «Б», даже если этого очень не хочется. Многие белорусы отличаются потрясающей стыдливостью или застенчивостью, в частности и идеологи белорусского режима, включая и самого президента Беларуси.

Начиная с нового столетия/нового тысячелетия, внешне- и внутриполитическая ориентация Беларуси претерпела достаточно сильные изменения. Взят курс не то чтобы на национализм, но на самобытность, подчеркивание своей уникальности, и, наконец, декларацию какого-то особого, уникального пути. Заявляется уникальность этого собственного пути, но, при этом, не объявляется нациетворение, нациестроительство, государствотворение. Поэтому ищутся всякие эвфемизмы, обходные пути, недоговорки, оговорки и так далее. Я сказал бы так: при заимствовании лозунгов национализма, стыдливость, о которой я говорил выше, все равно проявляется, и поэтому настоящего направления нет, есть шараханье. Вместо того, чтобы декларативно, четко и понятно объяснить, что, как бы там ни было, Беларусь на сегодняшний день стала самостоятельной (и обречена становиться и далее) нацией и государством. И отсюда вытекает целый ряд задач, которые необходимо выполнить. Не придумывать, например, белорусскую русскоязычную литературу, не вписывать в белорусскую литературу какие-то имена и вычеркивать другие (это, впрочем, и без меня хорошо показал Лявон Борщевский в «Нашей ниве»), а начинать создавать образовательный фундамент знания истории, литературы и т.д. На сегодняшний ничего этого нет. Отсюда и вот такие непоследовательные действия. Что касается памятника Зоричу в Шклове, то действительно, – с одной стороны, это русский генерал, который появился в Шклове именно после раздела Речи Посполитой, с другой стороны Зорич – действительно культурный герой для этой части Беларуси. Поэтому как бы одной рукой делается нечто с исторической памятью, другой рукой – эта память зачеркивается.

Тем не менее, непоследовательность рано или поздно придется прекратить. Но на сегодняшний день она порождает вот такие фантомы. Когда антинациональные речи произносятся на белорусском языке, и наоборот.

Вообще говоря, формулировка национальной идеи случается апостериори. Т.е. после того, как происходит сколь-нибудь четкое, явное построение нации. Потом те, кто рефлектируют это явление, выводят формулировку национальной идеи. Как правило, в момент творения нации, ни у кого в голове не возникает, что требуется какая-то сформулированная национальная идея – она есть, она ими движет. Собственно говоря, идеи креативны, они движут людьми, вне зависимости от того, насколько красиво и поэтично они сформулированы. Поэтому сейчас, вместо того, чтобы естественным, нормальным путем складывать нацию, идет попытка создать, подобно Франкенштейну, искусственного человека, нацию пытаются создать из каких-то искусственных компонентов, вырастить ее в пробирке. И поэтому силятся придумать формулировки, которые могут возникнуть только апостериори. Никто никогда не создавал нацию, формулируя эти идеи. Иное дело мифы, архетипы, и т.д. У белорусов сегодня достаточно мифов, легенд и архетипов, приводящих людей в общее движение. Собственно, поэтому сегодняшний режим, несмотря на все декларации, движется к независимости, а не назад, в Россию.


 

10:38 03/09/2007




Loading...


загружаются комментарии