Олег Волчек требует ликвидации списка "Д"

Правозащитник Олег Волчек обратился с жалобой в Генеральную прокуратуру Республики Беларусь с требованием проведения проверки законности создания списка граждан под грифом «Д», куда вошли активисты оппозиции, независимые журналисты, правозащитники.

Это - тот самый знаменитый список, при попадании в который человек подвергается обязательному досмотру при пересечении границы. Ущемление прав граждан, находящихся в списках «Д», касается многих наших коллег. Поэтому приводим текст жалобы полностью для образца жалоб в Генеральную прокуратуру по поводу каждого такого нарушения.


Генеральному прокурору Республики Беларусь
П.П. Миклашевичу

Волчека Олега Константиновича
копия: офис ОБСЕ в Минске

Ж А Л О Б А

Конституция Республики Беларусь гарантирует каждому гражданину право свободно выражать свои взгляды, мнения, любая дискриминация личности запрещена независимо, каких взглядов придерживается гражданин. Однако данные принципы Основного закона страны применяются выборочно к гражданам. Если ты выступаешь с критикой против действующей власти, то в отношении такого человека применяются незаконные ограничения со стороны правоохранительных органов.

Год назад я официально узнал, что руководство пограничных войск и таможенных органов внесло меня в список под так называемым грифом «Д». В этом списке состоят активисты демократических неправительственных организаций, оппозиционных партий, независимых профсоюзов, журналисты негосударственных изданий. Чем чревато то, что ты внесен в список под грифом «Д»?

1) При пересечении государственной границы Республики Беларусь данный гражданин задерживается таможенниками и пограничниками до 3-х часов;

2) Начальник пограничного наряда по заданию правоохранительных органов выписывает поручение для таможенного органа на проведение специальных мероприятий в отношении задержанного лица. Предметом досмотра являются его личные вещи. Гражданину разъясняется, что целью осмотра является выяснение наличия у него материалов антиконституционной направленности;

3) Досмотр проводят в присутствии начальника пограничного наряда и начальника таможни дежурной смены на контрольно-пропускном пункте;

4) После окончания данной процедуры составляется рапорт, как таможенными органами, так и пограничниками, в котором указываются данные о личности, с кем он передвигается, какие вещи везет с собой, на каком транспорте пересекает границу, сколько денег везет с собой, а также указывается, кто дает команду на пропуск через границу;

5) Составляется акт таможенного досмотра в 4-х экземпляров, который подписывается сотрудником таможни и задержанным человеком;

6) После прохождения такого досмотра гражданин ждет разрешение от начальника пограничного наряда на право пересечения границы. Право на пересечения границы дает дежурный офицер по пограничным войскам, который находится в Минске. Только после его разрешения гражданин может дальше ехать по своим делам.

7) При проведении таких процедур гражданина могут снять с поезда, автобуса.

Данная информация получена мною при ознакомлении с двумя административными делами в отношении меня, когда у меня были изъяты несколько книг «Выборы Президента Республики Беларусь в 2006 году. Факты и комментарии» и одна книга «Хроника государственной подлости. Что, как и почему случилось с Юрием Захаренко?». В данных материалах содержится достаточно информации, что в отношении меня ведет незаконный сбор оперативной информации. Ни таможенники, ни пограничники, проводившие досмотры, не поясняли, кто дал команду внести меня в этот «черный список». Однако мне стало известно, что о внесении меня и других лидеров оппозиции в данный список для тщательного досмотра пограничниками и таможенниками под грифом «Д» дает указание высшее руководство КГБ РБ, поскольку сами пограничники не отрицали факт, что эта команда идет сверху от их начальства.

Изъятые у меня книги не возвращены, поскольку бывший Председатель КГБ РБ Степан Сухоренко посчитал, что они могут принести вред политическим интересам и государственной безопасности Республики Беларусь. На запрос Белорусского Хельсинского Комитета в КГБ РБ, на каком основании книги признаны запрещенными, ответ не получен до настоящего времени.

О том, что я попал в список под грифом «Д», я узнал 20 августа 2006 года. С того момента я пересекал государственную границу около десяти раз. При этом независимо, пересекаю ли я границу в Гродно, Бресте, Ошмянах или в Национальном аэропорту, я всегда подвергаюсь такой процедуре. Свидетелем такого особого контроля была заместитель посла Офиса ОБСЕ в Минске Фиона Фрейзер, когда меня и руководителя Фонда
Л.Сапего Мирослава Кобасу остановили для досмотра. Пока шла эта процедура, самолет на Вену был задержан на 20 минут. Свидетелем данного инцидента была также депутат Парламента Ольга Абрамова, которая летела на данную конференцию.

Я считаю, что меня внесли в этот список по политически мотивам. В настоящее время я возглавляю юридическую службу экс-кандидата в Президенты Республики Беларусь А.В.Козулина и являюсь официальным представителем семьи экс-министра МВД РБ Юрия Захаренко.

Все действия пограничных и таможенных органов считаю незаконными, поскольку в их функции не входит проводить сбор оперативной информации в отношении лиц, пересекающих государственную границу, а тем более, создавать списки для особо контроля в отношении активистов и лидеров оппозиции.

Но не только пограничники и таможенники сообщили мне, что в отношении некоторых членов демократических сил ведется негласный сбор оперативной информации. То, что за мною ведет незаконный сыск КГБ РБ, подтвердили сами работники прокуратуры города Минска.

В середине мая этого года меня вызвал помощник прокурора по надзору за исполнением законодательства и законностью правовых актов прокуратуры г. Минска Жук С.В. Он вызвал меня, чтобы я дал объяснение по распространению информационно-правового бюллетеня «Домашний адвокат» и представил мне один экземпляр данного издания. При этом показал письмо за подписью бывшего начальника КГБ по Минску и Минской области И.Кузнецова.

В письме указывалось, что в отношении меня КГБ проводилась проверка на предмет распространения бюллетеня «Домашний адвокат». По результатам проверки установлено, что якобы я занимаюсь незаконной деятельностью, издавая данный бюллетень. КГБ просит прокурора города дать юридическую оценку моим действиям на предмет моего участия в незарегистрированной Гражданской инициативе «Правовая помощь населению». Меня это возмутило, поскольку около сотни таких бюллетеней распространяется в Беларуси, но именно «Домашний адвокат» заинтересовал КГБ. Я обратился к прокурору отдела, чтобы мне дали копию данного документа для обжалования в суд о проведении в отношении меня незаконных оперативных действий со стороны КГБ РБ.

Однако во время моего знакомства с материалами проверки оказалось, что в нарушение делопроизводства, мое объяснение и письмо исчезли из дела. Жук С.В. сказал, что письма за подписью И.Кузнецова в материалах проверки не было, просто мне это показалось. Я написал две жалобы на имя прокурора города Минска. Начальник отдела Жданович В.В. и заместитель прокурора города Минска Стук А.К. нагло в ответе врут, что в материалах проверки такого письма не было. Т.е. мне стало очевидно, что если бы были законные основании о слежке за мной КГБ РБ, то данное письмо никуда бы не исчезло, а было при материалах дела.

Господин Генеральный прокурор!

Я напомню Вам, что во время президентской кампании в 2006 году Вы лично встречались с кандидатом в Президенты РБ А.В. Козулиным. На этой встрече А.В. Козулин указал, что в отношении него ведется наблюдение спецслужбами, а также к нему поступает информация, что эти структуры готовят в отношении него провокации. При этом он дал Вам номера автомобилей, которые постоянно осуществляли за ним слежку. Неужели было так сложно определить, к какой спецслужбе относятся эти автомобили? Но Вы тогда не приняли данную информацию к сведению и не приняли мер безопасности в отношении кандидата в Президенты РБ А.В. Козулина. После этого последовали события 2 и 25 марта 2006 года, когда А.В. Козулин был жестоко избит сотрудниками спецподразделений.

Все выше указанные факты подтверждают, что за членами оппозиции ведутся негласно оперативно-розыскные мероприятия КГБ РБ. Такие мероприятия возможны только с санкции прокурора и только в отношении лиц, совершивших или подозреваемых в совершении уголовных преступлений. Так что - нас активистов и лидеров демократических сил причислили к уголовным элементам? Для подтверждения моих доводов опросите пограничников и таможенников. Фамилии их указаны в актах таможенного досмотра. А также опросите помощника прокурора Жука С.В., пусть расскажет, по чьей команде он незаконно изъял из материалов проверки мое объяснение и письмо КГБ, и где оно сейчас хранится.

На основании вышеизложенного, руководствуясь ст.40 Конституции РБ,

П Р О Ш У :

1. Сообщить, на каком основании КГБ РБ создал списки под грифом «Д», в которые внесли активистов и лидеров демократических сил Беларуси.

2. Внести представление в КГБ РБ, пограничные войска и таможенные органы об устранении таких списков, поскольку это нарушает права человека.

3. Истребовать из КГБ РБ информацию, кто из должностных лиц проводил анализ книг «Хроника государственной подлости. Что, как и почему случилось с генералом Юрием Захаренко?» и «Выборы президента Республики Беларусь в 2006 году. Факты. Комментарии» на предмет того, могут ли они причинить вред политическим интересам и государственной безопасности Республики Беларусь.

4. Истребовать материалы из прокуратуры города Минска в отношении меня по факту распространения бюллетеня «Домашний адвокат» и предоставить мне возможность ознакомиться с письмом КГБ РБ за подписью И. Кузнецова.

5. О принятом решении прошу уведомить меня письменно.

 

15:52 05/09/2007




Loading...


загружаются комментарии