Рефлексы вместо политики

C политикой белорусских властей происходит что-то невероятное, даже сюрреалистическое. Заместитель министра иностранных дел Беларуси В. Воронецкий на конференции в Брюсселе говорил о сотрудничестве с ЕС в сфере экономики, энергетики. А в это же время министр иностранных дел С. Мартынов в Иране на министерской встрече Движения неприсоединения обсуждал проблему прав человека. По традиции и привычной логике все должно быть с точностью до наоборот.

Эти визиты руководителей МИДа весьма четко демонстрируют приоритеты нашей внешней политики. На конференции ЕС по политике добрососедства со странами, граничащими с государствами Европейского союза, ее участники были представлены министрами иностранных дел. От Беларуси приехал заместитель министра.

Сам же глава МИДа С. Мартынов поехал в Иран обсуждать проблему, которая в этом месте и с этим составом участников не имеет никакого практического смысла, а лишь призвана поставить некую пропагандистскую завесу. Особенно с учетом того, что председателем Движения неприсоединения является Куба, множество раз осужденная международными организациями за грубейшее нарушение прав человека.

В самом факте приглашения Беларуси на европейскую конференцию нет ничего необычного. На нашу страну по чисто формальным основаниям распространяется объявленная ЕС политика добрососедства, хоть Минск и Брюссель не подписали соответствующего соглашения. Европейский союз выдвинул 12 условий, направленных на демократизацию внутренней политики Беларуси. И лишь после их выполнения ЕС готов распространить свою программу добрососедства на нашу страну. Белорусские власти отказываются даже обсуждать вопросы демократии и прав человека, а предлагают развивать лишь экономическое сотрудничество.

Еще в январе, сразу же после напугавшего Европу белорусско-российского нефтегазового конфликта А. Лукашенко предложил ЕС совместные проекты в сфере энергетики. Потом эта инициатива была несколько раз подтверждена официальными лицами Беларуси. Поскольку никакой конкретной информации на эту тему не последовало, журналисты оживленно обсуждали ее на разные лады и гадали, что бы это могло быть.

В выступлении заместителя министра иностранных дел Беларуси В. Воронецкого на конференции в Брюсселе тоже было мало конкретики.

Он в самом общем плане говорил о развитии экономического сотрудничества, в том числе в энергетической сфере, пригласил европейских бизнесменов инвестировать в нашу экономику и др. В целом выступление было дежурным, практически никаких новых идей не прозвучало, а о 12 условиях, выдвинутых ЕС, даже не упоминалось. Иначе говоря, заместитель министра приехал в Брюссель с пустыми руками.

Через день после выступления В. Воронецкого представитель Министерства энергетики Беларуси озвучил первое конкретное предложение в энергетической сфере. Оно предусматривает модернизацию линии электропередач «Россь–Белосток», чтобы создать электроэнергетическое кольцо с ЕС. Ни в коей мере не ставя под сомнение важность этого проекта, все же следует признать, что масштаб его совсем не впечатляет, он носит локальный характер и вряд ли всерьез заинтересует Брюссель. Гора родила мышь.

Таким образом, выясняется, что загадка, которую долго пытались разгадать журналисты, на самом деле просто не существует. Никаких серьезных предложений Европе в сфере энергетики у официального Минска просто нет. Равно как и в других сферах. Например, то же приглашение европейских инвесторов в Беларусь имело бы смысл, если бы здесь была объявлена масштабная приватизация. Однако этого нет, власти не принимают никаких мер по либерализации бизнес-климата. Иначе говоря, у белорусского руководства нет товара, который бы оно могло продать ЕС, чтобы в обмен на него Европа согласилась закрыть глаза на нарушение прав человека и снять выдвинутые 12 условий.

Предложение Минска по упрощению визовых отношений между Беларусью и ЕС носит несколько демагогический и даже лицемерный характер. Ведь Брюссель вовсе не против этого, но увязывает визовый вопрос в один пакет с выполнением Беларусью 12 условий по демократизации внутриполитической жизни в нашей стране. Белорусские власти тщательно скрывают этот факт и одновременно выдвигают претензии Европе, которая, якобы, нарушает права наших граждан на свободу передвижения.

Вообще трудно поверить, что руководство Беларуси вдруг озаботилось созданием благоприятных условий для поездок белорусов в Европу. До сих пор наши власти, наоборот, возводили всевозможные барьеры на этом пути. Три года назад А. Лукашенко потребовал резко сократить усыновление белорусских детей зарубежными гражданами, поездки белорусских детей на оздоровление за границу, чтобы они там не набирались буржуазной заразы. Было введено правило, согласно которому для выезда студентов за пределы Беларуси требуется разрешение Министерства образования. Закрыто большинство брачных агентств, организаций, занимавшихся трудоустройством белорусов за границей и др.

Несколько странно, что белорусская оппозиция в вопросе упрощения визового режима со странами ЕС занимает такую же позицию, что и официальный Минск. Вместо того чтобы указать на власть как главного виновника проблем с поездкой наших граждан в Европу, оппозиционные лидеры почему-то переводят стрелки на Брюссель.

Наблюдая за шагами и действиями белорусских властей, создается впечатление, что чем дальше, тем больше никакой осмысленной политики нет, есть лишь инстинктивные, рефлексивные шараханья из одной стороны в другую без ясных планов и целей. В качестве примера возьмем тот же проект с модернизацией линии электропередач «Россь–Белосток», предусматривающей поставки электроэнергии в Польшу. Казалось бы, для его реализации естественным было бы наладить с этой страной нормальные добрососедские отношения. А что мы имеем в реальности? Как раз в момент, когда прозвучало это предложение, в Беларуси проходит шумно анонсированный полтора месяца назад суд над польскими шпионами. А совсем недавно известных польских политиков не впустили в Беларусь, что было, как обычно, изящно прокомментировано А. Лукашенко: «Дали им по морде и правильно сделали». Наверно именно в этих словах, а не в дипломатически выверенном выступлении В. Воронецкого, выражена квинтэссенция внешней политики Беларуси.

И, кстати, политическим фоном пребывания заместителя министра иностранных дел в Брюсселе в самой Беларуси стали суды над активистами «Молодого фронта», сопровождавшиеся массовыми задержаниями оппозиционеров.

Если продолжить эту тему, то, как и во внешней политике, репрессии против политических оппонентов в последнее время приобретают характер того же безусловного рефлекса на бессознательном уровне. Ибо политика, основанная на принципе «душить все, что шевелится», на каком-то этапе начинает становиться бессмысленной, не только не решает поставленную задачу (запугать несогласных), но дает обратный эффект, приносит властям больше вреда, чем пользы. Какой практический смысл задерживать оппозиционных активистов, собравшихся на Крапивенском поле, вдали от людских глаз праздновать годовщину Оршанской битвы?

Зачем спецназу врываться на спектакль «Свободного театра», захватывать свыше 50 участников, включая театральных деятелей из Франции, что сопровождалось громким международным скандалом?
Или суд в Солигорске над несовершеннолетним молодофронтовцем Иваном Шило. Сама по себе расправа над детьми вряд ли добавляет авторитета властям. Мало того, суд сопровождался приездом из Минска большой группы оппозиционеров, которые устроили акцию поддержки, и «хапуном» тоже прибывшего из столицы спецназа. В результате власти сами взбудоражили город, дали возможность оппозиции устроить в Солигорске демонстрацию, а И. Шило, получивший предупреждение, стал героем в глазах местной молодежи. Спрашивается, на кого сработала солигорская вертикаль?

Создается впечатление, что эта репрессивная машина потеряла политические ориентиры и действует на автопилоте. Она стала неуправляемой и действует с тупой методичностью, не задумываясь над смыслом собственных действий.

13:13 14/09/2007




Loading...


загружаются комментарии