Уходящая натура

Когда я слышу версию, что Коноплев готовил государственный переворот и поэтому теперь вынужден идти в отставку – мне смешно. Коноплев не мог играть свою игру по той же причине, по которой куры не летают.

Уходящая натура

Влиятельность спикера Палаты представителей – это, конечно, не миф, но базировалась она исключительно на близости к Лукашенко: там подписал нужную бумагу, здесь протолкнул «правильного» человека, тут прикрыл перспективный проект…  Но никогда и ни в чем Коноплев не проявлял себя как самостоятельная фигура. Подчеркнуто зависимый, подчеркнуто преданный, подчеркнуто ничего не решающий в государственном масштабе, во власти он нашел себе иное утешение – покровительство бизнесу и все блага тому сопутствующие.

Владимир Николаевич, вероятно, искренне надеялся, что продержится с Лукашенко до конца. Но проблема в том, что очень уж ограниченна в Беларуси поляна для бизнеса, а вот сопутствующие ему блага воодушевляют многих. И нашелся человек, более близкий к Лукашенко, более преданный, который заявил свои права на эту поляну.

Виктор Лукашенко – новое явление белорусских реалий. Еще недавно он за руку здоровался с каждым постовым в Министерстве иностранных дел, а сегодня приезжает на работу в Администрацию с почти президентским кортежем. Преемник?..

Чем чаще Лукашенко старший говорит, что не видит в старшем сыне преемника, тем активнее обсуждается этот сценарий: такова уж особенность белорусского руководителя – он наиболее органичен, когда лжет. Гуляет даже версия: мол, возле Виктора Лукашенко группируется прогрессивное крыло – Владимир Макей, Наталья Петкевич, Олег Пролесковский, Юрий Жадобин… Вот уж действительно «прогрессивный набор»: что ни фамилия – то особые «заслуги» перед белорусской демократией. Но некоторые аналитики на полном серьезе считают, что именно эти люди неимоверными усилиями толкают режим к демократической эволюции, инициируют переговоры с Европой, противостоят союзу с Россией. Удивительно, как в этот список не попал Коноплев, ведь именно он – второе лицо государства – встречался с председателем ПАСЕ Рене Ван дер Линденом и мудрствовал о суверенитете, который мы не отдадим; в конце концов именно он гушкал маленького Витю Лукашенко (а, возможно, даже крестил)…

Предложить переговоры Европе Лукашенко вынудило чувство самосохранения, а отнюдь не некая структурная оппозиция. Сомневаюсь даже, что Виктор Лукашенко произнес хотя бы одно слово при обсуждении этой важной проблемы. Зато он неизменно присутствует на всех совещаниях, где речь идет о деньгах. Иногда даже до неприличия доходит: с участием Лукашенко-старшего обсуждается проект строительства завода по утилизации бытового мусора, а визави – помощник по национальной безопасности Лукашенко-младший, будто на том заводе мины будут утилизировать. И это не кулуарные сплетни, это БТ показало столь интимные подробности из жизни семьи.

Один российский бизнесмен рассказывал мне о своих встречах с потенциальным наследником белорусского престола. Говорит, что нормальный парень этот Виктор Лукашенко, по крайней мере, доверительно признался, что на политику ему наплевать, и что ему совершенно безразлично, где делать деньги – в России или в Венесуэле.  Очень внятная позиция, которая (как минимум) кажется более правдоподобной, чем сложные построения, базирующиеся на политических амбициях.

Александр Лукашенко не доверяет никому, но все-таки собственному сыну доверяет больше, чем друзьям детства или соучастникам предвыборного шоу в Лиозно. Именно поэтому в Администрации появился Виктор, именно поэтому ему позволено формировать команду и ставить своих людей на важные посты. Молодые волки во главе с Виктором Лукашенко уже свалили Владимира Коноплева и активно теснят Виктора Шеймана. Но логика событий такова, что Лукашенко всегда убирал тех, чья фамилия начинает подразумевать наличие неких союзников, некоего подобия команды. По этой причине Коноплев и Шейман давно стали кандидатами на вылет, но в силу разных жизненных узлов расстаться с ними оказалось не очень просто. И в этом смысле Виктор для Лукашенко-старшего – это сегодня не способ передачи власти, а способ ее укрепления. Не нужны ему «серые кардиналы», они особенно опасны именно тогда, когда кресло шатается, когда и Запад, и Восток ищут в ближайшем окружении преемника. Нужны те, кто «никто» и которых зовут «никак», которым рано на пенсию и которые зубами будут держаться за новый статус. И которых без лишних церемоний можно будет выставить при первом же неверном повороте головы.

Лично мне нравится проект «Преемник». Но последние события совсем не означают, что он запущен в реализацию, и что Лукашенко-старший готов отдать власть. Это может быть ложный след для тех, кто действительно ищет преемника белорусскому лидеру. Ведь что бы мы ни говорили о нынешней власти, но менталитет белорусов она чувствует хорошо. И если только Лукашенко объявит Виктора преемником, то запустит механизм ненависти к собственной фамилии. В 1994-м он победил именно потому, что не был чьим-то сынком, братом или  сватом, и менталитет белорусов с того времени не изменился. Конечно, можно нарисовать себе любые цифры, но ненависти большинства противостоять невозможно. 

 

08:48 18/09/2007




Loading...


загружаются комментарии