Возможна ли в Беларуси авторитарная трансформация?

Сегодня абсолютное большинство экспертов приходят к выводу, что белорусская социальная модель в своем нынешнем виде долго существовать не сможет. Ибо решающим условием ее функционирования были российские субсидии в виде дешевых энергоресурсов. После того, как Россия начала переход на рыночные отношения с Беларусью, возникла принципиально новая ситуация. Вопрос о перспективах белорусской модели встал с новой силой перед всеми политическими актерами, прежде всего, перед руководством государства.

Большинство прогнозов сводятся к тезису, что с переходом на рыночные цены возникнет экономический, социальный, а затем и политический кризис, в результате которого произойдет крах нынешнего режима, приход к власти новых политических сил, под руководством которых произойдет трансформация Беларуси в направлении рынка и демократии. Такой вариант возможен, но он не единственный, и может быть, не самый вероятный.

Философ Петр Рудковский назвал нынешнюю белорусскую систему «авторитаризмом модернового типа». На сегодняшний день это явное преувеличение. Однако насколько вероятно такое развитие в перспективе? Способна ли нынешняя модель и ее архитектор к рыночной эволюции под воздействием внешних обстоятельств?

На наш взгляд, не менее вероятным, чем крах существующей модели, является путь авторитарной трансформации, т. е. создание экономической системы с параллельным существованием государственного и частного сектора, способной обеспечить инновационное развитие при сохранении нынешнего политического режима. Что-то наподобие китайского пути. Инстинкт выживания будет подталкивать Лукашенко следовать в этом направлении.

Кстати, «азиатские тигры» проделали свой прыжок в модерн при очень активной роли государства. Однако есть два принципиальных момента, отличающих их эволюцию от белорусской ситуации. Во-первых, Тайвань, Гонконг, Сингапур, Южная Корея и другие азиатские страны проделали свой путь в «тигры», находясь на стадии индустриального общества. Беларусь же сейчас находится на более высокой стадии исторического развития, фактически вступила в постиндустриальный этап.

Во-вторых, правившие там политические режимы были по своей идеологии и политике правыми. А режим Лукашенко - режим левого, эгалитарного типа. Он базируется на советском наследстве, идее социальной справедливости, широкой социальной защите населения, отрицании рынка как регулятора экономических отношений, доминирующей роли государства в экономике. Легитимность Лукашенко во многом основана на мифе, что в Беларуси построено общество без богатых. Мало того, белорусская социальная модель очень идеологизированная и поэтому самая антизападная на постсоветском
пространстве.

Но авторитарная трансформация невозможна без запуска рыночных механизмов, определенной степени экономической свободы, значительного социального расслоения общества, принятия элементов западных ценностей. Чтобы осуществить такое политическое сальто-мортале, Лукашенко придется поменять идейную парадигму, сменить идею порядка и стабильности на идею развития, образ реставратора и охранителя на образ модернизатора.

Понятно, на этом пути Лукашенко ожидает немало опасностей. Выделим лишь две главные. (Политическое мировоззрение президента Беларуси, на наш взгляд, не является препятствием, ибо власть для него много важнее идейных принципов). Прежде всего, теперешняя белорусская модель очень органичная. Все ее элементы жестко сцеплены, хорошо подогнаны один к одному, дополняют, поддерживают и страхуют друг  друга. Она не допускает существования никаких автономных подсистем. В такой системе выпадение одного кирпичика может быстро повалить всю пирамиду.

Лукашенко это понимает, поэтому сильно боится любых изменений, пытается из последних сил сохранить в неприкосновенности свое детище, которое обеспечило ему 13 лет стабильного властвования. И пойдет на реформы только при условии, что угрозы и риски от сохранения системы станут большими, чем издержки от преобразований. Именно такая ситуация сейчас созревает. Поэтому в любом случае трансформация будет медленной, осторожной, ползучей, постоянно балансирующей между реформами и консервацией статус-кво, между Западом и Россией, между различными социальными слоями и элитными группами.

И вот здесь как раз возникает вторая опасность. Ему нужно будет поменять электорат, сделать своей социальной опорой средний класс, молодежь. Этому способствует начавшийся в стране потребительский бум. Беларусь вступает в эпоху потребительского общества. Лукашенко удачно оседлал эту тенденцию, объявив это своей заслугой и назвав потребление в качестве центрального звена национальной идеи.

При этом Лукашенко, видимо, придется отдавать коммунистам значительную часть своего исконного электората, людей, не вписавшихся в процесс трансформации. (Возможно, Лукашенко уже инстинктивно чувствует необходимость такого поворота и поэтому направляет основной удар репрессий против левых партий: Белорусской Партии труда, Партии коммунистов белорусской, Белорусской партии женщин «Надзея»).

Успешный опыт Китая и Вьетнама показывает, что возможна модернизация под руководством левых режимов даже во главе с Коммунистической партией.

Пока в экспертном сообществе идут дискуссии, правящая команда уже сделала первые шаги по этому пути. Государство сбросило большинство социальных льгот. Объявлено о сокращении госдотаций промышленным предприятиям и колхозам. Приоткрыты двери перед иностранным капиталом. Началась продажа отдельных предприятий («Мотовело»), госпакетов акций (ООО «Velcom»), банков («Славнефтебанк») зарубежным компаниям. Власти перешли к активному внешнему заимствованию финансовых ресурсов, страна получила кредитный рейтинг. С опозданием на десяток лет институты власти активно включились в процесс формирования нации. (Правда, нация получается совсем не похожей на национальный проект белорусских «адраджэнцаў», но белорусский лидер использует тот строительный материал, который есть в наличии, т.е. те элементы массового сознания, которые доминируют в обществе).

Конечно, можно сказать, что все это - имитация реформ, они не решают вставших перед страной проблем. Но, с другой стороны, и настоящих проблем пока еще не возникло. Поэтому сделанные шаги адекватны остроте теперешней ситуации.

Рыночная трансформация под прикрытием левых лозунгов и популистской диктатуры. Почему бы нет?

11:28 01/10/2007




Loading...


загружаются комментарии