Дмитрий Бородко: Они в Бога не верят

На днях из спецприемника-распределителя на Окрестина вышел на свободу член оргкомитета Европейского марша, демократический активист Дмитрий Бородко. В день, когда Бородку несправедливо приговорили к 15 суткам ареста, его супруга Валентина родила двойню. Внезапный арест мужа вызвал у женщины преждевременные роды.

«В последний раз я отбывал арест на Окрестина несколько лет назад. Надо сказать, что за это время условия содержания в спецприемнике ужесточились. Появилось такое новшество как личный досмотр, или попросту говоря, «шмон». Два раза в неделю в камеру приходили охранники и начинали нас обыскивать. Проверяли каждый карман, каждый шов…Как в настоящей «зоне», - рассказал Дмитрий Бородко пресс-центру Хартии’97.

Очень тяжело без продуктовых передач. «Хотя и кормят в спецприемнике три раза в день, есть эту пищу практически невозможно. Я помню, был на экскурсии с правозащитниками в шведском следственном изоляторе, и спросил у начальника изолятора, сколько можно передавать еды для подследственных. Начальник не понял моего вопроса. Зачем передавать еду, спросил он, если и так всего хватает? То есть там обеспечение в тюрьмах
настолько хорошее, что о передачах никто не задумывается. В рационе все предусмотрено: хорошее мясо, много овощей, фруктов. У нас же люди во время ареста голодают. Основу рациона на Окрестина составляет каша и хлеб. В обед дают котлету, которую есть практически невозможно. Люди мучаются желудочно-кишечными расстройствами. Содержание в белорусских тюрьмах можно сравнить со средневековьем, когда постоянно находишься в «каменном мешке», не видишь света, и еду тебе передают в узкое окошко в двери. Многие правозащитники сейчас говорят об ужасах содержания в
тюрьмах Гуантанамо и Абу-Грейб, но хотелось бы, чтобы, кроме этого, обратили внимание на условия содержания политзаключенных в Беларуси», - рассказывает активист оппозиции.

«Была настоящая пытка холодом. Из-за холода нельзя было спать. Через каждые 15 минут вставали и делали упражнения – иначе можно было околеть. Все, кто был со мной в камере, сильно простыли и вышли на свободу больными людьми», - отмечает Дмитрий Бородко.

«Когда я вышел на свободу, меня все спрашивали, что я чувствую, - продолжает оппозиционер. – С одной стороны было жаль, что не участвовал в Европейском Марше. Видимо, власть пока не способна вести цивилизованный диалог. Была надежда, что они задумаются…Я ведь член оргкомитета Европейского марша. Мы предложили властям провести эту акцию вместе. Вместо этого пошли подлые аресты организаторов Марша. Был арестован даже официальный заявитель акции Евгений Афнагель. Такое впечатление, что мы имеем дело с психопатами…».

«С другой стороны, было радостное чувство, что я вышел из тюрьмы отцом троих детей. Но я надеялся, что по выходу на свободу застану жену дома и сам отвезу ее в роддом. Однако в тот день, когда меня схватили, у жены был нервный срыв, произошли преждевременные роды… Сейчас мы с женой переживаем за здоровье малышей, молим Бога, чтобы все обошлось», - говорит Бородко.

«Тяжело об этом говорить. Но случай со мной и моей женой показал, что эта власть абсолютно аморальна. Людям, которые отдавали приказ меня схватить, было абсолютно все равно, что мы с женой ожидаем детей. Никто не думал, как это отразится на здоровье мамы и малышей. Я спрашивал у милиционера, который лжесвидетельствовал против меня на суде, не боится ли он Страшного Суда. Тот ответил: «Я не верю в Бога». Но ведь важно в любой ситуации оставаться человеком!... Обидно то, что если бы я действительно совершил какое-то нарушение, то вся вина лежала бы на мне. Но задержали меня под надуманным предлогом, и лишили возможности быть с семьей и заботится о ней…», - отмечает политик.

09:44 19/10/2007




Loading...


загружаются комментарии