Под звон пустых кастрюль

Только по улицам Минска прошел «Европейский марш», как началась подготовка к «Социальному маршу». На 4 ноября в Минский горисполком подана заявка на проведение этой акции. О том, какие цели и задачи преследуют заявители акции, и о том, каков градус протестных настроений в обществе, мы беседуем с сопредседателем Объединенных демократических сил Анатолием Лебедько.

Под звон пустых кастрюль

— В апреле «палата представителей» приняла законопроект, который отменяет социальные гарантии более чем для пяти миллионов человек. Но при этом создается впечатление, что в государственных СМИ введен запрет на данную тему. В этой ситуации закономерен вопрос: а волнует ли эта тема население страны? Знают ли граждане о «подарке», преподнесенном
властью?

— Более 90% знают о решении властей, и только 23% считают его правильным. Вопрос о ликвидации социальных гарантий имеет очень высокую узнаваемость. Могу подтвердить это по результатам собственного обхода квартир. В ряде регионов сейчас проходит сбор подписей избирателей об отзыве депутатов «палаты представителей». Именно потому, что эти люди не встали на защиту прав своих избирателей и проголосовали за закон,
«благодаря» которому уже в декабре материальное положение огромного числа людей резко ухудшится. По своему опыту скажу: эта акция — редкий случай, когда людям не приходится что-либо объяснять и доказывать.

— Но, встречаясь с представителями российских СМИ, Александр Лукашенко заявил, что сэкономленные деньги отданы детям. Дескать, за счет ликвидации социальных гарантий школьники получают бесплатное питание...

— Махровый популизм и неправда. И вообще, спекулировать на детях — это плохая политика. Во-первых, законопроект вступает в силу только с середины декабря, и только тогда может произойти перераспределение финансовых потоков. Во-вторых, все родители, имеющие детей-школьников, знают, что питание в школах обязательное, но не бесплатное. Его оплачивают родители, а не государство. И только небольшой процент учащихся получает бесплатное питание. Надо говорить языком фактов, а не домыслов.

— А если апеллировать к конкретным цифрам? Вы считали, как, например, отмена социальных гарантий затронет студентов? В денежном эквиваленте.

— Только на проезде в городском общественном транспорте студент будет терять 14 тысяч рублей ежемесячно. За год набегает 168 тысяч. Вроде бы и немного, но все познается в сравнении: по новому решению власть отбирает у каждого студента две месячные стипендии. Если посмотреть на иногородних студентов и учащихся, то здесь еще более чувствительная ситуация. Возьмем тех, кто не имеет места в общежитии. (А таких немало,
порядка 50%.) Эта группа студентов теряет примерно 864 тысячи рублей в год.

— Ваши оппоненты говорят о политической конъюнктуре. Дескать, оппозиция просто хочет оседлать тему социальных гарантий в преддверии избирательной кампании...

— Наши активисты — это не вахтовики, приезжающие в Беларусь на месяц-другой. Они здесь живут, их дети здесь учатся, у всех есть родственники, которые являются инвалидами, ликвидаторами; у многих родители — ветераны войны. Поэтому решения власти касаются нас как граждан своей страны. Наше отличие лишь в том, что мы не боимся защищать
интересы всех, кто в этом нуждается.

30 сентября в шестидесяти регионах, несмотря на противодействия со стороны властей, состоялись информационные пикеты. На них было собрано и передано депутатам «палаты представителей» 42 тысячи подписей избирателей с требованием вернуть народу отобранные льготы. Сейчас начинаем кампанию, в результате которой хотим вынудить «народных избранников» хотя бы раз за три года проводить предусмотренный
законодательством отчет о своей работе. Наши эксперты разработали альтернативный законопроект «О государственных социальных гарантиях»...

— Вы полагаете, что у законопроекта есть перспектива быть принятым депутатами?

— У него есть перспектива дойти до избирателей и граждан Беларуси. Это именно то, что мы называем альтернативой действующей власти. И на предстоящих парламентских выборах люди смогут сами выбирать, что им нужнее, какой подход им ближе.

— Правильно ли я понимаю: вы уже сейчас знаете, что власть проигнорирует ваши наработки?

— Отнюдь нет. Не успели мы сделать проект закона публичным, как он лег на стол разработчикам указа Лукашенко, касающегося вопроса социальной поддержки населения. Мой прогноз таков: власть постарается максимально нейтрализовать сильные положения нашего законопроекта. По крайней мере, на уровне пропагандистско-информационной кампании.

— Внутри демократических сил отношение к «Социальному маршу» неоднозначное. Мол, не нужно опускаться до бытовухи...

— Критика, у которой есть содержание и смысл, это позитив. Но я не могу понять, как политик может не замечать, не реагировать на проблему, которая затрагивает интересы пяти миллионов сограждан. Если он собирается проводить избирательную кампанию в Париже или Праге или у него двойное гражданство и есть перспектива заниматься политикой в
другой стране, — тогда конечно.

— Николай Статкевич в предыдущем номере нашей газеты раскритиковал ОДС за бездеятельность. У вас есть что ответить?

— Каждый делает то, что у него лучше всего получается. Я не вижу предмета для комментария. Какой смысл расхаживать по «подиуму» «Народной воли» и убеждать читателей, что все бездельники и нули, а вот я один красавчик и борец за демократию. Да, одни делают больше, другие меньше. Что-то получается лучше, что-то хуже. Понятно, что у каждого есть и право на пиар. Но когда люди рассказывают о бесшумных раздачах
миллионных тиражей листовок с последующими шумовыми эффектами в прессе, у меня это вызывает улыбку.

К тому же не обязательно прибегать к технологиям подачи материалов, применяемым властью, есть и цивилизованные формы дискуссии.

— И все же проблема глубже. Уже невозможно не замечать, что Объединенные демократические силы раскалываются на несколько коалиций. Правые и левые, проевропейские и пророссийские... Может, в этом суть проблемы?

— Кожура у этого вопроса действительно очень тонкая. Попытка разделить Объединенные демократические силы на удельные княжества, на мой взгляд, большая политическая ошибка. По какому бы признаку ни проходило деление. Посмотрите, что нам предлагают делать: заняться тестированием, кто больший европеец, кто сидит справа, а кто слева. Хорошо, но для начала поясните мне, в чем отличие ситуации, когда сотрудники силовых структур без санкции прокурора врываются в квартиру к молодежному активисту
Александру Атрощенкову в Минске или к члену ПКБ Светлане Михальченко в Светлогорске. Они не сортируют нас по цвету партбилета. Я предлагаю открыть глаза и внимательно посмотреть на происходящее вокруг нас.

Я не хочу и не намерен возвращаться в недалекое прошлое, когда все мы — и правые и левые — сидели в одной железной клетке и с упоением доказывали друг другу, кто правее, чья программа симпатичней. В клетке нас слышит только надзиратель. Пока мы не разломаем железные прутья и не дадим людям право свободного выбора, все остальное не имеет смысла. А сделать это можно только вместе.

— Что бы вы сказали тем, кто еще сомневается, приходить ли 4 ноября на “Социальный марш”?

— В атмосфере страха, в ситуации почти тотальной финансово-экономической зависимости людей от власти, в условиях сплошных запретов и табу это действительно сделать непросто. Многим: и пенсионерам, и студентам, и чернобыльцам, и предпринимателям — предстоит преодолеть сомнения, страхи и другие человеческие слабости. Но когда-то это надо сделать. И Марш справедливости, т.е. «Социальный марш» — это хороший повод.

10:33 22/10/2007




Loading...


загружаются комментарии