Владимир Кудинов: За меня не будет стыдно моим детям и внукам...

Есть люди, которые, хотя и выпали из поля зрения, но их фамилии, имена и поступки постоянно держатся в нашей памяти. К таким относятся, например, Владимир и Зоя Кудиновы, которые не один год жили и трудились в Ивацевичах. Несколько лет назад они вынуждены были оставить Беларусь и переехать в Крым, чтобы с нуля начать жизнь на новом месте.

Начать после того, как весь бизнес, созданный тяжелыми усилиями на протяжении длительного времени, был уничтожен, а самому Владимиру пришлось провести за решеткой целых четыре года. Так жестоко обошлись белорусские власти с экс-депутатом Верховного Совета Республики Беларусь Владимиром Кудиновым, который поставил подпись под заявлением-требованием объявить импичмент А.Лукашенко. На днях “Народная воля” связалась с Владимиром Кудиновым и поинтересовалась его жизнью на новом месте, благосостоянием семьи, планами на будущее...

— Владимир Алексеевич, время, как вода в реке. Скажите, сколько лет уже прошло, как вы вынуждены были покинуть Беларусь?

— Посчитайте, мы уехали в октябре 2001 года.

— Оставив все, что нажили за многие годы?

— Так, государство все забрало...

— Забрали еще тогда, когда вы томились в тюрьме?

— Да. И я считаю, что забрали незаконным путем. Но время рассудит.

— Скажите, пожалуйста, вы сейчас живете в Крыму?

— В самом Севастополе. Здесь живет с семьей и старшая дочь. У них собственная квартира, как, кстати, и у младшей.

— Семья увеличивается?

— И это наша радость. Уже внучке шесть лет.

— Что с работой?

— Все нормально. Хозяйственную деятельность веду на периферии, у меня 130 человек работает.

— Не могли бы подробнее рассказать?

— У меня две птицефабрики. Одна находится возле города Черноморска — это фабрика по выращиванию птицы. На 160 тысяч посадочных мест, то есть одновременно могу выращивать столько же кур-несушек.

Есть у меня еще птицефабрика возле Евпатории. По производству куриных яйц. Это основная моя птицефабрика. Здесь 200 тысяч посадочных мест. Представляете, в сутки собираем 170 тысяч яиц.

— Интересно получается: в Беларуси вы птицеводством не занимались, а в Крыму... Скажите, что подтолкнуло вас переориентироваться на этот бизнес?

— Я в Беларуси занимался выращиванием свинины, убоем скота, но не птицеводством. Почему изменил специализацию, переехав в Крым? Выгодно здесь заниматься этой отраслью, а потому и взялся. Кстати, у меня еще третий комплекс есть. Это типовые помещения на 800 голов дойного стада. Но пока там идет реконструкция...

— Поскольку вы с семьей проживаете в Севастополе, то как вам удается управлять производствами, которые находятся на расстоянии не в один десяток километров?

— Действительно, до первой птицефабрики 100 километров, до второй — 120... Но поскольку у меня там есть непосредственные руководители, то расстояние не играет большой роли.

— В Ивацевичах у вас, кажется, было фермерское хозяйство, а там, в Крыму?

— Общество с ограниченной ответственностью. Учредил юридическое предприятие, потому что товарное производство требует большого количества рабочих рук, а тут частный предприниматель имеет право нанимать только 10 человек.

— Семь лет назад вы с семьей переехали фактически на голое место. Как же вам удалось развернуться?

— Как видите — удалось. В Ивацевичах мы с Зоей продали собственный дом, и с этого все начиналось...

— Что и говорить, успехи налицо...

— Я же считаю, что на новом месте мы пока только набираемся опыта.

— Полностью порвав все связи с Беларусью?

— Почему же? Я ведь по-прежнему являюсь гражданином Республики Беларусь...

— То есть можно надеяться, что наступят лучшие времена и мы опять увидим вас в Беларуси?

— Я не исключаю такой возможности.

— Скажите, а как сложились у вас отношения с местными украинскими властями?

— Прекрасно. Я вам скажу, что административного какого-то вмешательства в деятельность предприятия я не чувствую, его просто нет. Власти всячески стараются помогать, потому что моя заслуга перед обществом заключается в том, что я создал новые рабочие места, дал людям зарплату, и местная администрация всячески помогает.

— Вы сейчас, видимо, как кошмарный сон вспоминаете те неприятности, которые были у вас в Беларуси?

— Все вспоминается, но чаще всего я вспоминаю друзей, ту природу, тот край, где я родился и вырос. Примерно, раз в полгода я бываю на Родине. Хотя и в Крыму нередко встречаюсь с теми людьми, с которыми раньше поддерживал дружеские отношения.

— Вы родились в Беларуси?

— В Слуцке. После школы окончил Минский политехнический институт, инженерно-экономический факультет, а потом уже развернул деятельность в Ивацевичах...

— А жена Зоя что заканчивала?

— Она окончила инженерно-педагогический факультет того же политехнического института. Родом она из Ивацевичей.

— Как акклиматизировалась в Крыму?

— Хорошо. Она, в отличие от меня, получила украинское гражданство, работает в администрации города Севастополя на должности главного специалиста. Словом, чиновница. В госаппарате она работала и раньше, а потому ей зачтется советский стаж. Просто для госчиновников здесь есть льготы при уходе на пенсию.

— Вспомните, сколько дней провели в неволе?

— Ровно четыре года. Я сидел и в Минском СИЗО, и в Жодинском, и в минской колонии усиленного режима...

— О случае, который произошел с вами на трассе Минск—Москва, много писалось...

— Да. Но пускай все, что связано с тем случаем, остается на совести тех, кто устроил провокацию...

— Скажите, пожалуйста, а как сейчас складывается обстановка в Украине и в вашем регионе, в частности?

— В Крыму 70 процентов русскоязычного населения. В сфере предпринимательства они говорят, что для нас, мол, нет разницы, кто будет при власти, главное, чтобы страна двигалась в демократическом направлении. Мы знаем, что обратного пути не будет, потому что Украина перешла от государственной к частной форме собственности.

— То есть самая тяжелая ломка уже позади?

— Да. Ну, конечно, могут быть проблемы у тех кланов, которые занимаются незаконными видами деятельности, а мы занимаемся производством, законным видом деятельности. У нас работают люди, мы платим зарплату, платим налоги, установленные государством, поэтому проблем у нас нет.

— А налоги у вас выше, чем в Беларуси, или ниже?

— Я когда работал в Ивацевичах, мы платили 50 тысяч долларов налогов в месяц. Здесь эта цифра в пять раз меньше.

— Это, естественно, позволяет развиваться ускоренными темпами?

— Да. К тому же здесь есть льготы. Я как сельхозпроизводитель не являюсь плательщиком налога на добавленную стоимость. Я его начисляю, но имею право использовать на развитие производства. Государство мне каждый квартал компенсирует процент за пользование банковским кредитом, до ставки рефинансирования. Средняя ставка по Украине — 17 процентов, значит 8,5 процента государство предприятию возмещает.

— Будучи депутатом Верховного Совета Республики Беларусь, вы принимали активное участие в политических событиях. Не жалеете, что за свою открытую гражданскую позицию пришлось дорого заплатить?

— Честно говоря, не жалею. Потому что я знаю: моя совесть чиста. В тот момент я не мог поступить иначе. И я всегда совершаю действия так, чтобы не было стыдно за меня моим детям и внукам. И даже находясь в местах изоляции, я прошел путь с достоинством. Я не унизился, не просил прощения, не упал на колени, чтобы быстрее отпустили. Я прошел этот путь достойно, за что мне не стыдно.


 

14:30 25/10/2007




Loading...


загружаются комментарии