Сергей Калякин: Нам не в чем каяться

В эксклюзивном интервью «Белорусскому партизану» лидер Партии коммунистов Белорусской Сергей Калякин рассказал о том, почему в минувшую субботу его не принимали ни «свои», ни «чужие», а также о том, что он думает о Геннадии Зюганове и Социальном марше.

Сергей Калякин: Нам не в чем каяться
- Сергей Иванович, в минувшую субботу вас не «принял» ни съезд компартий мира, который проходил в Минске, ни форум «В будущее – без коммунизма», который проходил в управе БНФ. Оказались между двух огней?

- То, что происходило в минувшую субботу в гостинице «Беларусь», - это заказано Александром Лукашенко и приближенными к нему идеологами. Акция должна была показать, что Лукашенко якобы пользуется поддержкой левых сил  в мире, и политика, которую он проводит в Беларуси, мол, является социально направленной. Но совершенно понятно, что это не так, и я убежден, что многие приехавшие разберутся в истинном положении дел. Но не все. Потому что наверняка им показали Беларусь из окон туристического автобуса, но скрыли, как на самом деле живут в глубинке белорусы. Что касается форума, который проходил в управе БНФ, то он грешит очень большими неточностями. Кстати, один из организаторов форума – Павел Северинец – христианский демократ. Так вот, христианская идеология и религия совершили за свою историю столько преступлений, что можно было бы провести не один трибунал. Но мы же этого не делаем, потому что христианство здесь не при чем. Виноваты те адепты, которые использовали христианство в своих личных целях и решали свои личные политические вопросы. То же самое можно сказать и о идеологии марксизма и коммунизма. Ничего общего социалистическая идеология с практикой 37 года не имеет. Поэтому люди, которые пытаются судить какую-то идеологию огулом - они не правы. Можно и нужно судить конкретные преступления и тех, кто совершает эти преступления.

- В управе БНФ выступавшие призвали вас публично покаяться…

- А нам не за что каяться. Я еще раз говорю, что в те годы многие люди, которые совершали преступления, позже сами стали жертвами преступлений. А партия заявляла, что осуждает  злодеяния сталинизма еще 50 лет назад, на XX съезде. Все было сказано о преступлениях, все было сказано о репрессиях… А нам, новому поколению коммунистов, которое ведет свой отсчет с 1991 года, вообще не в чем каяться. Мы – не КПСС, мы – партия социального прогресса.

- Может быть, вам удалось встретиться и побеседовать с лидером российских коммунистов Геннадием Зюгановым, который наведался в Минск на съезд компартий мира?

- Зюганов – не мой единомышленник и не мой коллега. Человек, который подыгрывает диктатуре, вряд ли может называть себя коммунистом. К сожалению, могу констатировать, что, используя свой авторитет и частично авторитет греческих коммунистов, они запутали ряд коммунистических партий мира, которые сюда и приехали. Запутать крупнейшие компартии Европы им не удалось. Они на дух не переносят идеологию Лукашенко. Поэтому в Минске не было ни французских коммунистов, ни коммунистов итальянского возрождения, ни немецких левых, ни других крупных и влиятельных в Европе рабочих партий.

- Накануне пресса писала, что Зюганов с коллегами могли прийти на Социальный марш. Вы их ожидали?

- А кто бы их куда самостоятельно выпустил? Когда в Минск приезжала делегация китайских  коммунистов, наш коллега Виктор Рыбченко летел вместе с ними в одном самолете. В аэропорту он захотел пообщаться с ними, но люди в штатском быстренько оттеснили его в сторону. Так что  белорусские « потемкинские деревни» – вот, пожалуй, все, что те коммунисты видели.

- Не показалось ли вам, что на Социальном марше было маловато людей?

- С одной стороны – маловато, но с другой стороны многие из тех, кто не пришел – все равно в душе с нами. Власть ведь сделала все возможное, чтобы люди на акцию не попали. Был задержан координатор марша Валерий Ухналев, снимали с поездов людей, которые ехали в Минск из Гомеля, Витебска, Рогачева. Накануне акции тотально запугивали учителей и родителей, заставляли писать в дневниках расписки, что они не пойдут на протестную акцию. То же самое, насколько известно, и с работниками медицинских учреждений. В условиях рабства, которое введено в Беларуси под видом краткосрочных контрактов, - это пока действенная мера, которая держит в узде людей. Но я убежден, что многие из них с нами, а цели, которые ставил перед собой Социальный марш, - они уже частично реализованы. Власть, заявившая вначале о полной и окончательной ликвидации всех льгот и социальных гарантий, уже пошла назад. Уже заговорили о новом президентском указе, о совещании, которое состоится 6 ноября. Говорят о том, что какие-то категории надо защищать. Так что чем шире будет социальный протест, тем большего люди смогут добиться для себя, своих детей, отцов и дедов. За свои права  надо бороться.

 

07:44 05/11/2007




Loading...


загружаются комментарии