У дела Дашкевича одно «законное» основание – заставить молодежь бояться репрессий властей

Бывший адвокат  Игорь Рынкевич обращает внимание юридического сообщества, всей белорусской и мировой общественности  на правовую абсурдность и политическую направленность очередного судебного преследования Дмитрия Дашкевича. В интервью пресс-службе А.В.Козулина И.Рынкевич привел ряд доводов о незаконности нового уголовного обвинения молодого национального лидера.

У дела Дашкевича одно «законное» основание – заставить молодежь бояться репрессий властей

Как известно, Д.Дашкевич, лидер незарегистрированного общественного объединения «Малады фронт», отбывает наказание за участие в его деятельности (ст.193-1 УК) в виде 1,5 года лишения свободы.  6 ноября в отношении Д.Дашкевича  Шкловский суд начинает уголовный процесс по ст. 402 УК – за его отказ в качестве свидетеля давать показания против других преследуемых молодофронтовцев.

«Прежде всего, я в 193-й раз укажу на неконституционный, антиправовой характер привлечения Дашкевича и его сторонников  к уголовной ответственности за участие в деятельности упорно нерегистрируемой властью молодежной организации. С помощью введенных в уголовный кодекс
перед президентской кампанией драконовских норм в стране развернули запугивание национально-демократической молодежи и масштабные политические репрессии», – заявил И.Рынкевич.

Непосредственно о новом обвинении Дашкевича за отказ от дачи показаний юрист заметил, что оно также незаконно. Общеизвестны ст.27 Конституции, и часть 3 ст.60 УПК Беларуси, гарантирующие гражданину право не свидетельствовать против себя, близких родственников. И.Рынкевич добавил: «Дмитрий аргументировал свою позицию и отказался от дачи
“свидетельских” показаний против себя. К тому же он осужден по тем же обстоятельствам и той же уголовной статье, по которым следователи пытаются привлечь к уголовной ответственности сторонников  общественной структуры, которой он руководил».

«В связи с делом “свидетеля Дашкевича”, – продолжил И.Рынкевич, – вспоминается и другой схожий уголовно-правовой феномен. Статья 4 УК определяет понятие “близких” людей для лица, совершившего преступление, – это те, кого он “обоснованно признает своими близкими”.  Судебная практика признает такими близкими и друзей “при исключительном доверии,
общности интересов, взаимопомощи”. Государственное же обвинение стремится заставить Дашкевича признать близкими не его друзей-молодофронтовцев, а представителей власти».

Бывший адвокат А.Козулина заявил: «Это дело, прецедент которого создал следователь шкловской прокуратуры Лох, может войти в правоприменительную историю (при самой корректной номинации) под названием «правосудие по-шкловски». И если эта эпидемия правового нигилизма распространится с места её зарождения, то право не свидетельствовать против себя будет ликвидировано и перерастет в Беларуси в силовое принуждение к даче
показаний».

И.Рынкевич отметил, что судья Кашкина на стадии подготовки и назначения судебного разбирательства не обладала полномочием прекратить производство по делу Дашкевича  по основанию отсутствия в его действиях состава преступления. Но этого верного решения, по мнению правозащитника, сложно ожидать и в конце судебного разбирательства. Ведь
«рассмотрение дела Дашкевича будет происходить на выездном заседании Шкловского суда в исправительной колонии, и он будет не столько состязательным, сколько инквизиционным. Даже по делу «банды Морозова» пустили журналистов на завершение закрытого суда. Дашкевичу же грозит предрешенный обвинительный процесс в форме суда над политическим оппонентом власти в назидание заключенным в колонии».

 

19:14 05/11/2007




Loading...


загружаются комментарии