Маршруты уличной политики

Можно с уверенностью сказать, что определенная часть белoрусского общества созрела для европейских, либеральных, социальных и прочих маршей. Именно маршей во множественном числе, пришедших на смену Национальному маршу начала 90-х.

Эта смена отразилась на изменении состава активной группы: принадлежат к ней в основном молодежные активисты и просто молодежь, которая не видит в современном белoрусском обществе для себя не просто новых возможностей, а самого выбора возможностей, или самого права иметь права. При этом, как мне кажется, заявляя о своей позиции – на улицах и в Интернете – молодежь скорее готова выступить с партийными лидерами единым фронтом, если те, наконец, окажутся способными вырабатывать стратегии своих действий.

В этом смысле, если ключевым словом тут является стратегия, то речь не должна идти о более или менее понятных народу идеях, во имя которых народ выйдет на улицы. Новые люди выйдут на улицы в том случае, если им будет к кому и понятно для чего примкнуть. Разве не это наблюдали мы в марте 2006 года, когда напуганные родители рассказывали друг другу о несправедливых страданиях своих детей, вслед за чем начинали носить им бутерброды и задумываться о своих собственных бедах? Степень этих бед не стоит ни преуменьшать, ни преувеличивать: картина реальности является ровно такой, какой нам ее удается изобразить, доказав, что за эту картину стоит бороться и рисковать своей жизнью.

Оба марша стали пусть крохотными, но все же островками политики, значимость которых можно отрицать, но их факт сложно игнорировать вообще. Выражением этого и стали многочисленные суждения журналистов и экспертов в независимых СМИ и представителей гражданского общества в ЖЖ: предметом этих суждений, пусть на короткое время, перестала быть хозяйственная деятельность власти (которую сложно назвать политикой в собственном смысле слова) и стало столкновение интересов на площадях и улицах. Носителями этих интересов пока выступают только некоторые группы населения, а их представители рассматривают себя скорее, и, к сожалению, в вертикальной плоскости борьбы за власть, чем в горизонтальной плоскости солидарности и взаимодействия. Что касается высказываний о них журналистов, то эти высказывания, руководствуясь вопросом: «Какой марш важнее?», стремятся поместить эти события в конкурентное поле политики, которое еще только предстоит создать, организовав множество самых разных маршей.

Однако все же поведение и игроков, и тех, кто описывает и анализирует их действия, выражает стремление начать конструировать символическое и реальное пространство политики вне или в лакунах риторики власти - там, где обитают конкретные люди с их конкретными проблемами. Решающим в таком случае окажется то, удастся ли нам совместными усилиями создать символическое пространство, обнаруживающее эти проблемы и производящее таких игроков, к которым невозможно будет не примыкать.

 

 

 


 

15:02 15/11/2007




Loading...


загружаются комментарии