Пресс-секретаря ОГП «пригласили» в КГБ

Собственно, если судить по форме, в заглавии можно было бы обойтись и без кавычек. А вот по существу… Ну совсем не та организация, куда следует ходить на «дружескую беседу». Да и какая там «дружба» может быть между наследниками советских чекистов и пресс-секретарём либеральной партии?

Предложение «просто побеседовать», однако, было чрезвычайно навязчивым. Екатерине Ткаченко позвонили на мобильный телефон, – причём номер звонящего был закрыт. Звонивший представился сотрудником КГБ и стал занудливо приглашать на беседу. Неофициальную, без повестки. Е.Ткаченко с самого начала сказала: «Высылайте повестку, я приду».

Однако гэбэшник настаивал именно на неофициальном характере встречи. Катя отвечала конкретно: «Только по повестке, где будет указано, по какому делу и в качестве кого меня вызывают». «Кто вас надоумил так отвечать?» – изумился гэбист. Хотя чему изумляться – именно так и должно быть по закону: человек обязан явиться только в том случае, когда повестка оформлена по всем правилам и вручена лично под роспись.

«Но если принесут повестку, а у вас не получится прийти, то вас могут доставить принудительно, с милицией», – стал толковать следователь. Оно-то так – только не в контексте назойливых предложений встретиться неформально. В данном же случае это можно расценивать если не как угрозу, то, во всяком случае, как попытку психологического давления.

Стремление к неофициальному формату встречи дошло до того, что комитетчик стал предлагать побеседовать в кафе или дома (у себя или у Кати). Ткаченко вежливо отклонила эти варианты; от себя добавим прямее: ещё не хватало общаться с кем попало в домашней обстановке или в кафе.

Да и о чём говорить? «О чём с вами вообще можно говорить? – добавили бы мы. – Товарищи чекисты, вы нам не товарищи. Мы с вами якшаться не собираемся – лучше и дальше, как прежде, ищите своих дохлых крыс». Екатерина же просто спрашивала – постоянно, на протяжении всего разговора – в чём заключается предмет беседы. На этот вопрос она ответа так и не получила: «просто побеседовать…», «так, поговорить…», «придёте, всё узнаете…», и т.п. Более того: звонивший представился просто сотрудником Комитета государственной безопасности (без должности) по имени Сергей; закончился же разговор в момент, когда Ткаченко попросила назвать фамилию: тот повесил трубку.

Мы прекрасно понимаем, что изложенная информация ни к чему не обязывает противоположною сторону: всегда можно «закосить» под версию «Это была программа “Розыгрыш”». Но на самом деле эта версия представляется маловероятной: за последние полгода вот такие неформальные вызовы в КГБ стали распространённой практикой, которая была применена по отношению ко многим демократическим активистам, причём не только в Минске, но и в ряде регионов Беларуси.

09:10 22/11/2007




Loading...


загружаются комментарии