Что пошло не так в операции «Ломать»?

В 14.00 Военная коллегия Верховного суда вынесет приговор по делу об избиении председателя Комитета государственного контроля Зенона Ломатя. Инцидент произошел 12 июля в Могилеве. В деле в качестве обвиняемых фигурируют четыре человека, а сами слушания проходят в закрытом режиме. И не случайно.

Как удалось выяснить «Ежедневнику», в процессе слушаний было подробно исследовано так называемое дело оперативного учета, которое завел на З.Ломатя Комитет государственной безопасности.

Дело оперативного учета – это документирование оперативной разработки объекта: слежки, прослушивания телефонов, проведения специальных операций и т.д. Практика проведения этих мероприятий, особенно сотрудниками КГБ, носит строго секретный характер. Именно поэтому дело об избиении З.Ломатя слушается в закрытом режиме. Однако кое-какая информация из суда все же просачивается.

В числе обвиняемых трое сотрудников КГБ и один – Совбеза. Им инкриминируется совершение преступления по ч.2 ст.455 УК РБ (превышение власти или служебных полномочий, сопряженное с насилием). Как выяснилось в суде, в начале июня на З.Ломатя в КГБ было заведено дело оперативного учета с фактически полным перечнем оперативных мероприятий: прослушиванием, «наружкой», контролем маршрутов движения служебного автомобиля…

Как рассказал один из чекистов, задействованных в оперативной разработке, была даже дана команда на работу с ближайшим окружением председателя КГК. Правда, последнее направление, похоже, чекисты не успели отработать – произошел срыв в Могилеве. Что там случилось, даже сейчас толком никто не знает. Но команды бить З.Ломатя и сваливать все на МВД никто не давал. Просто так получилось.

Зато была команда на проведение специальной операции, из которой и получилось то, что получилось. В чем заключалась суть спецоперации – эта тайна, скрытая в секретных материалах дела. Известно лишь, что она была направлена на дискредитацию не МВД, а именно председателя КГК. Вероятно, ему хотели вколоть какой-то препарат, а потом вызвать на откровенность и записать все это. Возможно, планировалось что-то другое. Но цель была одна – скомпрометировать З.Ломатя, который развернул слишком бурную контролирующую деятельность.

Интересно, что дать приказ на заведение дела оперативного учета на председателя КГК мог только равный ему по рангу – в данном случае председатель КГБ. (По данным «Белорусского партизана», приказ дал тогдашний первый зампред КГБ Дементей). Самовольство со стороны подчиненных в данном случае исключено, так как подобные разработки ставятся на специальный учет в секретной части. Между тем бывший
председатель КГБ Степан Сухоренко проходит по уголовному делу только в качестве свидетеля. Впрочем, не исключено, что Военная коллегия Верховного суда даст его действиям свою оценку.


 

13:33 30/11/2007




Loading...


загружаются комментарии