Все прогнозы равны, но есть равнее

Все. Решено – объединяемся с Белоруссией. Подписываем конституционный акт. Наш будет объединенным президентом, ихний – объединенным спикером или премьер-министром. Многие, надо сказать, поверили слуху. Если бы его через два часа не опровергли в Кремле, выждав театральную паузу, поверили бы еще больше. Жаль, поспешили с опровержением. Мне кажется, театральные паузы нынче – это и есть основы сценического политического мастерства, а больше никакие и не нужны.

А еще несколько недель назад вдруг запустился слух, что наш президент, мол, уйдет в отставку досрочно. Мол, есть такое некое «окно возможностей» в законодательстве, чтобы он смог в него проскочить, сначала став простым думским депутатом, а потом простым кандидатом в президенты. Многие опять поверили, а третий человек в стране (спикер Совета Федерации), который по должности вроде должен быть человеком серьезным, публично о каком-то там таком хитроумном законодательном выверте рассуждал. Ему вторили другие, призванные быть по должности не менее серьезными.

Потом, после сокрушительной победы «ЕР», «наше все и всегда» стали определять в думские спикеры. Мол, он там будет руководить конституционным большинством. И под эту версию тотчас сыскиваются многочисленные веские основания. И все вроде сходилось. Но потом получилось, что вместо него думский мандат берет какой-то человек с Чукотки. Так что, похоже, и это рассосалось. А может, еще не рассосалось, – мы же не знаем ничего наверняка.

Настает очередь спекуляций (то есть, простите, аналитических прогнозов) насчет съезда «ЕР», который вроде 17-го декабря. А может 18-го. А может 20-го или прямо 21-го, за день до того, когда еще можно выдвигаться в президенты. До выборов – менее трех месяцев, а страна еще не знает имени своего будущего героя. Это, по нынешним временам, считается нормально.

Говорят, съезд назовет сменщика. Этому верят. В том числе и сами участники съезда, которые ровным счетом ничего не знают.

А может, сменщика назовет и не съезд вовсе, а движение «За Путина!» Ведь его же зачем-то создавал силою токмо своего личного усердия и скромных сбережений адвокат Астахов. И это – тоже очень похоже на правду.

А может, сначала - движение, а потом съезд, а потом еще «Справедливая Россия» сольется в экстазе. И этому – тоже готовы верить и верят.

Самое главное, что у всех без исключения вариантов имеется совершенно равное количество шансов на то, чтобы осуществиться. Как и на то, чтобы не сбыться ни в какой малейшей своей части.
Говорите, он может стать генсеком «Единой России»? Может. А может и не стать.

Говорите, он хочет возглавить Союзное государство с Лукашенко? Легко. А может и не возглавить.
Может «мигнуть», чтобы переписали Конституцию? Все уж глаза сломали вглядываться в мимику его лица, пытаясь уловить сигнал. А он все не «мигает» и может и дальше не «мигать».

Может назвать в декабре имя преемника? Может. А может и не назвать, чтобы потом три месяца кряду не болтаться по Кремлю «хромой уткой».

Может назвать Зубкова, потому что тот сам на то намекал и является, по определению, более слабым, чем он сам? Может. А может и не назвать именно по этим же причинам.

Может назвать Сергея Иванова потому, что тот единственный, кто имеет хоть какую-то репутацию за границей (а ему очень важно, чтобы человек умел разговаривать не только и не столько со страной, сколько с Америкой)? Может. А может и не назвать.

Может назвать Медведева. Другого Иванова – Игоря Петровича, своего помощника и давнего друга – потому, что тот глава Межведомственной комиссии по коррупции. Или зятя Зубкова по фамилии Сердюков. Якунина – потом что тот главный железнодорожник и истовый православный. Чемезова – потому что тот теперь не только «Рособорон-все», но и «Роснанотех», а приставка «нано» - это нынче считается круто.

Может назвать Матвиенко – потому что та мэр Петербурга и женщина. А может назвать Трутнева – потому что тот мужчина, самый богатый член правительства и накануне выборов вместе с ним посетил соревнование по боевым искусствам (надо сказать, они смотрелись необычной парой на трибуне, но ведь это что-то да значит?).

Может даже назвать Александра Коновалова, что полпред в Приволжском федеральном округе и участвовал в саммите Россия-ЕС в Самаре летом. Или еще кого-либо, кого нет ни в одном списке.

Мне иногда начинает казаться, что если, силою каких-то сверхъестественных причн, будет названо имя даже самого Михал Михалыча Касьянова, то тотчас найдется изрядное количество одобряюще-убедительно-комментирующих голосов: мол, конечно же, какой мудрый выбор, как же это мы раньше не догадались.
А может, он вообще никого в декабре не станет называть, и пусть они все себе баллотируются сами по себе. Ведь на сцене съезда это может кому-то напомнить церемонию фактической «передачи скипетра», то есть уступку власти новому лицу. Впрочем, это можно оформить как-нибудь иначе, чтобы это вообще никому ничего не напомнило.

Притом что сам он после отставки с поста президента может стать: а) премьером, б) спикером Совета федерации, в) кем захочет в «ЕР», г) председателем Олимпийского комитета, д) секретарем Совета безопасности, е) национальным лидером вроде Махатмы Ганди, но с охраной из ФСО, ж) почетным пенсионером, з) председателем общества дзюдоистов или горнолыжников. Список можно продолжать практически до бесконечности. Причем у каждого из пунктов можно будет постфактум сыскать какое-то объяснение – в виде его то ли оговорок, то ли намеков, сделанных в прошлом (так, в частности, постфактум нашли намек на Зубкова в одной оговорке, сделанной за две недели до назначения).

А может он вообще не уйдет с поста президента? Много тех, кто и в такую возможность продолжают верить, не сильно даже заморачиваясь на тему, как технически это может быть осуществлено. Ну как-нибудь же может ведь.

Спецоперация под названием «российская политика» проходит самым блестящим образом: никто ничего не знает, все маются подозрениями, ожиданиями, никогда не сбывающимися прогнозами. И страхами. Главное – все мучаются смутными страхами и опасениями. Под «всеми» я, разумеется, понимаю лишь тех, кто в политической тусовке. Подавляющее же большинство населения страны вообще ничем таким не мается и не мучается. Ну, любопытствуют, конечно, но не более того.

Секретность политики стала самоцелью? Но разве ведь не придется в какое-то время выходить из такого состояния? Потому что всякое состояние, доведенное до абсолюта, есть лишь неизбежная предтеча упадка.
И еще вот что мне интересно: неужели все те люди, которые сейчас маются кто неизвестностью, в том числе по поводу своего личного будущего и близости к «потокам», кто страхом, а кто просто уязвлен чувством собственной ни к чему непричастности и ни о чем неинформированности, будут настолько великодушны, незлобивы и незлопамятны в будущем, что все они будут оставаться по-собачьи преданными только ему одному, вечно прощая за то, что их постоянно водят за нос?

10:58 10/12/2007




Loading...


загружаются комментарии