Волчек требует привлечь к ответственности экспертов, по вине которых Козулин содержится в тюрьме

Руководитель юридической службы Александра Козулина Олег Волчек выражает недоверие судебно-медицинским экспертам, проводившим экспертизы по уголовному делу политзаключенного. Он направил жалобу в Государственную службу медицинских судебных экспертиз Республики Беларусь. Заявитель требует привлечь к дисциплинарной ответственности ряд экспертов, по вине которых содержится в тюрьме Козулин.

Волчек требует привлечь к ответственности экспертов, по вине которых Козулин содержится в тюрьме

Сайт www.kozylin.com обратилcя к Олегу Волчеку за комментарием по поводу его обращения в главное ведомство страны по проведению судебных экспертиз.

- Олег, расскажите, чем вызвано такое недоверие к судебным экспертам, участвующим в деле Козулина?

- Я обратился в суд Ленинского района г. Минска, чтобы опротестовать решение прокуратуры Ленинского района г. Минска, которая отказала мне и Козулину в привлечении к уголовной ответственности сотрудников полка милиции специального назначения ГУВД Мингорисполкома Якимовича А.Н., Гаевского В.А., Щербакова П.Н. и инспекторов службы контроля Концертного зала «Минск» Салженикина И.А., Вачинского С.А., подозреваемых в совершении хулиганских действий в отношении нас. Однако судья Германович отказал в удовлетворении жалобы, сославшись на судебно-медицинское заключение судмедэксперта Мармыш, которая признала, что 17 февраля 2007 года у меня не было телесных повреждений. Вы помните, как указанные лица оказали наглое нападение на Козулина и его доверенных лиц в Национальном пресс-центре 17 февраля 2006 года. Тогда же в отношении меня А. Якимовичем был применен газ неустановленного образца.

- Получается, что судебные эксперты оказались также втянуты в дело Козулина, как прокуроры, следователи и судьи?

- Я считаю, что тут нечего удивляться, поскольку независимости как у судебной власти, так и у судебных экспертов отсутствует. Я не хочу обвинять всю службу судебных медиков, поскольку с ними работал очень тесно в свое время в должности следователя прокуратуры. Сколько было приведено профессиональных и качественных экспертиз, благодаря которым многие убийцы и насильники не смогли уйти от уголовной ответственности! Но и эксперты - живые люди. К сожалению, их независимость заканчивается там, где начинается большая политика.

17 февраля 2006 года сотрудниками силовых структур мне были причинены телесные повреждения, ко мне применили не только физическую силу, но и слезоточивый газ. Мне сразу же дали направление на экспертизу, но пройти ее мне в тот вечер не удалось, поскольку в этом мне грубо отказал дежурный судебно-медицинский эксперт, заведующий отделом судебно-медицинских экспертиз г. Минска Семенко-Бояринцев В.Н.

- Скажите, но Вы ранее указывали, что судебно-медицинская экспертиза в отношении Вас была проведена и она установила наличие телесных повреждений?

- На следующий день меня осмотрела судмедэксперт Мармыш, которая неверно составила заключение в отношении моих телесных повреждений. Именно ее заключение дало судье повод заключить, что 17 февраля 2006 года у меня не было каких-либо телесных повреждений. Это заключение было выгодно и следователю Михалькевичу, расследующему уголовное дело в отношении Козулина. Ведь Козулин задержал Якимовича за то, что он применил против меня газ. А, учитывая, что судмедэкспертиза не подтвердила применения в отношении меня слезоточивого газа, следователь посчитал, что Козулин желает уйти от уголовной ответственности за якобы хулиганские действия в отношении Якимовича, Салженикина и Вашкевича, которые признаны потерпевшими от рук кандидата в Президенты Козулина.

- Описывая ошибки судмедэксперта Мармыш, как Вы считаете, будет ли отменена данная экспертиза высшим руководством экспертов?

- Я думаю, что любому гражданину будет полезно знать, как у нас в стране проводятся судебные экспертизы.

Осмотр меня экспертом был проведен поверхностно, в течение 10 минут. При этом не было произведено фотографирование телесных повреждений.

Мармыш отказалась занести мои возражения в свое заключение по поводу отказа признать потертости мягких тканей в области задней поверхности шеи телесными повреждениями и наличие ожога глаз от слезоточивого газа. На мои возражения она сходу ответила, что данные повреждения не могут быть признаны телесными повреждениями, поскольку врач отделения скорой глазной помощи 10-й клинической больницы г. Минска плохо их описала.

Любой эксперт, уважающий свое имя, для принятия решения сначала бы истребовал из 10-й больницы лист больного, в котором есть вся информация об оказании ему медицинской помощи. По крайней мере, эксперт могла позвонить врачу и уточнить у нее моменты оказания мне помощи, по каким критериям она определила, что у меня химический ожог глаза. Я уверен, что врач бы ей рассказала, что такое химический ожог, каковы его признаки, как она делала промывку глаза и смыв с лица черной копоти, которая осталась от газа. Также врач рассказала бы, что установление мне диагноза проводилось на специальном медицинском глазном оборудовании в присутствии нескольких врачей. Но таких действий экспертом не было предпринято.

Я уверен, что данная экспертиза будет отменена, поскольку я надеюсь, что руководители Центрального аппарата судебно-медицинских экспертиз сделают правильное решение.

- В своей жалобе Вы просите также привлечь к дисциплинарной ответственности заведующего отделом судебно-медицинских экспертиз г. Минска судмедэксперта Семенко-Бояринцева?

- Конечно, если бы он сразу же принял меня, то он обязательно зафиксировал бы все мои телесные повреждения. Тем более, он должен был обязан взять смыв с лица черной сажи для проведения биолого-химической экспертизы на предмет, к какому виду газа относится данное вещество. Семенко-Бояринцев грубо нарушил мои права потерпевшего. Это подтверждает его коллега судмедэксперт Козлов А.А., который также в ту ночь работал дежурным экспертом по г. Минску. Поздним вечером Козлов в помещении дежурной части прокуратуры г. Минска провел судебно-медицинскую экспертизу в отношении свидетеля Вачинского С.А., который был в группе граждан, осуществлявших нападение на меня и Козулина. Почему его эксперт обследовал, а мне было отказано в этом законном праве?

Может, потому, что Семенко-Бояринцев получил команду свыше не свидетельствовать мои телесные повреждения, поскольку я на тот момент являлся доверенным лицом кандидата в Президенты Республики Беларусь Козулина? Ведь многие средства массовой информации сообщили об этом дерзком нападения на меня. Но вместе с тем, другого свидетеля по делу без проблем принимают в помещении дежурной части прокуратуры г. Минска и проводят в отношении него судебно-медицинскую экспертизу.

- Послушав Вас, создается впечатление, что вся правоохранительная система и судебные эксперты участвовали в деле Козулина с единственной целью – любыми способами осудить?

- К сожалению, оно так есть на самом деле. Как бы Козулин не защищался, он был обречен на тюрьму, так как против него работал большой аппарат милиционеров, прокуроров, судмедэкспертов и судей.

Очевидно, что заключение эксперта Мармыш было составлено для того, чтобы поставить под сомнение все мои телесные повреждения, которые были получены 17.02.2006 года.

Я еще раз заявляю, что пока кандидат в президенты Козулин будет в тюрьме, юридическая служба будет принимать все доступные юридические механизмы по защите политзаключенного под №1.
 


 
12:37 12/12/2007




Loading...


загружаются комментарии