Алексей Венедиктов: Лукашенко и Путин вели торг о своем будущем

«Владимир Путин провел 7 часов один на один с Александром Лукашенко. Надо понять степень неприязни Владимира Путина к Александру Григорьевичу Лукашенко. Личной неприязни. Сколько раз Лукашенко кидал Путина. Сколько раз он обещал и не выполнял. Что нужно сделать с человеком, чтобы он с таким партнером разговаривал 7 часов один на один, без помощников? Это значит, шел торг, шла договоренность об их будущем», -- заявил в программе «Особое мнение» на радио «Эхо Москвы» руководитель радиостанции Алексей Венедиктов.

О. ЖУРАВЛЕВА – У нас тут «Молнии» просто сыплются. Во-первых, у нас президент стал «человеком года».

А. ВЕНЕДИКТОВ - По версии журнала «Тайм».

О. ЖУРАВЛЕВА – Цитата из журнала просто одна другой краше. Например, такая: радикальная оппозиция является инструментом вмешательства извне во внутренние дела РФ, заявил Путин в интервью «Тайм».

А. ВЕНЕДИКТОВ - Он ошибается.

О. ЖУРАВЛЕВА – Ладно. Следующее заявление. По поводу того, что на посту премьера Путин намерен заниматься исключительно экономикой, - сказал он.

А. ВЕНЕДИКТОВ - Я думаю, это неправда. Я думаю, что президента Путина последний год очень интересуют международные отношения. Правда, в преломлении к газовым контрактам и энергетической политике.

О. ЖУРАВЛЕВА – Это экономика.

А. ВЕНЕДИКТОВ - Это не экономика. Это политика. Косово это политика. Хотя на самом деле российские бизнесмены пытаются сейчас наложить лапу и вполне справедливо на крупнейшие месторождения цинка в Косово. И поэтому они всячески подталкивают власть определиться с тем, с кем говорить, с Белградом или Приштиной. Путин интересуется внешней политикой, интересуется энергополитикой. Вот эти две темы, которые для него сейчас близки.

О. ЖУРАВЛЕВА – То есть он действительно серьезно собрался стать премьером. Все эти разговоры это все…

А. ВЕНЕДИКТОВ - Я не верю. Я не вижу. Может быть, я ошибаюсь, но мне кажется, что Конституция РФ и практика власти РФ такова, что даже сильный премьер, слабый президент приведет к тому, что сам пост президента начнет перетягивать на себя полномочия. Кто бы ни был, Медведев, Жириновский, Зюганов. Дмитрий Медведев конечно, скорее всего. И поэтому президенту надо искать некую внешнюю позицию, которую я вижу в создании, в конструкции единого государства России и Беларусь, в следующей позиции: он президент союзного государства, избранный голосованием двух стран, Сергей Иванов – премьер-министр. А Александр Лукашенко – руководитель союзного парламента.

О. ЖУРАВЛЕВА – То есть идея союзного государства абсолютно реальна и это может быть стартом для совершенно новых…

А. ВЕНЕДИКТОВ - Насколько я знаю, Владимир Путин провел 7 часов один на один с Александром Лукашенко. Надо понять степень неприязни Владимира Путина к Александру Григорьевичу Лукашенко. Личной неприязни. Сколько раз он его кидал, я имею в виду, Лукашенко кидал Путина. Сколько раз он обещал и не выполнял. Сколько раз обещания шли по газу и единой валюте и по системе безопасности по энергоресурсам. И Путин, насколько я знаю, к нему относится, мягко говоря, не блестяще. Что нужно сделать с человеком, чтобы он с таким партнером разговаривал 7 часов один на один, без помощников. Уже не скажу, без переводчиков. Это значит, шел торг, шла договоренность об их будущем, будущем Александра Лукашенко, и будущем Владимира Путина. Думаю, что эта договоренность, скорее всего, пока не завершилась, судя по всему, именно поэтому премьер запасной ход, но думаю, что переговоры будут продолжены и те полтора миллиарда кредита на небывалых условиях, которые получает Лукашенко, не Беларусь, замечу я, а Лукашенко…

О. ЖУРАВЛЕВА – Лично.

А. ВЕНЕДИКТОВ - Практически он лично распоряжается. Это такой аванс РФ президенту Лукашенко или если угодно отступные РФ Александру Лукашенко за то, чтобы он очистил площадку.

О. ЖУРАВЛЕВА – То есть у Лукашенко какое будущее в такой ситуации?

А. ВЕНЕДИКТОВ - Одного из крупных чиновников союзного государства, дипломатический иммунитет.

О. ЖУРАВЛЕВА – То есть у нас есть шанс проснуться в другой стране.

А. ВЕНЕДИКТОВ - Я думаю, что на самом деле, по сути, произойдет следующее. Произойдет аншлюс Беларуси в виде союзного государства, Беларусь станет частью некого государства, которое на самом деле является РФ. Уровень 9-го округа. Но оформлено это будет как федерация или конфедерация двух равноправных стран. Так не будет, конечно.

О. ЖУРАВЛЕВА – То есть конфедерации не будет, а просто будет…

А. ВЕНЕДИКТОВ - Будет реально включение Беларуси и подтягивание Беларуси к России. Будет единая валюта и валюта будет рубль. Недаром мы все время говорим о конвертируемости рубля. Будет единая оборона, и министром обороны Россия-Беларусь будет Сердюков. Условно. Будет единый президент, и президент России-Беларуси будет российский президент - нынешний Путин.

О. ЖУРАВЛЕВА – Так у нас уже будет новая Конституция.

А. ВЕНЕДИКТОВ - Это необязательно. Это надстройка сверху. Это вопрос оформления. Я говорю про суть.

О. ЖУРАВЛЕВА – Можно в принципе соотнести эти две Конституции и сделать какое-то союзное законодательство и все вопросы решить.

А. ВЕНЕДИКТОВ - По одному из вариантов конституционного акта из трех оставшихся вариантов на союзный уровень передаются вопросы безопасности, вопросы внешней политики, вопросы энергетики и вопросы бюджета. Два президента, Медведев и Лукашенко становятся де-юре вице-президентами при президенте союзного государства Путине Владимире Владимировиче. Его имя мы знаем. Я думаю, что этот вариант возможен. Я не знаю, чем закончились договоренности, судя по всему, они не закончились еще, но я думаю, что к этому будет стремиться Путин, стать первым лицом. Тем более в интервью журналу «Тайм», он же говорит: цель моей жизни, я работаю как раб на галерах для восстановления России. Я вас уверяю, что Владимир Путин восстановлением России считает, в том числе ее территориальное восстановление. Отсюда история с Абхазией, Приднестровьем. И с Беларусью.

О. ЖУРАВЛЕВА – Вопрос Косово. Косово это не только экономический вопрос. Это вопрос прецедента правового.

А. ВЕНЕДИКТОВ - Это не вопрос прецедента правового, с точки зрения международного права я думаю, что партнеры России в лице США и ЕС и Организации Исламской конфедерации, которая поддерживает независимость Косово, наши друзья, Индонезия, Малайзия, они это обойдут.

О. ЖУРАВЛЕВА – То есть это не станет прецедентом?

А. ВЕНЕДИКТОВ - Думаю, что не станет. Это будет единичный факт. Если это произойдет.

О. ЖУРАВЛЕВА – Но тогда раз мы к этому пришли, может быть, несколько слов о том, что говорил Лавров, раз было взято интервью. Вы с ним говорили наверняка больше, чем те 19 минут, которые были в эфире. Может быть, что-то еще сказал Лавров такое…

А. ВЕНЕДИКТОВ - Впрямую не сказал. А что сказал, не скажу.

О. ЖУРАВЛЕВА – Ну что можно сказать из приличного.

А. ВЕНЕДИКТОВ - Что я понял, что по миру сейчас расставлены точки, где у нас противоречия с западными партнерами, под западными партнерами я называю США, ЕС и Японию. И мы всячески давим на эти больные точки, потому что логика внешней политики России сейчас заключается в том, что не нужно себя усиливать, а нужно ослаблять своих партнеров. В этом логика. Мы долгое время пытались быть такими представителями стран зла перед странами добра, стран добра перед странами зла. То есть быть посредником. Найти свое место в новой конструкции мировых отношений. Не удалось. Оказывается, что история нас ударила очень больно, история с Ливией. Когда мимо нас была проведена договоренность, амнистия ливийского лидера, и сейчас в Ливию активно заходят американцы, британцы, французы в первую очередь. То есть нас послали. Нам не нужно ваше посредничество. Надо будет, сами договоримся. И кстати пример Северной Кореи показывает, что это не совсем так. Но то, что российская дипломатия судорожно ищет свое место в системе международных отношений, и пока это место называется только «нет», как Громыко «мистер нет», вот это факт.

О. ЖУРАВЛЕВА – Тогда еще несколько вопросов от слушателей. История с Абхазией это не восстановление целостности, а наглая выходка, плевок в сторону Грузии.

А. ВЕНЕДИКТОВ - Это можно называть как угодно, это вопрос оценки. Кто-то считает, что это восстановление целостности. Кто-то, что это плевок в сторону Грузии. Я противник того, чтобы спекулировать историей. Объясню, почему. Нам очень часто говорят, что вот, это были в Косово истинно сербские территории, туда пришли албанцы позже. Я только хочу сказать, что албанцы в Косово раньше, чем русские пришли на Волгу. Я уж не говорю про Калининградскую область. И как только мы вводим исторический параметр, кто, когда слез с дерева, какая обезьяна, какой национальности, какой шерсти, мы тут же получаем обратно: ребята, а вы когда на Урал пришли. О чем вы тогда говорите. Вообще это великая чувашская река, татарская река. Великая мордовская река на самом деле. Поэтому эти аргументы не работают. История с Абхазией, Абхазия есть инструмент для РФ для давления на Южный Кавказ. Признание Абхазии означает потеря давления. Кстати, абхазы чего-то не стремятся в Россию, они хотят самостоятельности. Надо об этом помнить.

О. ЖУРАВЛЕВА – Они хотят именно там находиться.

А. ВЕНЕДИКТОВ - Они хотят самостоятельности. И я хочу напомнить, что по всем, в том числе по нашим российским выкладкам большая часть населения довоенного Абхазии пока беженцы. Если в Косово это приблизительно 18-20%, что ужасно, безусловно, сербские, которые не могут вернуться. 20% максимум не могут вернуться в Косово. То в Абхазии это 60%. Большая часть населения. Поэтому говорить о волеизъявлении народа не приходится.

О. ЖУРАВЛЕВА – У наших слушателей тоже волеизъявление народа. Уже пишут: союзное государство Россия-Беларусь это нонсенс.

А. ВЕНЕДИКТОВ - Почему нонсенс? В чем?

О. ЖУРАВЛЕВА – Если президент Путин гипотетически пытается собрать обратно все земли…

А. ВЕНЕДИКТОВ - Давайте разведем две темы. Даже три. Тема первая. Вы себе можете представить, что какие-то государства объединяются в союз.

О. ЖУРАВЛЕВА – Можем.

А. ВЕНЕДИКТОВ - Почему объединение России и Беларуси это нонсенс. Не нонсенс. Мы можем себе это представить. Дальше, мы представляем себе уровень экономики и финансовой силы одного и другого государства. Весь вопрос в форме объединения.

О. ЖУРАВЛЕВА – Есть форма европейского сообщества.

А. ВЕНЕДИКТОВ - А есть форма просто присоединения. Какая разница. По сути, российский президент Путин Владимир Владимирович должен стать главой государства или кто-то другой, вы мне объясните.

О. ЖУРАВЛЕВА – А зачем тогда нужен Лукашенко, чтобы Путин стал над ним начальником.

А. ВЕНЕДИКТОВ - Я думаю, что у Лукашенко сейчас очень тяжелая ситуация. Объясню, почему. С одной стороны существует эмбарго Западной Европы, оно экономическое.

О. ЖУРАВЛЕВА – Его никто не любит.

А. ВЕНЕДИКТОВ - Оно экономическое. Население от этого ничего не получает. С другой стороны Россия, поднимая цены на газ, создала Лукашенко грандиозные проблемы. Реально. Про пенсии, мы уже, что Россия…

О. ЖУРАВЛЕВА – То есть мы его давно давим в эту сторону.

А. ВЕНЕДИКТОВ - Россия содержала белорусских пенсионеров. Это правда. С 1996 года. И то, что Путин говорил, вот сейчас поднимем, нет, стоп, 119, давайте оставим. То есть этот инструмент всегда присутствует. Беларусь экономически сто процентов зависит от России. Точка. Я не говорю, находится на содержании. Она зависит от России. Я не вижу никаких причин, по которым эти государства сейчас экономически не стали бы сближаться. Но есть политические причины. Вторая история, которая связана с тем, что Владимир Путин хочет и останется первым лицом государства в мировых отношениях. Для этого нужно создать новое государство. Появились к объективным причинам субъективные причины.

15:51 20/12/2007




Loading...


загружаются комментарии