Горная стрелка Путина

Путин пришел на встречу с Лукашенко подчеркнуто в неофициальном виде: теплой шерстяной кофте цвета горького шоколада и брюках цвета какао. Президент Белоруссии был в костюме, но без галстука. ВВП разговаривал с гостем самым что ни на есть теплым голосом.

“Уверен, что по мере развития курорта Сочи и вы, и другие граждане республики, и граждане из других стран, со всего мира, Европы, — все больше входил в раж российский глава, — будут сюда ездить чаще и чаще. Вам понравилось?”. Александр Григорьевич не остался в долгу: “Нигде в мире я такого не видел! — страстно воскликнул он. — Главное — порядок, чистота, строгость, великий комфорт для деток, для семьи”.

Как выяснилось, гость уже успел обсудить с Зубковым и Медведевым строительство олимпийских объектов. “Видимо, какой-то объект Белоруссия должна построить самостоятельно”, — рассудил Лукашенко. “Мы предлагаем своих строителей, материалы. Это должен быть уголок Белоруссии в России”, — Батька выжидающе взглянул на ВВП. Но тот лишь сделал неопределенный жест рукой.

Между тем высокопоставленные источники дали понять, что Белоруссия вполне может рассчитывать на строительство какого-либо объекта. Но максимум, что это может быть, — гостиница…

Перед тем как открытая для прессы часть встречи закончилась, Лукашенко успел сообщить коллеге, что на Красной Поляне выпал “хороший снег”: “Поэтому вам не надо задерживаться здесь. Погода чудная! Чудная!” Президент Белоруссии был похож на школьника, которого впервые вывезли на курорт…

Когда через полчаса главы государств поднялись на второй этаж резиденции, чтобы в компании Зубкова и Медведева выпить чаю с зефиром, пастилой и пирожками, Лукашенко все еще делился впечатлениями от пребывания в Красной Поляне. “Катались два дня! — радовался он. — А сейчас будем калории набирать” (плотоядный взгляд на тарелочку со сладостями). Владимир Путин внимательно посмотрел на коллегу и, похоже, понял, что пора переводить разговор в более безопасное русло. Этим “руслом” оказалась тема торгово-экономических связей России и Белоруссии. По тому, какой энтузиазм, говоря об этом, демонстрировали сидящие за столом люди, можно было сделать вывод: в отношениях двух государств наступил очередной медовый месяц. Никто, правда, не знал — надолго ли. “Как вы оцениваете наше сотрудничество за прошлый год?” — спросил президент России у президента Белоруссии. Тот разразился счастливым смехом: “Я очень хорошо его оцениваю! Нам повезло: цены на продовольствие подскочили”. Судя по лицам некоторых присутствующих — они решили, что ослышались. Но нет: “Поэтому крестьяне имели возможность получить дополнительный доход”, — завершил мысль Батька.

ВИПы еще чуть-чуть посоревновались в комплиментах российско-белорусским отношениям, и прессу попросили удалиться. На столах в углу комнаты уже были приготовлены приборы для полноценного сытного ужина. Лежало и меню. Но стоило только журналистам приблизиться к бумаге, чтобы прочитать, как ее немедленно отобрали официанты.

ВОТ ТАК СКАЗАЛ!

Итак, Александр Лукашенко, покатавшись на лыжах в Красной Поляне, польстил Владимиру Владимировичу: “Очень солидно это все: я в мире подобного не видел”. Можно было бы зардеться от гордости, если бы не одно “но”. “Мир”, который видел своими глазами Батька, весьма ограничен. Ведь с того момента, как в 2002 году на совещании министров иностранных дел Евросоюза было принято решение не пускать Батьку в Европу за его негуманное обращение с оппозицией, Александр Григорьевич по свету путешествует крайне редко. За последние годы он побывал в Иране, Ливане, Омане, Арабских Эмиратах. В Индии и Китае. В Венесуэле и на Кубе. Развитую горнолыжную инфраструктуру там вряд ли встретишь.

В былые времена Лукашенко, конечно, ездил и во Францию, и в США, и в Германию. Но все больше на один-два дня с визитами. Так что времени ознакомиться с горными красотами не имел. Разве что в Японию на зимние Олимпийские игры как-то слетал. Но воспоминания у него остались от поездки не из приятных. Во-первых, его самолет долго не хотели сажать, поскольку прилетел Александр Григорьевич без всякого приглашения. А во–вторых, аккурат во время лыжного забега Батьку там повязала местная полиция. Президент Белоруссии проложил свою трассу по частным рисовым полям, и его как нарушителя пытались привлечь к ответу. “А у нас в Белоруссии частной собственности нет”, — гордо парировал тогда Лукашенко. В Японию его больше не звали…

11:41 05/02/2008




Loading...


загружаются комментарии