Александр Лукашенко получил место под Сочи

Президент России Владимир Путин принял в своей сочинской резиденции «Бочаров ручей» президента Белоруссии Александра Лукашенко. Специальный корреспондент „Ъ“ Андрей Колесников сообщает, что кандидат в президенты России Дмитрий Медведев немного раньше принял Александра Лукашенко на горе в Красной Поляне.

На горе в Красной Поляне сначала появился президент Белоруссии Александр Лукашенко. Он несколько раз в ожидании коллег спустился с горы в некоторой, казалось, задумчивости. Александр Лукашенко на беговых лыжах стоит, по канонической версии, закрепленной в белорусских учебниках истории, с детства. Горные он освоил несколько лет назад.

Дмитрий Медведев освоил горные лыжи, судя по всему, гораздо позже: несколько месяцев назад, а скорее всего, несколько недель (версию про несколько дней я бы тоже не отметал).

Первый вице-премьер поднялся на гору последним, когда редкие журналисты, смирившись с тем, что стакан глинтвейна в кафе на горе стоит 200 рублей, все-таки распробовали его вкус во всех тонкостях.

Александр Лукашенко подъехал к Дмитрию Медведеву со словами:

— А мы вас тут по всем горам искали!

Он имел в виду, видимо, что ему ничего не стоит перелетать на лыжах с горы на гору в поисках кандидата в президенты России (впрочем, Владимир Путин тоже долго не мог найти себе Дмитрия Медведева).

Между тем я хорошо помню, как несколько лет назад Владимир Путин, договорившись в Казахстане, на Чимбулаке, о том, что утром покатается с президентом Белоруссии на лыжах, тоже долго искал его на горках разной сложности, пока с сочувствием не обнаружил на так называемой «детской» — той, где начинающие лыжники при помощи инструкторов учатся безопасно ездить на лыжах сверху вниз.

— Ну, мы без фанатизма,— ответил господин Медведев, давая, в свою очередь, понять, что его отношение к горным лыжам болезненные формы, как у некоторых других, не принимает.

Тут появился премьер российского правительства Виктор Зубков. Правда, по мнению Александра Лукашенко, он не появился, а «подкрался».

Дмитрий Медведев, как любой начинающий горнолыжник, сразу предложил коллегам попить чаю. Предложение пришлось повторить дважды. Они согласились, хотя, судя по всему, скатились бы еще по паре раз (премьер держится на лыжах так же уверенно, как на заседаниях в Белом доме).

Правда, пили они не чай, а какао из термоса. Причем это был термос Александра Лукашенко (он, видимо, не испытывает доверия к непроверенным напиткам). Президент Белоруссии предложил и тост:

— За начало президентской кампании!

Они чокнулись, и это заставляло предположить, что в природе (особенно той, которая окружала коллег в этот момент) есть не только кофе с коньяком, но и какао с коньяком.

Только в этом случае становился понятен пафос, с которым лыжники дружно отказались от глинтвейна в пользу какао.

Через несколько минут, покидая кафе, где в начале февраля был Владимир Путин (вчера он остался в «Бочаровом ручье» и, по некоторым данным, работал с документами), Дмитрий Медведев подарил бармену свои горные очки со словами:

— Традиции надо сохранять.

Оторопевший бармен безропотно принял подарок. Такие же очки достались его коллеге от Владимира Путина в начале января. Правда, тогда в этом был смысл: бармен отказался взять деньги за чай, и Владимир Путин на чай оставил ему свои очки. На этот раз посетители кафе все принесли с собой.

Впрочем, расставание с очками стоило на первый взгляд фразы о сохранении традиций. Правда, Дмитрию Медведеву нет, я думаю, смысла рассчитывать на то, что она станет такой же культовой, что и некоторые фразы господина Путина в начале его восхождения. В лучшем случае припомнят, если что.

Когда вечером президенты России и Белоруссии встретились в «Бочаровом ручье», Александр Лукашенко признался, что он в восторге от краснополянских гор.

— Понравилось? — как-то смущенно переспросил Владимир Путин.

Здесь была и затаенная гордость за то, что у него тут есть, и, наверное, расчет на то, что дополнительные пояснения Александра Лукашенко по этому поводу донесутся до ушей членов Международного олимпийского комитета, и те поймут, что уже что-то такое тут все-таки наконец-то делается.

— Очень солидно! — подтвердил Александр Лукашенко.— Я в мире подобного не видел!

Это было немудрено, особенно если учесть, что Александра Лукашенко за границами его собственной страны уже давно мало куда пускают.

— А главное — порядок, безопасность,— продолжил он, и я подумал, что президент Белоруссии уже про свой родной Минск говорит, и верилось, что говорит искренне, потому что именно эти критерии для него являются главными.— И великий комфорт для семьи!

Тут можно было бы предположить, что Александр Лукашенко приехал в Красную Поляну вместе с женой, если бы не знать, что это невозможно, так сказать, по техническим причинам: они давно не живут вместе.

— И мы договорились,— продолжил президент Белоруссии,— и это надо согласовать с вами.— Видимо, какой-то объект Белоруссия должна к Олимпиаде построить самостоятельно. А там их 80! — Мы хотели бы создать свой уголок Белоруссии на Олимпиаде.

— Конечно,— кивнул господин Путин, и судя по всему, легкомысленно, ибо Александр Лукашенко имел в виду, как позже удалось выяснить, следующее. Белорусы предлагают построить один из объектов (скорее всего, гостиницу), который не подлежит лицензированию МОК, действительно своими силами и за свой счет. И этот объект останется в собственности Белоруссии. И Александр Лукашенко, который, уверен, рассчитывает быть президентом своей страны и в 2014 году, и еще через пару Олимпиад, будет приезжать в Сочи, без преувеличения, как к себе домой.

Через 20 минут на втором этаже резиденции встретились Владимир Путин, Дмитрий Медведев, Виктор Зубков и Александр Лукашенко. Все были одеты подчеркнуто неформально. Дмитрий Медведев — в актуальную рубашку и джинсы, Владимир Путин — в коричневые свитер и джемпер, подбитый мехом (выглядело донельзя убедительно), Виктор Зубков — в ослепительно белый свитер. И только Александр Лукашенко не смог как следует разоблачиться перед коллегами и сидел в застегнутом на две пуговицы пиджаке. А жаль — надо себя заставлять.

Господин Путин, который хотел подключить к разговору Дмитрия Медведева, спросил его, что делается в плане сотрудничества с Белоруссией в рамках нацпроекта «Сельское хозяйство». Дмитрий Медведев вопрос не понял:

— Ну, мы прежде всего поддерживаем свои хозяйства...

Он, видимо, удивился, почему слышит этот вопрос. Ведь Белоруссия не является пока частью России и теоретически не участвует в российском национальном проекте.

Впрочем, может, Дмитрий Медведев подумал, что уже и участвует: в конце концов, на всей встрече лежала пыльца романтичности. Отношения между Россией и Белоруссией, после того как начали работать новые договоренности насчет цен на газ и его транзит, переживают период ренессанса, который обязательно закончится в ближайшее время каким-нибудь очередным крахом.

— Да нет, я имею в виду закупки техники у Белоруссии,— избавил Владимир Путин Дмитрия Медведева от тяжкой необходимости срочно включать Белоруссию в национальный проект «Сельское хозяйство», а то и во все остальные российские нацпроекты.

— Закупки техники есть! — с облегчением сказал первый вице-премьер, наверняка не раз подумавший за этот день, что очень скоро отношения с сидящим сейчас наискосок от него человеком из Белоруссии будут прежде всего его крестом.

Потому что с мая этого года Александр Лукашенко всегда будет сидеть ровно напротив Дмитрия Медведева.

 

 

11:44 05/02/2008




Loading...


загружаются комментарии