Новые возможности для новых потребностей

Изменяются времена — изменяются потребности людей. Мы, социологи, попытались измерить главные существенные изменения в ценностных ориентациях белорусского общества.

Новые возможности для новых потребностей

Самым главным обстоятельством до сих пор являлась такая ситуация, когда у белорусского человека было действительно хорошее экономическое самоощущение. Оно не ухудшалось на протяжении практически всего последнего десятилетия, за исключением 2003 года. Но при столь большом хорошем — среди всего населения в целом — экономическом самочувствии почему же тогда произошли столь массовые протесты в 2006 году, почему была Площадь марта 2006 года?

Откуда взялись эти люди, что ими двигало? Что изменилось? Думаю, что тривиальные обьяснения о западном подкупе уже никто не принимает всерьез. Эти объяснения о подкупленных Западом маргиналах остались в славных советских пятидесятых и извлечены из «машины времени» с ходом назад. На самом деле этими людьми двигали некоторые обострившиеся и предельно осознанные ценности. И это были совсем другие ценности, отнюдь не материально-колбасного свойства. Здесь важно понимать, что, как правило, социальные изменения, народные движения-волнения-брожения происходят не потому, что экономическая ситуация ухудшается объективно, но потому, что эта экономическая ситуация начинает восприниматься как худшая субъективно. (Кстати говоря, одной из самых счастливых наций в мире по своему субъективному самоощущению являются кубинцы — при их месячном доходе на душу населения в несколько десятков долларов США.) Мы попытались измерить структуру ценностных ориентаций этих людей. Оказалось, что доминирующей у них оказалась такая ценность, как свобода.

Как известно из теории ценностей, наибольший вес, значимость всегда начинает набирать та ценность, возможности реализации которой в данный момент ограничены (scarcity theory).Так произошло с ценностью свобода.

Сделав эти выводы, я на полтора года отошел от ценностных измерений и вернулся к ним лишь в самое последнее время. Оказалось, что произошли интересные изменения. Теперь те, у кого доминирующей главной ценностью является «свобода», они другой своей базовой ценностью имеют ценность «новые возможности». Новые возможности и свобода — это звенья единого целостного неразрывного двухполярного комплекса. Как сказали бы физики — биполя. Одна ценность — свобода — с необходимостью предполагает существование другой — новые возможности. Реализация одной ценности — новые возможности — невозможна без реализации другой ценности — свобода.

Опять срабатывает теория недостаточности: ценность, возможности реализации которой нет или они становятся меньше, поднимается в иерархии значимостей. То, что раньше произошло с ценностью «свобода», по той же самой теоретической закономерности произошло и с ценностью «новые возможности». Изменение заключается в том, что начался отход от традиционной простой идеологии. «Чарка и шкварка» стала очевидно терять свою притягательную силу и все больше выглядеть пост-военным и пост-советским анахронизмом. В белорусском национальном характере начали происходить фундаментальные сдвиги.

Белорусская толерантность как базовая черта национального характера на самом деле в нынешней конкретно-исторической ситуации приобрела форму конформизма — молчаливой терпимости ко всему происходящему, покорности. Трагическим результатом многочисленной череды опустошительных войн, прокатившихся по территории Беларуси в разные эпохи, и особенно последней Второй мировой, оказались не только убитые люди — но и убитый национальный характер. Маленькая и очень покорная страна — вот гораздо более адекватная формула, нежели та, которая столь часто употребляется в официальных реляциях и обращениях к «очень простому народу» или романтически непонимающему существо здесь происходящего внешнему миру, Западу.

Можно назвать три основных причины таких изменений и возвышения ценности «новые возможности»:

1) Информация из внешнего мира. Физически осязаемое приближение и вопиюще-режущий глаз пример Евросоюза, который оказался уж в слишком непосредственной близости прямо за соседним углом погранично-пешеходного перехода Каменный Лог.

2) Чарка и шкварка, стабильность стали воcприниматься не как достижение, а как все по более нарастающее неразвитие, упущение других более широких возможностей, которые столь очевидно стали видны в других странах.

3) Материальный рост, к обеспечению которого стремился белорусский истеблишмент, сыграл с его инициатором плохую и действительно злую шутку. Стремясь удержать рейтинг на должной высоте всенародной любви, президент стремился поддерживать материальное благосостояние населения. Но все дело в том, что при достижении определенного уровня материального благополучия у любого человека происходит реструктурирование ценностных ориентаций — на первый план выходят другие вещи, не связанные только с потребностями элементарного выживания, простого материального существования, но возвышаются потребности самореализации, адекватного информационного обеспечения и так далее. А это именно то, что не может дать существующее статус-кво. И тогда человек вступает в период выхода, поиска новых возможностей.

Все сказанное здесь про новые возможности и свободу относилось в первую очередь к наиболее активным членам белорусского общества. Но в последнее время появилась новая социальная реальность — как следствие знаменитого указа об упорядочении льгот. Указ, вынужденно принятый в нарушение всей идеологической линии социально-ориентированного государства из-за возникших экономических трудностей, вызвал неожиданно большие для истэблишиента последствия. Появился новый большой класс недовольных, назовем их материально-опускаемые. И они находятся не только и в первую очередь не столько среди активных, с большим личностным ресурсом людей, но и среди традиционного электората нынешнего истеблишмента. Новые возможности для них — это простое поддержание возможностей прежних. К людям, ждущим и ищущим действительно новых возможностей, присоединились люди, для которых новые возможности — это возможность удержать хотя бы бывшие старые возможности.

Новые возможности — это достаточно различные вещи для различных социальных групп. Для студентов — это новые учебные возможности в смысле свободного передвижения в родственные учебные заведения за рубежом, без согласований с деканатом, незаидеологизированное преподавание общественных наук, снятие тотального политконтроля. Для предпринимателей — понятное прозрачное законодательство в области бизнес-активности вообще и налогообложения в частности. Для людей науки — снятие не относящейся к существу научной деятельности отчетности (типа вопроса — «сколько новых теорий разработано»). Для самых топовых эшелонов власти новые возможности — это возможности нормального капиталистического вложения и роста накопленного капитала, новые политические амбиции, по крайней мере, гарантии сохранения капитала. И так далее.

Ограниченный размерами данной статьи, я не смогу здесь сделать подробный погрупповой анализ новых возможностей для каждого социального слоя. Для страны в целом новые возможности — это модернизация экономики внутри и снятие самоизоляции снаружи. Самоизоляции от Европейского Союза в частности и цивилизованного мира вообще. Со всеми вытекаюшими и накопительно теряемыми экономическими, культурными и политическими преимуществами. Накопительно — потому что страну уже начинают огибать нефтеносные и газонесущеие трубы, обходить транспортные автомобильные потоки и так далее — так вектора силового поля огибают точки чужеродного пространства.

Новые возможности — это то, о чем сейчас думают люди и будут думать все больше. Это новый существенный пласт в общественном мнении, ценностных ориентациях людей Беларуси. Он будет играть значимую роль в электоральном поведении и тот, кто это понимает, — будет иметь хороший электоральный потенциал.

21:42 12/02/2008




Loading...


загружаются комментарии