Лукашенко считает, что больше политзаключенных в стране не осталось

Сегодня в витебскую колонию Витьба-3 на встречу с политзаключенным Александром Козулиным отправляются его дочери.

А накануне Александр Лукашенко заявил, что торг политзаключенными с Евросоюзом закончился, и он ожидает шагов в ответ. Что думают родственники политзаключенных и правозащитники о судьбе тех, кто еще остается за решеткой?

«Едем, чтобы забрать папу с собой», – пошутила Юлия Козулина в разговоре с корреспондентом «Радио Свабода» накануне свидания. Юля объяснила, что такие надежды небезосновательны, и напомнила о недавнем выходе на свободу политзаключенных Дмитрия Дашкевича и Артура Финькевича.
«Просто хочется верить в лучшее. И мы верим в лучшее, и потому очень надеемся. А о нем мы в последнее время ничего не знаем, он давно не писал. Вот и это будем выяснять», – сообщила дочь политзаключенного.
Однако 12-го февраля Александр Лукашенко заявил относительно недавнего освобождения некоторых политзаключенных: «Мы закрыли эту болезненную страницу… Сейчас очередь Евросоюза продемонстрировать свои добрые намерения в отношении белорусского народа».
Юлия Козулина восприняла слова Александра Лукашенко как сигнал: не стоит надеяться на скорое освобождение отца.
«Понятно, что нашего отца будут держать до последнего, как главный козырь. Хотя хотелось бы верить в лучшее. Посмотрим, как сложится жизнь», – прокомментировала слова Лукашенко Юлия Козулина.
Через 41 день исполнится 2 года, как Александра Козулина держат в заключении. Бывшего кандидата в президенты осудили за хулиганство и организацию уличных беспорядков на День Воли. Известный правозащитник Алесь Беляцкий предполагает, что на освобождении политзаключенных Дашкевича и Финькевича успокаиваться не стоит.
«Международная общественность называет еще фамилии Козулина, Климова, Сдвижкова и сейчас вот Андрея Кима, против которого только завели уголовное дело за участие в митинге предпринимателей. Их однозначно считают политзаключенными, и до тех пор, пока их не освободят, нереально, чтобы Запад начал с режимом диалог. Но на Западе серьезно относятся к этим шагам, и белорусским властям я бы посоветовал продолжать такие шаги», – говорит правозащитник.
25 марта, на День Воли, оппозиция намерена провести в Минске шествие и митинг, посвятив их 90-летию БНР. Будут ли снова массовые репрессии? Не получится ли, что власть отпустит на свободу одних оппозиционеров, а на их местах в тюрьмах окажутся другие? Алесь Беляцкий такого не исключает, но, как и Юлия Козулина, надеется на лучшее.
«Не хотелось бы верить в безысходность положения. Тот же опыт Ливии показывает: если есть политическая воля, то меняется и внешняя, и внутренняя политика, и ситуация в обществе», – считает дочь политзаключенного.
Пока, по сведениям родственников других политзаключенных, у них изменений к лучшему нет: Андрея Климова по-прежнему держат в одной из самых жестких, Мозырской колонии. Александр Сдвижков в Минском следственном изоляторе ожидает рассмотрения кассационной жалобы. Андрея Кима также не выпускают из минской тюрьмы на Володарского. Ряд общественных деятелей предлагали освободить Андрея Кима на время следствия под их личные поручительства, но это предложение пока не рассмотрено. Об этом сообщил бывший адвокат Александра Козулина Игорь Рынкевич.
13:28 13/02/2008




Loading...


загружаются комментарии