Сергей Николюк: «Если Беларусь не станет частью Европы, то она не сможет оставаться Беларусью».

Своим взглядом на особенности политической ситуации в Беларуси, перспективах режима Лукашенко и оппозиционных сил, а также на судьбу страны в целом с «Вовремя.info» поделился  белорусский политологом Сергеем НИКОЛЮКОМ.

Господин Николюк, чрезвычайный и полномочный посол Франции в Беларуси Мирей Мюссо на пресс-конференции в Минске заявила: «Мы надеемся, что 2008 год будет годом, вселяющим надежды на развитие демократической Беларуси». Вы также оптимистично настроены по поводу развития демократии в Беларуси в 2008 году?

Полагая, что 2008 год станет в первую очередь годом дальнейшего ослабления контроля за экономикой со стороны государства, вызванного сокращением российских дотаций. Поэтому не исключена вероятность, что государство попытается «отыграться» на политическом поле. Очередные парламентские выборы, намеченные на сентябрь, скорее всего, пройдут по традиционному сценарию, и ни один из кандидатов от оппозиции в парламент не попадет.

Один из белорусских экспертов недавно сказал, что для проведения честных выборов в Беларуси необходимо изменить не столько законодательство, сколько отношение к нему. Как Вы думаете, все действительно сводится к одному только законодательству?

В Беларуси в полном объеме сформировался режим имитационной демократии. Отношения между государством и обществом как, впрочем, и внутри государства и внутри общества выстраиваются с опорой на неформальные правила. Поэтому я полностью разделяю мнение «одного из белорусских экспертов».

Президент Беларуси Александр Лукашенко освободил от должности генерального прокурора Петра Миклашевича. Теперь уже бывший генпрокурор назначен судьей и председателем Конституционного суда Беларуси. Новым генеральным прокурором Беларуси в соответствии с указом Александра Лукашенко стал Григорий Василевич, который до 11 января 2008 года занимал должность председателя Конституционного суда. Что, с Вашей точки зрения, может означать подобная кадровая рокировка? Чего хочет добиться Лукашенко тасуя колоду своих соратников?

«Перебор людишек» (терминология Ивана Грозного) – основная функция персонолистской власти. Ни стратегических, ни тактических последствий, проведенная Лукашенко кадровая рокировка, для государства и общества иметь не будет. Оговоренный законом срок пребывания Василевича на посту председателя конституционного суда истек. Его переместили. В условиях короткой кадровой скамейки принятое Лукашенко решение выглядит вполне логичным.

Сторонников у режима не так уж и много, в основном они преклонного возраста. Но почему все время Лукашенко удается навязывать свою волю белорусскому народу?

Откуда следует, что «сторонников у режима не так уж много»? Созданная в Беларуси экономическая модель достаточно успешно справляется с задачами концентрации ресурсов и их последующего распределения, а доля «распределительного» социума в Беларуси никак не меньше 70%. Сегодня возможность концентрировать ресурсы уменьшилась, и электоральный рейтинг Лукашенко начал снижаться. Но политическим оптимистам необходимо помнить следующее:

- разочарование в авторитарном лидере не делает человека сторонником демократии;

- власть не нуждается в активной поддержке своих сторонников, она может прекрасно существовать как в условиях пассивного одобрения, так и пассивного протеста;

- от индивидуальной фиги в кармане до организованного протеста – дистанция огромного размера.

Но, возможно, еще и потому, что в Беларуси еще нет критической массы людей, способных четко отличать свои личные интересы от интересов общества?

В Беларуси отсутствует критическая масса людей способных к самоорганизации. «Сознательные» противники власти, а доля таковых – в пределах 25-30%, если и объединены, то как телезрители. В мобилизационных политических кампаниях (референдумах, президентских и парламентских выборах) в качестве актеров участвует 2 – 3% населения. Активность остальных – чисто электоральная: заполнил бюллетень, опустил его в урну и свободен до следующих выборов.

Господин Николюк, вы как то сказали, что в случае смены власти в Беларуси существует большая вероятность продвижения в стране европейских ценностей. «Хотя европейских сторонников в Беларуси меньше, но это те люди, которые обладают большими по сравнению с другими группами населения культурными и интеллектуальными ресурсами». Не могли бы Вы более подробно рассказать, на чем основывается ваша уверенность в этом?

Я уже приводил ключевое для белорусского общества соотношение – 7/3. Оно получено на основании многолетних исследований независимых социологов (НИСЭПИ, Лаборатория «НОВАК»). Сравните: на последних парламентских выборах в России демократические партии набрали чуть больше 2%. В Беларуси такое невозможно в принципе. На президентских выборах 2006 года, после трехлетнего роста реальных доходов населения, измеряемого двузначными числами, демократические кандидаты получают 26% голосов. Согласно социологическим исследованиям – это голоса преимущественно молодых, образованных и проживающих в крупных городах избирателей, т.е. обладающих личностными ресурсами. В силу своих социально-демографических характеристик они не нуждаются в опеке авторитарного государства. К сожалению, с годами происходит «усушка» и «утруска» их ресурсов, поэтому соотношение 7/3 устойчиво во времени.

С учетом ресурсных возможностей россиян, граница белорусской национальной идентичности, выстраиваемой бюрократией, становится расплывчатой, и миллионы белорусов уже сегодня готовы ее переступить. Возможно ли этого избежать?

В рамках авторитарного государства – нет. Да и в рамках государства демократического сделать это будет не просто. Достаточно взглянуть на проблемы, с которыми столкнулись Прибалтийские республики после своего вступления в ЕС. Современные границы прозрачны, прежде всего, для людей с личностными ресурсами. Процесс этот в Беларуси может стать необратимым. Вспомним Кубу, где каждые желающий, в состоянии найти подходящую доску и покинуть «Остров Свободы». Благодаря такой социальной мобильности режим Кастро существует под носом у Америки уже более 40 лет.

В одной из своих статей Вы пишете, что, когда белорусскоязычные писатели утверждают, что мова – это «наше все», то с точки зрения их корпоративных ценностей такие заявления понятны. Но национальная культура – лишь один из кубиков, необходимый для строительства современной нации. Роль языка не следует преувеличивать. А что тогда главное, с Вашей точки зрения?

Когда я слышу высказывания про «наше все», то автоматически вспоминаю Туркмению. Там с «мовой», насколько я информирован, проблем нет. И что? Современные нации – это гражданские нации. А вот с формированием критической массой граждан в Беларуси – большие проблемы. Сегодня же уровень поддержки Лукашенко среди разговаривающих в быту на белорусском языке выше, чем среди русскоязычных. Политическое поле в Беларуси разорвано не по языковому принципу, а по ресурсному. На белорусском языке в республике разговаривают в первую очередь пожилые люди, проживающие в сельской местности. Они же и составляют основу электората Лукашенко.

Лукашенко ведет борьбу с белорусской национальной идеей и ее носителями. А еще больше он боится любого независимого от государства общественного объединения или инициативы. Возможно ли в таких условиях противостоять власти, которая всеми силами пытается искоренить в Беларуси всю национальное?

Политика как противостояния власти и оппозиции, – это западная схема. На наших восточнославянских просторах политическое поле ограничивается рамками властной вертикали, что не исключает бунтов, «бессмысленных и беспощадных». В современной Беларуси высока вероятность того, что политическое «потепление» начнется сверху. Но этому должен предшествовать глубокий экономический кризис, когда власть потеряет способность концентрировать ресурсы. Достаточно вспомнить пример с распадом СССР после падения мировых цен на нефть в 6,2 раза в 1985 году.

Но даже в случае повторения варианта номенклатурной перестройки в отдельно взятой бывшей советской республике новым лидерам придется считаться со структурой белорусского общества, что приведет к резкому роста «курса акций» оппозиционных партий.

Усилиями авторитарного режима оппозиция загнана в политическое гетто, окруженное высоким забором. Власти выбросили всех оппонентов из политической системы (парламента, местных советов), перекрыли возможности их коммуникаций с населением. Любые попытки оппозиции выйти из гетто жестко пресекаются властями. Можно ли каким то образом разорвать этот порочный круг?

У каждого, кто желает получать альтернативную информацию, такая возможность в Беларуси сегодня есть. Другое дело, что для этого требуется приложить некоторые усилия. В стране существует политическое гетто, но информационного гетто нет. Индекс доверия оппозиционных СМИ в мае 2007 года превысил индекс доверия СМИ государственных, и разница продолжает увеличиваться. Но в условиях расколотого общества оппозиция не может влиять на авторитарную часть белорусского электората. Количество и качество информационных ресурсов особой роли здесь не играют. Уже который год социологам не удается обнаружить влияние пропрезидентских СМИ на демократическую часть общества. И это при почти полной монополии на телевидение!

За много лет отсутствия в реальной политике оппозиционные лидеры разучились по-настоящему бороться за власть. Когда спортсмена много лет не допускают к соревнованиям, его спортивная форма утрачивается. Не так ли получается сегодня с оппозиционными лидерами?

Власть нигде и никогда не завоевывают – власть теряют. Политическая карьера может начинаться с победы (Саакашвили), а может и с многолетних поражений (Гавел). Это вторично. У Лукашенко есть замечательное высказывание о том, что в 1994 году власть в Беларуси «валялась в грязи» и он ее «поднял». Всем нам знакомого Владимира Ильича не допускали к соревнованиям почти 20 лет, но в нужный момент его спортивная форма оказалась выше, чем у конкурентов, и он «поднял власть» из «грязи» 17-го года.

Достаточно ли проинформировано белорусское общество о репрессиях в Белоруссии?

Об этом я уже говорил. Тут все как в воспоминаниях бывшего министра промышленности фашистской Германии Шпеера: «степень своего незнания, в конце концов, определял я сам». Сторонники власти считают, что они живут в демократическом государстве, а потому не понимают, о каких, собственно говоря, репрессиях идет речь.

Какой, на Ваш взгляд, должна быть позиция и роль белорусских интеллектуалов в условиях авторитарного правления Лукашенко?

В общественном мнении нет ничего, кроме того, что присутствует в дискурсе элит. У белорусских интеллектуалов имеется свой сегмент общества. Спрос есть, а вот с качественным предложением – проблемы. Работы в этом направлении – непочатый край.

Каким Вам видится будущее Беларуси?

Выбор невелик. Если Беларусь не станет частью Европы, то она не сможет оставаться Беларусью.

08:39 19/02/2008









Cервис комментирования Disqus позволяет легко авторизоваться через фэйсбук и твиттер, а также напрямую в Disqus. Даёт возможность репостить комментарии в фэйсбук, а также использовать изображения. 
Подробнее читайте здесь.
Ветеранам Клуба Партизан, мы оставляем и старую форму авторизации.
 
Загрузка...
Loading...


загружаются комментарии