Боровский: «К 10 января на заправках Беларуси заканчивался бензин»

На суде бывший председатель концерна «Белнефтехим» рассказал, в каком положении оказалась Беларусь в начале 2007 года из-за нефтегазового конфликта с Россией.

Еще год назад Александр Васильевич был влиятельным в Беларуси чиновником, возглавлял крупнейший концерн, пишет «КП в Беларуси». Сегодня экс-главу «Белнефтехима» судят по статье УК за «Умышленное злоупотребление служебными полномочиями, повлекшее материальный ущерб в особо крупном размере» (см. «КП» за 15 и 16 февраля). Арестовали его 29 мая 2007 года. После того, как Беларусь перешла на новые условия в нефтяном сотрудничестве с Россией. О том, как страна пережила введение таможенной пошлины на российскую нефть, бывший председатель концерна «Белнефтехим» рассказал из зала Верховного суда через 8,5 месяца после задержания. «Комсомолка» приводит отрывки из его показаний.

Даже колхозы в 2006 году были прибыльными

- Я советский директор - эмоциональный такой… Практически все время проработал в промышленности. Чиновником я пробыл только 1,5 года. В концерне, - рассказал на суде Александр Боровский.

К работе на посту главы концерна Боровский приступил аккурат после новогодних праздников - 3 января 2006 года.

- В стране было спокойно с нефтью. Этот год (2006-й. - Ред.) стал очень успешным для концерна. Закупленная нефть давала большой эффект. Нефтяные заводы имели рентабельность 50 - 60 - 70%. Желающих завозить сырье на нефтеперерабатывающие заводы страны было в 2 - 3 раза больше, чем возможностей у заводов. И прибыль у нас была большая. А в концерне все заводы между собой связаны. Если нефтеперерабатывающие заводы работают успешно, заводы химии получают сырье. Заводы химии тоже сработали без проблем. Не было ни одного убыточного предприятия. И даже колхозы, которые за нами закрепили - 35 штук, даже они стали прибыльными. В 2006 году концерн впервые выполнил все показатели, - поделился Боровский успехами своего первого года в концерне.

Это было страшное время

- 1 января Россия подставила нам тяжелейшую подножку. Для экономики вообще всей страны. Россия без согласования с нами ввела таможенную пошлину (на нефть. - Ред). Мы это переживали три месяца. Это было страшное время. Январь-февраль-март - самый тяжелый период.

С 2007-го нефть, поставляемая в Беларусь, облагалась пошлиной. А это плюс 180 долларов к ее стоимости. Все, кто закупает нефть в России, должны были платить в бюджет России таможенную пошлину.

- Нефть стала дорогой. Потому что цена нефти включала помимо сырья и стоимость таможенных платежей. Экономика предприятий концерна изменилась. «Нафтан» в Новополоцке стал убыточным, Мозырский НПЗ стал убыточным.

Прибыль забрали в стабилизационный фонд страны

- У «Нафтана», например, вообще не было денег. 1 января у завода забрали всю чистую прибыль в стабилизационный фонд страны. Деньги просто взяли и забрали. Не предупреждая… Ни у кого не было денег. И у МПЗ тоже… Мало того что есть таможенные пошлины, так и те копейки денег забрали… А ведь надо нефть закупать. За что? Появилась задача не только загрузить заводы, но и решить вопрос по субсидиям (для нефтеперерабатывающих заводов. - Ред.).

Предприятия освободили от части налогов. Но настоящим спасательным кругом для нефтезаводов стали именно субсидии.

- В первые месяцы 2007 года каждый мой день начинался с того, что я звонил российским олигархам и говорил, что правительство скоро выделит субсидии. Каждое утро приходилось буквально стоять на коленях и уговаривать Владимира Богданова (гендиректора ОАО «Сургутнефтегаз»), Вагита Аликперова (глава «ЛУКойла») завозить нефть в Беларусь. А что такое субсидия? Бюджет страны утвержден. А тут надо достать деньги на каждую тонну нефти.

«Останавливались заправки, сельское хозяйство, авиация»

Вопрос решился 2 марта: с 1 февраля были введены субсидии на тонну переработанной или завезенной нефти из белорусского бюджета. Так государство помогло заводам.

- Мы практически недели три после этого сутками напролет заседали в Совмине. Нам нужно было доказать, что дотация, которую дало государство 1 февраля, мала. Нам нужно было субсидию увеличить в 2 раза! Нам нужно было это все рассчитать и доказать главе государства. Мы до двух ночи сидели в Совмине. Каждый день делали расчеты. Иначе российским компаниям было невыгодно поставлять нефть… И окончательно определились с субсидиями только 4 мая. Весь апрель мы опять отработали только на моих, личных обещаниях. С утра до ночи быть просителем у этих олигархов, миллиардеров - у меня была такая работа. Вот звонил, бывало, Богданов с Сургута и говорил: «А я тебе не поставлю нефть! Пока правительство не даст эти 24 доллара (субсидия на тонну нефти. - Ред.)». Я в очередной раз обещал: «Поставьте! Будут, будут эти льготы!»

- Я не могу рассказывать историю, которая была у нас в январе в Беларуси. У нас было страшно. Останавливались заправки, сельское хозяйство, авиация… В начале года, с таможенными пошлинами, мы нефть закупили только 15 января. И мы немножко еще выкрутились на декабрьских остатках. Мы были на грани… Те же заправки. У нас бензин к 10 января заканчивался. Не было нефти. Заводы останавливались…

Леонид Заико: «Нефть создавала иллюзию процветания»

- Мы продавали только в страны Евросоюза нефтепродуктов на шесть миллиардов долларов! Это российскую нефть перерабатывали и продавали! Мы продавали нефтепродуктов ровно столько, сколько Россия продавала вооружения за границу. Они это делали громко, показывали ракеты по телевидению, а мы это делали тихонечко, никому не рассказывая, продавали на такую же сумму нефтепродуктов. Прибыльность нефтепереработки составляла до 2007 года 30%. Эта цифра характерна для многих стран. При такой прибыли субсидии не нужны были. И они появились, когда Беларусь прижали к стенке с экспортными пошлинами.

- На беспошлинной нефти держалось наше «экономическое чудо»?

- Да. К тому же нефть создает иллюзию нашего процветания. Когда мы получали высокие доходы от нефти, мы стали продавать меньше мебели, у нас возникли проблемы с нашими станками… А это плохо. Продать тонну бензина и продать тонну белорусской сметаны - все же разное дело. Переработка нефти - это самый выгодный бизнес. И надо было так организовать это дело, чтобы самым выгодным предприятиям еще давать субсидии.

Только сказать простому белорусу, который получает 600 тысяч рублей и платит за бензин две тысячи рублей за литр, что половина этой цены - это субсидия для завода. Он, получается, тысячу рублей на каждом литре нефти платит для того, чтобы рабочий нефтепереработки получал миллион двести рублей зарплаты.

- К началу 2007 года действительно мог закончиться бензин? -

- Так и было. И мои коллеги, которые работают на практике, это понимали. Белорусскому правительству нечего заниматься нефтепереработкой, это дело частного бизнеса.

09:22 19/02/2008




Loading...


загружаются комментарии