Юрий Бандажевский намерен создать в Литве научно-исследовательский центр экологии и здоровья

Не так давно негосударственные издания Беларуси получили письмо от профессора Юрия Бандажевского. В открытом обращении к народу врач-радиоэколог снова напомнил о последствиях чернобыльской аварии, подчеркнул, что "население страны получало и продолжает получать с продуктами питания радиоактивные элементы", а белорусские власти игнорируют эту проблему. Профессор призвал белорусов понять, что только они должны влиять на сложившуюся ситуацию и требовать от государства "развивать те направления экономики и хозяйствования, которые целесообразны с учетом создавшейся экологической ситуации".

В свете последних событий, когда даже Генеральная ассамблея ООН свернула программы по гуманитарной помощи населению, проживающему на загрязненных Чернобылем территориях России, Беларуси и Украины, кажется, что о проблеме радиации публично говорит только Юрий Бандажевский. Недавно Юрий Иванович переехал из Франции, где занимался научными исследованиями, в Литву. Неужели и французы, которые на протяжении десятилетий активно борются за радиоактивную безопасность общества, отказались от дальнейшего проведения исследований по сути изгнанного из Беларуси профессора?
— Я бы не стал так драматизировать ситуацию, — наш телефонный звонок застал Юрия Бандажевского в Вильнюсе. — Я контактирую с организацией ликвидаторов-чернобыльцев из Беларуси. Они как раз ищут возможности говорить об этой проблеме вслух. И меня это очень радует.
Белорусы моего поколения, люди постарше прекрасно помнят, что такое Чернобыль. Сегодня нельзя одним махом закрыть эту проблему, объявить, что все нормально, никакой угрозы здоровью нет. Но большинство людей боится говорить об этом вслух. Режим нынешней власти создал психологический комплекс страха у большинства населения. А картина ведь страшная! Смертность в Беларуси в два раза выше рождаемости, мы теряем молодых, умных работоспособных людей из-за проблем с их здоровьем. Сегодня самая страшная беда белорусов — сердечно-сосудистые заболевания. Но если посмотреть наши научные работы, то как раз-то в ходе их были получены данные, свидетельствующие о том, что проблемы с сердцем обусловлены постоянным воздействием на него радиации. Гомельский государственный медуниверситет с 1990-го по 1999 год занимался этой проблемой. Наши сотрудники защищали научные диссертации по этой теме, защищали в ведущих центрах Москвы — тогда столице СССР. В 1999 году был снят фильм "Чернобыльское сердце", который показало Белорусское телевидение. Но потом эту проблему в высоких кабинетах "похоронили".
— В чем суть ваших научных исследований?
— Сердце — это орган, который работает очень интенсивно. Радионуклиды цезия, проникая в организм человека, инкорпорируются в сердечные мышцы весьма активно. Цезий создает эффект энергетического голода в клетке, а сердечная мышца наиболее уязвима, она первая утилизирует цезий. Отсюда и возникновение сердечно-сосудистых проблем. Мы показали это на клиническом материале. Наши исследования и сегодня обсуждаются на международных конференциях, но не на родине. Хотя в свое время, когда я работал ректором Гомельского медуниверситета, некоторые ученые Академии наук Беларуси приветствовали наши научные исследования, поддерживали их. Но сегодня их голосов я не слышу. Более того, те, кто меня поддерживал, пишут письма и уговаривают коллег написать заключения против наших исследований.
— Во Франции вы продолжали заниматься именно этими исследованиями?
— Во Франции я работал по годовому контракту по передаче опыта, наработанного нашим университетом по проблематике воздействия радиации на организм человека в связи с чернобыльской катастрофой. Вместе с французскими коллегами мы работали очень интенсивно, я подготовил две книги. Надеюсь, что одна из них выйдет в этом году в Англии. Вторая — "Репродукция человека и радиоцезий" ждет своего издателя. Эти работы уже цитируют, при этом даже наши противники.
— Во Франции они тоже есть?
— Есть оппоненты, которые не считают, что воздействие радиации так серьезно сказывается на здоровье людей. Но есть и те ученые, которые понимают всю тяжесть опасности даже относительно небольших с точки зрения внешнего радиоактивного воздействия доз облучения на организм человека.
— Почему вы переехали именно в Литву?
— Потому что логика моей жизни не предопределяет оставаться во Франции и говорить, какой я несчастный, обиженный и побитый белорусской властью человек. Я не хочу быть политическим изгнанником. Во Франции у меня было жилье и возможность спокойно жить. Но я хочу работать. У меня было несколько проектов, которые не сразу удалось осуществить. Но работа в Европарламенте дала свои результаты. Была одобрена идея по созданию научно-исследовательского центра экологии и здоровья, который будет заниматься анализом ситуации, связанной с фактором воздействия на организм человека внешней среды, и прежде всего радиации. Центр должен разрабатывать конкретные предложения для решения существующей задачи.
— Этот центр будет создан в Вильнюсе?
— Пока рано что-либо прогнозировать. Я хотел бы, чтобы центр работал в Вильнюсе. И надеюсь, что так и будет. Я вижу положительную реакцию на это со стороны правительства Литвы. Ситуация в связи с воздействием радиационных и других агентов на территории постсоветского пространства не локализуется Беларусью. Страны Балтии тоже были подвержены воздействию радиационного фактора, причем начиная с 60-х годов прошлого столетия. Всё вместе, а не только чернобыльская трагедия, привело сегодня к такой демографической проблеме.
— На родину не планируете вернуться в ближайшее время?
— Как только будет возможность спокойно жить и работать, сразу же вернусь. Сейчас существует вероятность того, что покой Бандажевского будет нарушаться едва ли не каждый день, его будут вызывать, пугать…
— Но ваши родные ведь живут в Беларуси…
— А вы спросите у моей жены Галины Сергеевны, как им живется. Думаю, она расскажет, какое давление на них оказывается... Моим родным очень непросто. И я благодарен им за терпение.
— А возможности воссоединиться за границей нет?
— Мы хотим воссоединиться на родине, в мои планы эмиграция не входит. И у членов моей семьи есть свое мнение на этот счет. Они не хотят убегать из своей страны. Как бы трудно ни было, они хотят жить и работать в Беларуси. Жена, правда, устроиться на работу пока не может. Ей отказывают в трудоустройстве, несмотря на то, что она кандидат медицинских наук, имеет высшую медицинскую категорию, в свое время возглавляла кафедру педиатрии Гомельского государственного медуниверситета, ее работы читают во многих странах мира.
— Юрий Иванович, слышала, что вы лоббируете в Европе программу по оздоровлению и лечению ликвидаторов последствий чернобыльской катастрофы. Есть ли какие-то результаты?
— Хотелось, чтобы это была конкретная медицинская помощь конкретным людям. Я знаю, что в Беларуси свернуты практически все государственные программы помощи ликвидаторам. Моя идея поддержана, в Париже сейчас организовывается Международный синдикат по поддержке ликвидаторов последствий аварии на Чернобыльской АЭС. В него согласны вступить очень многие политики.
— Вы утверждаете, что угроза здоровью белорусов по-прежнему остается очень серьезной. Но если государство закрывает глаза на эту проблему, может ли ее решить отдельно взятый человек?
— Хватит молчать! Надо иметь гордость! Мы — великая нация! Мы должны заставить власть заняться этой проблемой. Государство — лучший доктор. Оно должно ставить заслон проникновению радиоактивных элементов в продукты питания. И это реально сделать. Хотя бы 25 процентов загрязненной территории оставить в покое и не засевать — уже решение проблемы. Продуктов питания в мире достаточно, надо только интегрироваться в эту систему. Надо менять сельскохозяйственные технологии. Например, молоко можно перерабатывать так, чтобы оно было менее радиоактивным. Но этим никто в Беларуси сегодня не хочет заниматься. На международном уровне никто не говорит об этих проблемах, голоса Беларуси не слышно.
Общество должно быть демократическим, голос каждого должен быть услышан. А так люди спасаются поодиночке. Кто имел деньги, купил радиометры. Но весь народ не купит. Разве это решение проблемы?!
— И последний вопрос. Как вы считаете, строительство АЭС в Могилевской области скажется на здоровье белорусов?
— Моя позиция известна: этого не нужно было делать. Такая позиция Беларуси убеждает мировое сообщество, что не нужно помогать Беларуси, у них все хорошо. Когда на международной арене Беларусь говорила о проблемах, международное сообщество вынуждено было нам помогать. А так, в ноябре прошлого года Генеральная ассамблея ООН закрыла чернобыльский вопрос: мол, сами и занимайтесь своей зоной…

ЛИЧНОЕ ДЕЛО
Юрий БАНДАЖЕВСКИЙ — самый молодой доктор медицинских наук в Беларуси. Ученую степень доктора наук он получил в 31 год, в 33 — стал профессором. В 1990 году Бандажевский возглавил только что открывшийся Гомельский медицинский институт. С тех пор занялся изучением воздействия малых доз радиации на организм человека. Ученые института во главе с Бандажевским доказали причинно-следственную связь между воздействием радиации на организм человека и возникновением ряда серьезных заболеваний. Однако летом 1999 года профессор Бандажевский был арестован, а в июне 2001 года признан виновным в получении взятки и осужден на 8 лет. Наказание отбывал сначала в тюрьме, а потом на вольном поселении. Был освобожден досрочно-условно.
С 2006 года работает за границей. Имеет Паспорт свободы, который дает право жить на территории любого государства Евросоюза.

14:06 21/02/2008




Loading...


загружаются комментарии