Семью Козулина хотели разменять

Ольга Козулина рассказала, на каких условиях Александр Лукашенко готов выпустить ее отца из тюрьмыё

— Все, что происходило в нашей семье последние две-три недели, для меня было шоком. Это была настоящая кулуарная игра на очень высоком уровне, выше которого в нашей стране нет. Наша семья не собиралась разглашать эту информацию и рассказывать что-либо в СМИ. Но… обстоятельства сложились совсем иначе. Лукашенко, будучи человеком очень эмоциональным и экспрессивным, решил сделать, видимо, как он считал, умный шаг, а получилось… как всегда!
— В своем ответе Александру Лукашенко ваша мама упомянула о том, что те вещи, которые были озвучены посыльным от президента, неприемлемы. "Это было бы позорным бегством из страны". Что она имела в виду?
— Да, действительно, через посредников нам был предложен следующий вариант: папу выпускают, он берет маму и везет ее лечить в Германию. (Между прочим, хочу заметить, что не наша семья дала эту информацию в прессу.) Но при одном условии: он не имеет права появляться в Беларуси на протяжении определенного количества времени. Сначала мы восприняли это с радостью, решив, что самое главное — папа будет на свободе. С замершими сердцами мы начали представлять, как это будет, как скоро мы сможем его увидеть, обнять… Но через какое-то время прошла шоковая реакция от такого "лестного" предложения, разум вернулся. Стало очевидно, что главный режиссер нашего государства, организовывая новую психическую атаку на Козулина, взял в качестве козырной карты маму и ее здоровье. Но Бог ему судья!
— На свидании с отцом в колонии вы уговаривали его выйти на свободу? Лукашенко говорил именно об этом. Как понимать эти слова? Выходит, с вами тоже кто-то разговаривал о возможных вариантах освобождения Козулина?
— Начнем с того, что мы ездили к папе не уговаривать его выйти на свободу, а обсудить и проанализировать ту ситуацию, которая сложилась. Это и экономическая ситуация в Беларуси, и давление ЕС и Америки на белорусскую власть, и освобождение политзаключенных. Кроме того, была налицо причино-следственная связь папиного отказа от предложения Лукашенко, которое он озвучил в минувшую пятницу, и теми жесткими мерами, которые начали применять против него в колонии, о чем мы узнали только на свидании.
— Что вы имеете в виду?
— Последнее свидание с папой проходило в очень нервной обстановке.
На это свидание, в свете того, что всех политзаключенных постепенно отпускают, я ехала с настроением, что едва ли не сегодня — завтра сможем забрать его домой. С надеждой, что срок его несправедливой отсидки закончится максимум через неделю, две. Но то, что что-то не так, я почувствовала, как только мы зашли в колонию. Заместитель начальника разговаривал с нами очень сухо, не улыбался. Взял не все диски, которые мы привезли в колонию, хотя запрета на это никакого не было. Два часа мы ждали начала свидания. Перед тем, как папу привели в комнату свидания, из нее убрали электроплитку и соковыжималку, которые помогали папе готовить еду, когда он выходил из голодовки.
И тут пришел папа… Он развеял мои иллюзии по поводу своего освобождения. Он сказал, что в отношении его объявили войну. И теперь он говорит только об одном: эту войну он готов принять!
— На свидании Александр Владиславович говорил о том, какие конкретно условия предлагались ему взамен на освобождение? Например, от него требовали написать прошение о помиловании или уехать в эмиграцию в Германию? Кто вел с ним переговоры в колонии?
— Так интересно, что только сейчас все события складываются в мозаику, а всего несколько дней назад все фигурки от нее валялись в полном хаосе. Я сейчас высказываю свою личную точку зрения. Сначала мы слышали постоянные ссылки на то, что Александр Лукашенко отпустит Козулина, если тот напишет прошение о помиловании. И очень долго над нами висело это негласное предложение, которое он озвучил во французской газете. Но Козулин не единожды и каждый раз в более жесткой форме заявлял, что он не будет писать прошение о помиловании, поскольку не считает себя виновным. И тогда, видимо, в высших кабинетах созрел другой план. Все-таки давление Запада и США — дело нешуточное. И тогда появился этот кощунственный вариант: под предлогом болезни мамы, которую надо лечить в Германии, выкинуть Козулина из страны. Но только они не ожидали, что Козулин скажет "нет" и не пойдет на сделку с совестью даже в такой, я бы сказала, трагической ситуации.
Самое интересное, что для нас никакой неожиданности не произошло. Ведь кто знает лучше нашего любимого папулю, чем его семья? Только мы знаем, что уже на протяжении долгого времени его жизнь — это Беларусь, а его цель — сделать Беларусь и белорусский народ счастливым! Для кого-то эти слова кажутся лозунгами, но мы папу полностью поддерживаем. И я очень надеюсь, что белорусы в скором времени это оценят.
Мама тоже считает, что уезжать из страны не надо. Лечение в Германии ей пока не надо. И поэтому циничное высказывание Лукашенко о том, "что эта мама ему давно уже не нужна", даже не считаю нужным комментировать. Это говорит лишь об уровне нравственности человека, который так неприкрыто издевается над нашей семьей. Я не собираюсь оправдываться, просто приведу отрывок из папиного письма, которое пришло нам 18 февраля этого года. Письмо он пишет маме:
"В этот день святого Валентина ты знай, что я тебя очень люблю и, не задумываясь, отдал бы свою жизнь за твою… А в этой жизни у меня была, есть и всегда будет только одна, единственная жена, любимая жена — моя Иринушка!"
— Оля, как чувствует себя Ирина Ивановна? На ваш взгляд, что имел в виду Александр Лукашенко, заявляя, "мы ей предлагали лечение в Германии".
— Когда мама узнала, что ее болезнь вернулась, это было приблизительно в середине 2005 года, ей действительно предложили обследование и лечение в Германии. В Боровлянах она взяла результаты анализов, историю болезни, перевела их на немецкий язык и поехала за свой счет в Германию. Консультация в немецкой клинике длилась 30 минут. Приехав в Минск, она передала дополнительные результаты анализов. Через достаточно длительное время из Германии прислали ответ с рекомендациями по лечению и припиской, что это лечение можно пройти и в Минске в Боровлянах. В этом и состояло так называемое "лечение", про которое заявил Лукашенко. Но что самое непростительное: мама потеряла более полугода, пока ждала и надеялась на нормальное к ней отношение и лечение в Германии, а при таких болезнях — это очень большой срок...
— Как вы думаете, выйдет ли в ближайшее время Александр Владиславович на свободу? Николая Автуховича, Дмитрия Дашкевича, Артура Финькевича, Андрея Климова освобождали без каких-либо условий. Возможен ли такой вариант в отношении вашего отца?
— Освобождение практически всех политзаключенных дало нам большую надежду на то, что, конечно, папа тоже будет освобожден. И, в принципе, если бы А.Лукашенко думал не только о своей личной мести, но и о Беларуси, причем думал логически и последовательно, то освобождение Козулина можно было бы практически гарантировать. Но так как Александр Григорьевич человек очень эмоциональный и, к сожалению, не всегда думает о последствиях своих высказываний и действий, и к тому же Козулин посмел отказаться от его предложения, то, по мнению папы, шансы на выход у него очень невелики. В своем последнем письме он написал следующее: "Гневу нашего Гегемона нет конца. Т.к. мы нарушили весь его стройный план (надо отметить, в очередной раз спутали его карты), поэтому он привычно должен со всей силой обрушить его на меня… Я к этому готов, как никогда…"
Кроме того, освобождением политзаключенных Лукашенко создал в Беларуси ряд так называемых юридических и судебных прецедентов. В отношении Козулина ему не надо искать ухищрений в законодательстве, на основании которых он может оправдать его. Первый вариант — это возобновление дела по вновь открывшимся обстоятельствам (с юридической точки зрения, суд заново рассматривает дело и выносит оправдательный приговор). Второй вариант — Верховный суд изымает дело, выносит новое решение, по которому, например, "скашивает" хотя бы полгода, и этого будет абсолютно достаточно, чтобы применить амнистию от 25 ноября 2007 года.
Ну, в конце концов, пусть Лукашенко совершит акт доброй воли, как в случае с Андреем Климовым, освобождению которого мы очень рады, и освободит Козулина без всяких прошений от него.

14:09 21/02/2008




Loading...


загружаются комментарии