«В аэропорту уже ждал самолет»

За несколько часов до возвращения в колонию Александр Козулин провел онлайн-конференцию с читателями интернет-газеты "Белорусские новости" и пресс-конференцию для журналистов. Политик рассказал о предложениях, сделанных им Лукашенко и оппозиции, а также поделился некоторыми подробностями относительно условий его освобождения из колонии.

Предлагаем вашему вниманию выдержки из стенограммы пресс-конференции.
Наступает время умиротворенности и спокойствия"
 
- Я вышел с предложением ко всем демократическим силам Беларуси с тем, чтобы поставить черту под прошлым, забыть какие-то личные обиды, аспекты каких-то личных отношений. Понять, что деление на правых-левых закончилось, что мы все должны сегодня объединиться. Настало время перемен. Время насилия, войны террора заканчивается. Наступает время умиротворенности и спокойствия, наступает время мира. Мира в нашей стране.
 
В этом году мы должны провести конгресс всех демократических сил Беларуси. Этот конгресс не может быть местом разборок, решения каких-то личных вопросов. Этот конгресс должен быть посвящен будущему Беларуси, ее месту в цивилизованном мире… Мы должны объединиться и показать всему миру, что мы сильнее ситуации и обстоятельств.
 
"Я протягиваю руку Лукашенко"
 
- Я сегодня проснулся чуточку другим человеком. После этих двух дней в моей душе наступили спокойствие и умиротворенность. Я всегда понимал, что насилие пагубно и что насилие никогда не приводит ни к чему хорошему. (…) Какое-то такое благодатное состояние, я не знаю, может быть, божественное снисхождение, призывает меня к тому, чтобы сказать следующее: я прощаю Лукашенко, моя семья прощает Лукашенко за все, что нам было причинено… Я предлагаю поставить на этом точку и я протягиваю руку Лукашенко. Я протягиваю руку с совершенно чистым сердцем, с абсолютно чистыми намерениями. У меня нет злобы, ненависти или даже раздражения.
 
Я предлагаю также ему забыть про все личные обиды, подняться над ними. Он президент и, как бы мы ни хотели, он первый президент Беларуси. Он часть нашей истории, часть истории независимой Беларуси. И мы это должны сказать вслух и признать это вслух. Но наступил момент истины. Сегодня мы стоим перед тем, что в Беларуси фактически завершено построение тоталитарного государства. (…) У нас тотальное насилие над всем и всеми, над личностью, над свободой выбора, над возможностью любить, кого хочу, над возможностью дружить с тем, с кем хочу, над возможностью даже думать. Это называется уже пределом, за чертой которого уже мрак и тьма. Вот этого допустить мы уже не можем. Все мы ходим под Господом Богом. Господь все видит. И я призываю Александра Григорьевича подняться над личным и стать действительно президентом Беларуси, а не простым смертным.
 
Лукашенко - человек со своими страстями, со своими желаниями, со своими эмоциями, пора ему стать президентом и подняться над вот этим низменным и проявить то высокое и светлое, что есть в каждом человеке и, конечно же, есть у Лукашенко. Поэтому я забываю о прошлом и предлагаю ему забыть о прошлом и начать с чистого листа, ради будущего нашей страны, ради будущего наших детей, ради вольной и независимой Беларуси, ради ее процветания.
 
Я не знаю, как будут дальше развиваться события, но у Лукашенко сегодня есть выбор: принять мое предложение и начать совершенно новый этап в развитии Беларуси.
"Я никогда не стану на колени, мне колени можно обрубить, но я все равно буду стоять"
 
Александр Козулин рассказал о том, что давало ему силы в заключении:
 
- Я получал огромное количество писем. Больше из-за рубежа, но много из Беларуси. От людей самого разного возраста: от детей и до моих матерей и отцов. Самый старший возраст - 86 лет. Там были не строчки. Там были их души и сердца, их горячие сердца, их чистые души. Они объединялись со мной, я становился частью их. Поэтому моя сила возрастала невероятно. Такие силы не победить. Ту силу, которую я черпаю от горячих людских сердец, не победить никому и не сломить никому. Поэтому власти столкнулись с той силой, которая непобедима. Я никогда не стану на колени, мне колени можно обрубить, но я все равно буду стоять.
 
"Лукашенко должен понимать, что это не только мое предложение, а это предложение небес"
 
По мнению Козулина, если Лукашенко оттолкнет его протянутую руку, то покажет всему миру, что "у него нет ничего святого":
 
- Не надо каяться публично, важно чтобы это покаяние было в душе внутри самого себя. Речь идет не только о Лукашенко, речь идет о многих людях из его команды. О многих людях, которые занимают высокие ответственные должности. Речь идет в целом о серьезной ситуации. Если мы не можем изменить мир, то мы должны изменить самих себя и тогда мир станет чище, лучше, светлей и добрей. Поэтому я и предлагаю, чтобы люди задумались, что у нас внутри. Нет людей, которые только добрые или злые. Нет людей, у которых только свет или только тьма. Важно, что берет верх: светлое или темное. Поэтому я предлагаю сегодня, чтобы светлое начало заиграло. Сегодня надо задуматься не о материальном, меркантильном, бытовом, сегодня надо задуматься о вечном, об истинных ценностях. Все мы станем перед Господом и всех нас ждет этот суд. Могу вам сказать, что этот суд очень близок для каждого из нас. Поэтому сегодня Лукашенко должен понимать, что это не только мое предложение, а это предложение небес. Если он это предложение отвергнет, то он всему миру и всему народу Беларуси покажет, что у него абсолютно нет ничего святого. И что он не готов даже к элементарным вещам. Ведь если ты хочешь общего блага, то оно достигается путем переговоров, путем компромиссов. И здесь не может быть диктата и насилия, здесь разговор должен быть на равных. И если Лукашенко сможет переступить через самого себя, то все будет хорошо и у него лично, и у нашей страны. И мы все должны это хорошо понимать. Ради людей, ради Беларуси много о чем можно договориться и пойти навстречу друг другу.
"Это фактически депортация из страны"
 
Александр Козулин рассказал, на каких условиях ему предлагалось освобождение:
 
- Мне предлагалось, чтобы я вместе со своей семьей просто уехал в Германию. Это предлагалось на самом высоком уровне. Кто может решить "вопрос Козулина" в нашей стране? Предлагалось просто уехать в Германию на самые лучшие условия. Я не буду объяснять, какие условия. Это были самые лучшие условия, какие только можно предложить. Вопрос только касался, чтобы я перестал заниматься политической деятельностью. То есть меня бы просто из тюрьмы садили в машину, везли к самолету, давали мне паспорт… Моя семья меня встречает в салоне самолета и мы улетаем в Германию. В каком статусе я уезжал бы туда? То есть меня по личному желанию господина гегемона посадили в тюрьму и, сегодня получается, по его личному указанию, меня из тюрьмы освобождают. В каком качестве, в каком статусе? То есть я, как осужденный, уезжаю в Германию, а потом мне говорят, что мы со временем решим вопрос, там может выйти амнистия, может, под амнистию попадете… Конечно, решался вопрос, что я могу через полгода или до конца следующего года вернуться в страну. Но это предполагалось… Это фактически депортация из страны. А я из своей страны уезжать никуда не хочу. Я гражданин своей страны. Я буду здесь и буду терпеть все тяготы и лишения нашей современной действительной реальности в силу того, что эти тяготы терпит весь белорусский народ. И каждая семья наша находится, пусть не в таком положении, как моя, но если брать в целом ситуацию, то приблизительно в таком же.
 
При этом Козулин так и не ответил на вопрос, кто в семье все-таки принял решение о том, чтобы не ехать в Германию.
 
- Конечно, любая женщина хочет помочь мужу. И конечно, любая женщина, особенно в тех условиях, в которых она находится, хочет увидеть кусочек солнышка, кусочек свободы. Моей жене очень хотелось этого. Но лечение в Германии, как вы понимаете, не предлагалось. Для того чтобы лечить в Германии, нужно знать ситуацию, а исходя из того, как быстро умерла моя жена, то фактически мне предлагалось, чтобы моя жена умерла в Германии. И это совершенно очевидная вещь.
 
"Я вручаю свою судьбу в руки Господа Бога и смиренно отнесусь к тому, что меня ждет"
 
С сегодняшнего дня я отказываюсь от всех ультиматумов власти. Я не буду больше голодать. Я не буду больше противиться требованиям режима. Когда за эти два дня огромное количество людей меня просили: "Александр Владиславович, только не объявляйте голодовку, ваша жизнь нужна нам", несмотря на всю мою принципиальную позицию в этом вопросе, пробудилось что-то иное - во мне пробудилась ответственность перед людьми. Именно эта ответственность перед людьми - это уже новое мое состояние - заставляет меня принять кардинально иное решение, то есть я отказываюсь от голодовки, я вручаю свою судьбу в руки Господа Бога и смиренно отнесусь к тому, что меня ждет.
10:17 29/02/2008




Loading...


загружаются комментарии