Анатолий ЛЕБЕДЬКО: «Я на самом деле очень богатый человек, и у меня есть серьезный капитал...»

Некоторые высокопоставленные белорусские чиновники при каждом удобном случае любят повторять, что в оппозиции — все безработные. Например, в конце минувшего года во время своей пресс-конференции председатель КГБ Беларуси Юрий Жадобин заявил, что большинство представителей оппозиции живет на иностранные гранты. И даже привел конкретный пример: мол, "есть отец, который 17 лет нигде не работал, а живет на гранты. А сегодня его сын начинает жить на эти гранты". Правда, фамилию этого оппозиционера шеф ГБ по каким-то лишь ему известным причинам решил не называть. Совсем недавно и Александр Лукашенко в одном из своих публичных выступлений фактически поручил руководителям белорусских телеканалов показать, как живет оппозиция. "Народная воля" решила побывать в гостях у самых известных представителей белорусской оппозиции, посмотреть на их квартиры, машины, дачи, а заодно расспросить про "золотые запасы".

Анатолий ЛЕБЕДЬКО: «Я на самом деле очень богатый человек, и у меня есть серьезный капитал...»

К председателю Объединенной гражданской партии Анатолию Лебедько долго напрашиваться в гости не пришлось. Он сразу назвал адрес и сказал: приезжайте в любое время.

Лебедько живет почти рядом с главой государства. Правда, не в тщательно охраняемом коттедже, а в самой обычной серенькой многоэтажке на улице Леси Украинки.

Когда мы приехали, Анатолия Владимировича дома не оказалось. В квартиру нас впустила его супруга Светлана, которую политик забыл предупредить о непрошеных гостях… Сам Лебедько появился дома примерно через полчаса и сразу присоединился к нашему разговору.

Лифт

В лифте, которым пользуется Анатолий Лебедько, черным цветом старательно выведено "Жыве Беларусь!". Светлана говорит, что, когда увидела эту надпись, на всякий случай поинтересовалась у мужа и сына, не они ли испортили имущество.

"Мы к этому не причастны", — почти в один голос ответили они.

Квартира

У Лебедько трехкомнатная квартира. Общая площадь — около 68 квадратных метров, жилая — примерно 38.

"Мы переехали в Минск в 1990 году, — вспоминает жена Лебедько. — Толя был депутатом Верховного Совета, а иногородним тогда предоставляли жилплощадь. До этого мы с мужем жили в Ошмянах вместе с моими родителями. И когда в Верховном Совете начали давать квартиры, муж поначалу отказался от жилья в столице. Когда он рассказал об этом, нашему с мамой удивлению не было предела! В конце концов он сдался, и у нас, наконец, появился свой угол. Квартиру мы приватизировали лишь тогда, когда Верховный Совет разогнали.

Два года назад мы сделали здесь небольшой ремонт. Анатолий Владимирович, правда, в то время был в тюрьме, а мы с сыном ремонтировали зал, коридор и ванную, потому что там плитка уже сыпалась на голову. Дивану этому уже лет десять. А вот стенку заменили. Хотели вообще обойтись без нее, но не получилось".

В зале, кроме стенки и дивана, стоит еще и большой плоскоэкранный телевизор "Филипс".

"Мы купили его пару лет назад с помощью Толиных родителей, — рассказывает Светлана. — Если не ошибаюсь, стоит он около тысячи долларов. Старый телевизор мы поставили на кухню".

Комната Артема Лебедько — совсем крохотная. Там, кроме стола и пары полок, еще поместилось кресло-кровать.

В спальне — самые обычные кровать, шкаф и тумбочка. По словам Светланы, пейзаж, который висит напротив их семейного ложа, они с мужем покупали в те времена, когда белорусские художники еще торговали своими работами вдоль теперешнего проспекта Независимости.

"А люстра здесь у нас очень старая, мы ее уже лет пятнадцать хотим заменить, но все руки не доходят, — говорит Светлана. — Из роскоши тут, пожалуй, только икона, которую Толя лет семь назад привез из Греции".

Кухня у Лебедько площадью около девяти квадратных метров. В глаза сразу бросается холодильник "Аристон", на котором между двумя мягкими игрушками, гордо стоит бело-красно-белый флаг.

"Микроволновки у нас нет, — признается жена Лебедько. — Толя отвез ее в партийный офис. Как, впрочем, и кофеварку, и маленький телевизор. Если у меня есть запасы кофе или чая, то все уходит в партию. Я к этому уже привыкла…"

Пока Лебедько заваривает чай, Светлана рассказывает: "В семейном плане я счастливый человек. Если Толя не в тюрьме, то каждое утро он готовит мне кофе. Правда, из еды супруг может сделать лишь яичницу, отрезать хлеба и колбасы, ну, и еще разогреть приготовленное. И что такое пылесос взять в руки, Толя тоже не знает. Поэтому мы делим эти обязанности с сыном. Кстати, в отличие от папы, Артем может, если надо, и суп сварить, и мясо поджарить, и макароны приготовить…"

Не так давно кто-то злобно подшутил над политиком Лебедько — под объявлением о продаже квартиры дали его домашний телефон.

"Звонили без перерыва, — рассказывает Светлана. — Я сначала отнекивалась, объясняла, что это какая-то ошибка. А потом, не выдержав, стала отвечать: да, мы продаем квартиру, цена — миллион долларов. И добавляла: если вы заплатите нам эту сумму, то мы хоть сегодня освободим жилплощадь. В ответ слышала возмущенное: "Вы с ума сошли!" А мужу объяснила: продав квартиру за такую сумму, мы сразу решим все свои финансовые проблемы…"

Загородные дома

По словам Светланы Лебедько, ни дачи, ни загородного дома у них с мужем нет.

"У моих родителей в Ошмянах была городская квартира, а потом они ее продали и переехали в Слуцк — поближе к сестре, — говорит жена Лебедько. — У нас есть земельный участок, который юридически оформлен на Толю. Я даже точно не могу сказать, сколько там соток — кажется, десять. А может, и меньше. Там его родители садят картошку. Толин отец — кулак в самом хорошем значении этого слова. Как раз на днях мы отмечали его 70-летие. Летом он в три часа уже на ногах, пашет, сеет. Он жадный до работы…"

"У него всегда было больше земли, чем положено, — подключается к разговору Анатолий Лебедько. — Он выезжал в лес, выкорчевывал делянки и засевал их. Председатель колхоза обнаруживал их, присылал туда трактор, и все посевы запахивали. А отец был счастлив, что из пяти делянок две запахали, а три остались…"

"Так что дачи у нас нет, — продолжает Светлана. — Толя говорит, что в Верховном Совете можно было получить участок под дачу, но тогда нам это было не надо. Мужа часто не бывает дома, а я не хотела, чтобы эта дача висела на мне..."

Счета в банках

Услышав вопрос про счета в зарубежных банках, Светлана развеселилась.

"У меня есть счет в "Беларусбанке" — мне зарплату туда перечисляют", — говорит она.

Кстати, Светлана Лебедько работает в школе, преподает английский язык. В месяц зарабатывает примерно 700 тысяч белорусских рублей.

Единственный сын Анатолия Лебедько учится в БГУ на факультете международных отношений.

"Сын учится платно — мы этого никогда не скрывали, — говорит Светлана. — В год на обучение уходит в среднем около трех миллионов белорусских рублей. Ни на имя Артема, ни на имя родителей счетов в зарубежных банках мы не открывали. Что касается наших родителей, то они живут на пенсию. Мы им, естественно, помогаем. А они при каждой возможности стараются нам подсобить. Так, наверное, в каждой семье".

"В ближайшие дни я стану обладателем персонального банковского счета, — добавляет Лебедько. — Мне должны вернуть деньги, которые я платил за штамп на выезд и паспорт".

Доходы

Анатолий Лебедько разрушил популярный миф о том, что якобы нигде не получает зарплату.

"Я вообще-то исправно плачу налоги и тем самым содержу огромный штат чиновников, — говорит он. — Мое место работы — Объединенная гражданская партия. Зарплату я, как и некоторые другие члены нашей партии, получаю по ведомости, все проходит официально, без черных схем. Откуда финансирование? У нас существует система пожертвований и взносов. За счет этих средств мы содержим офис и часть рабочего аппарата. Работа у нас начинается в девять утра. Размер моей зарплаты не превышает средней зарплаты по стране и Минску.

Вообще-то, я могу зарабатывать многими своими качествами. Могу читать лекции, давать рекомендации, как вести себя в бизнесе, могу писать статьи…"

"Одно время Толя занимался репетиторством по французскому языку, — добавляет Светлана. — Это было в тот период, когда мы переживали финансовые сложности…"

"Сегодня мы, слава Богу, не голодаем и не бедствуем, — говорит Лебедько. — У нас нормальный средний уровень среднестатистической белорусской семьи…"

Командировки

Не секрет, что до недавнего времени Анатолий Лебедько довольно часто выезжал за рубеж.

"Практически все командировки были оплачены приглашающей стороной, — говорит Лебедько. — Долгое время мы с бывшим председателем Палаты представителей Владимиром Коноплевым и другими депутатами ездили в Страсбург на сессии ПАСЕ. Так вот ни за Коноплева, ни за Лебедько белорусский налогоплательщик не платил. Как правило, приглашающая организация закладывает в свой бюджет расходы на твое пребывание за рубежом, особенно если тебя хотят видеть там в качестве докладчика. Бывало, конечно, что и за свой счет приходилось ездить. Тогда, если не хватало своих средств, мы просто искали спонсоров…"

Машина

В отличие от некоторых чиновников, Лебедько ездит не на новеньком авто.

"У меня "Renault-Sсenic" 1998 года выпуска, — говорит он. — Есть гараж, который находится недалеко от дома".

"Гараж и машина у меня, — поправляет мужа Светлана. — А у тебя квартира и земельный участок".

По словам Лебедько, машину в основном эксплуатирует он сам. Хотя по первому требованию уступает руль супруге.

"Расходы на бензин специально не подсчитываем — ездим на авто, пока есть чем заправлять, — говорит он. — Если нет — пользуемся общественным транспортом".

Отдых

"Я предпочитаю зимний отдых: лыжи, экстрим, — рассказывает Анатолий Владимирович. — После того как мне запретили выезжать из Беларуси, вместе с Валентиной Полевиковой, Александром Добровольским и супругой ездили в Силичи. Когда был выездным, отдыхали на горнолыжных курортах в Чехии и Польше. Как правило, всюду ездили на своем авто".

"Мы подсчитали, что так получается чуть дешевле, — добавляет Светлана. — Например, отдых на одном из курортов нам обошелся в 300 долларов, исключая расходы на дорогу и питание. А на море мы за последние годы были дважды. В 1996 году ездили в Сочи. Пару лет назад — в Крым. Ровно на три дня…"

Капитал

Анатолий Лебедько не скрывает, что он — богатый человек.

"Я действительно очень богатый человек, и у меня есть серьезный капитал, — говорит он. — Этот капитал — моя семья. Деньги, безусловно, важный элемент, но они уходят, обесцениваются. А капитал семейный самовоспроизводится и самовосстанавливается. Еще у меня есть неплохой политический капитал. Его нельзя измерить в евро или долларах, но он есть. У меня были встречи с Джорджем Бушем, Мадлен Олбрайт, Сильвио Берлускони и другими всемирно известными личностями. Александр Григорьевич, находясь на верхушке власти уже почти четырнадцать лет, сегодня не имеет такого капитала. И в этом мое преимущество…"

 

13:26 29/02/2008




Loading...


загружаются комментарии