Польский посол разъяснил смысл «карты поляка»

Реакция белорусского МИД на карту поляков, мягко говоря, негативная. Официальный Минск заявляет, что данный закон дискриминирует права белорусских граждан. Корреспонденты «Экспресс НОВОСТЕЙ» встретились с Чрезвычайным и Полномочным Послом Республики Польша в Республике Беларусь Генриком ЛИТВИНЫМ и выяснили, для кого предназначена карта поляка и что в ней не устраивает белорусскую сторону.

– Господин Посол, как Польша обосновывает принятие закона о карте поляка?
– Во-первых, надо понимать мотивы, побудившие принять этот закон. Конечно, это в первую очередь относится к сложным вопросам истории. В 1944–1945 годах многим гражданам довоенной Польши и одновременно людям, считающим себя поляками, был дан выбор между малой родиной и большой. Остаться дома на своей земле и среди людей, с которыми они жили, но потерять польское гражданство, или оставить польское гражданство, но покинуть свою малую родину, свой дом. Вот такой был выбор. В тот момент Польша не могла ничем помочь своим гражданам, так как независимого польского государства на тот момент не было. И когда в конце 80-х годов прошлого века Польша обрела настоящую независимость, вопрос поляков, живущих за границей, стал актуальным. Первое, что сделала Польша после 1989 года, подписала соглашение о границе со всеми соседями. Это был первый шаг польской дипломатии. Но вопрос своих соотечественников за этими границами все-таки не был решен. И с самого начала 90-х годов в Польше решали, что надо сделать.

Закон о карте поляка еще не работает, и мы не можем пока говорить о том, плохой он или хороший. Увидим. Но надо понимать, что этот закон является попыткой некой компенсации нашим бывшим гражданам, их детям и внукам, людям, которых Польша когда-то оставила. И это главное. И это единственный мотив принятия этого закона.

Второе, что надо сказать, карта поляка – это не какое-то польское новшество, которое для всех в Европе совершенно не понятно. Это не так. Подобные законы о соотечественниках за границей существуют: и карта венгра, и карта словака, австрийца, румына, россиянина, украинца, итальянца, грека… Это законы, которые дают зарубежным соотечественникам определенные привилегии на своей большой родине. И во всех странах эти привилегии разные. Поэтому я не могу согласиться, что существование такого закона – дискриминация. К тому же возможность существования таких законов принята Венецианской комиссией. Но, как обычно, сложности кроются в деталях. И насчет таких сложностей мы всегда готовы говорить. Я как Посол прекрасно понимаю, что для белорусских властей, для белорусского общества это очень важный момент. Но мы готовы говорить об этих деталях. К тому же закон еще дорабатывается. Еще не готово много подзаконных актов, не решены многие технические вопросы.

– Сталкивалась ли Польша с подобной реакцией официальных властей в других странах СНГ? И что конкретно в карте поляка вызывает негодование белорусской стороны?
– Кроме Беларуси, нигде вопросов не возникало. И не было такой реакции.
Белорусская сторона ссылается на принципы. Например, на принцип недискриминации. В основном дискриминацию видят по отношению к тем гражданам Беларуси, у которых нет польского происхождения. Конечно, можно вести юридический спор, но в докладе Венецианской комиссии нет такого показателя дискриминации, который объективно показывает, когда начинается дискриминация, а когда ее еще нет. Есть разница мнений относительно того, в какой момент возникает дискриминация.

Я понимаю заботу и интерес белорусской стороны, хотя и полагаю, что реакция слишком эмоциональная. Наверное, повлияло еще и то, что из-за польских внутриполитических условий закон был принят очень быстро. Когда стало понятно, что Сейм будет распущен, много законов было принято в ускоренном темпе. Среди них и этот закон. И такой подготовки, которая могла бы снять много вопросов, не было. Мы в МИД не успели подготовиться – раз и есть закон.

– Карта поляка – это еще и восстановление исторической справедливости?
– Я бы не использовал в данном вопросе слов об исторической справедливости. Я не знаю, что это такое. Это скорее пропагандистский лозунг. Это просто своего рода жест солидарности со стороны польского государства людям, считающим себя поляками. Это жест, говорящий: «Мы не могли ничего вам предложить в течение 45 лет, но теперь другая обстановка, и мы не забыли о вас».

– Предпринимаются ли попытки разрешения спорных моментов?
– Конечно. Проводились консультации, мы услышали мнение белорусской стороны. Делегация вернулась в Варшаву неделю назад. Идет подготовка нашего предложения белорусской стороне. Очевидно, если мы хотим, чтобы карта поляка что-то давала людям, заинтересованы в ней, надо договариваться. Эти люди живут на территории Беларуси. А Карта действует только на территории Польши. Гражданину Беларуси эта карта в его стране ничего не дает. Поэтому, думаю, есть возможность договориться по многим пунктам.

15:09 05/03/2008




Loading...


загружаются комментарии