«Неудобный» сосед ЕС

Большинство европейцев понятия не имеет о том, где на карте находится Беларусь.

«Неудобный» сосед ЕС

Однако судьба этого небольшого государства с населением в десять миллионов жителей должна быть небезразлична Европейскому Союзу, три государства-члена которого – Латвия, Литва и Польша – имеет общую границу с Беларусью. Либо нестабильность ситуации в Беларуси, либо снижение стандартов государственного управления могут превратить страну в источник нелегальных наркотических средств, мигрантов или оружия. В поселке Сосны находится научное учреждение, занимающееся вопросами ядерной физики. Его система безопасности вызывает опасения, а ученые, которым платят меньше, чем лондонским уборщикам, проводят эксперименты с обогащенным ураном. Значительная часть российского газа, поставляемого в страны ЕС, проходит через Беларусь. Беларусь является также проблемой для либеральных политических ценностей, которые в настоящий момент закрепились по всему европейскому континенту.
Президентские выборы, прошедшие в марте 2006 г., предоставили Евросоюзу возможность переосмыслить свою политику в отношении Беларуси, поскольку текущая политика «кондициональных обязательств» потерпела фиаско. В 1998 г. ЕС приостановил действие «соглашения о партнерстве и кооперации» с Беларусью; ЕС также ввел запрет на выдачу виз ряду правительственных чиновников; кроме того, Беларусь была исключена из«политики добрососедства», которая предполагает налаживание контактов в сфере торговли, оказание помощи и установление политических контактов с теми соседями ЕС, которые смогли осуществить политические и экономические реформы в своих странах.
Однако режим Беларуси становится все более и более авторитарным. В промежуточном докладе миссии ОБСЕ по наблюдению за выборами, опубликованном 7 марта, обращается особое внимание на те проблемы, с которыми пришлось столкнуться Милинкевичу и Козулину в ходе предвыборной кампании, в том числе заключение под стражу членов предвыборных штабов за проведение несанкционированных предвыборных акций, угрозы сотрудникам штабов со стороны милиции, недостаток мест, пригодных для проведения встреч с избирателями. ОБСЕ также утверждает, что милиция арестовала весь тираж одной из последних независимых газет «Народная Воля».

ЕС и Беларусь

Евросоюзу необходимо пересмотреть свою политику в отношении Беларуси. Базовая проблема состоит в том, что поскольку беларусский режим не желает сотрудничать, сила «мягкой власти» ЕС в отношении Беларуси остается весьма ограниченной. «Что может ЕС предложить нам в сравнении с Россией?», задает вопрос умный и боевой министр иностранный дел Мартынов. «Россия обеспечивает нам стабильные поставки нефти и газа по хорошей цене, а также доступ к открытому рынку объемом в 200 миллионов потребителей [в странах бывшего Советского Союза]. Политика добрососедства ЕС никогда не предоставит нам [полного] доступа к единому рынку. Тем не менее по-настоящему общее экономическое пространство с Европой было бы нам интересным».
И все же процветание Беларуси зависит от торговли как с Россией, так и с ЕС, на долю каждого из которых приходится примерно по 40 процентов всего экспорта республики. В этом отношении режим страдает от своеобразного раздвоения личности. С одной стороны он огрызыется на попытки запада изменить его политическую систему и жалуется на то что ЕС всячески избегает контактов с ней; с другой стороны, он выражает беспокойство по поводу зависимости от России, которая в короткие сроки смогла перекрыть поставки газа два года назад и знает, что западные инвестиции могли бы помочь экономике Беларуси. Следовательно, у ЕС все же есть некоторые рычаги влияния: прекращение торговли может дестабилизировать экономику, но в тоже время ударит по беларусам, чего ЕС справедливо не желал бы.
Два фактора оказали негативное влияние на способность ЕС эффективно вести переговоры с Беларусью. Во-первых, совсем немного правительств государств-членов ЕС вообще беспокоит данный вопрос – лишь 11 государств-членов имеют посольства в Минске. Во-вторых, страны ЕС иногда не способны выдерживать общую линию поведения в отношении Беларуси. Австрия, Греция и Португалия, в особенности, с большой неохотой одобрили жесткие меры ЕС. Ни одна из этих трех стран не имеет своего посольства в Минске, но у некоторых из них имеется там своя коммерческая заинтересованность.
Страны же с посольствами, включающие непосредственных соседей Беларуси, склонны поддерживать более жесткую линию поведения. Способности ЕС выражать единую позицию в отношении Беларуси мешает отсутствие офиса Еврокомиссии. Тем не менее в Минске находится представительство европейской программы помощи ТАСИС (TACIS). Проекты ТАСИС должны получить одобрение правительства, и это означает, что они не могут быть направлены на помощь тем НПО, которые пытаются построить гражданское общество. Однако другие проекты получают такое одобрение. В частности, у ЕС есть проект по очищению территории, подвергшейся заражению после Чернобыльской катастрофы. Кроме того, ЕС финансирует два проекта в рамках Программы Развития ООН, которые также одобрены правительством. Один из них направлен на укрепление границ между Беларусью и ЕС путем проведения соответствующей подготовки пограничников, передачи им компьютеров и высокотехнологического поискового оборудования. Второй проект проводится совместно с Молдовой и Украиной и ставит целью оказание противодействия незаконному обороту наркотических средств.
Вместе с тем, ЕС по большому счету не удалось оказать поддержку тем НПО, которые работают на укрепление гражданского общества в Беларуси. Еврокомиссия управляет фондами Европейской инициативы в области демократии и прав человека, однако правила настолько усложнены и косны, требуя регистрации НПО в правительстве, что лишь немногие из них могут получить эту поддержку. Осенью прошлого года отреагировала на критические замечания Еврокомиссия, представив новую программу под названием «децентрализированное со-действие», которая была призвана продемонстрировать большую степень гибкости.
НПО сообщают, что эта схема отличается в лучшую сторону, но правила отслеживания денежных поступлений через банковские счета остаются слишком обременительными и непрактичными, чтобы большинство НПО могли соответствовать им. Некоторые НПО имеют возможность приобщиться к фондам ЕС путем кооперации с партнерскими организациями вне Беларуси, которые могут выступать гарантом финансирования. В то же время большинство НПО, занимающихся строительством демократии, заявляет, что такие американские учреждения как Национальный фонд в поддержку демократии (NED) доставляют деньги нужным людям с гораздо большей эффективностью.
Именно поэтому ЕС необходима новая политика в отношении Беларуси - политика, которая должна содержать два ключевых момента: пересмотр «кондициональных обязательств» с более крупными «кнутами» и более крупными «пряниками», а также интенсификация усилий по укреплению гражданского общества в стране. Для этого европейпейский чиновник такого высокого ранга, как, например, Хавьер Солана, который отвечает за внешнюю политику ЕС, должен прилететь в Минск с целью сделать предупреждение беларусскому руководству о том, что преследование оппозиции будет иметь серьезные последствия.
Визовые запреты должны быть расширены для всех виновных, а в случае кровопролития торговый и инвестиционный запреты будут неотвратимы. В то же самое время Солана должен предпринять последнюю попытку вынудить режим принять обязательства. В ответ на определенные шаги в сторону либерализации, он должен предложить намного больше денег для проектов, которые по душе правительству (таких как чернобыльские проекты), а также поддержать Беларусь в ее вступлении в Совет Европы, что выгодно правительству страны. Он должен также подчеркнуть, что если Беларусь созреет для политики добрососедства ЕС, она получит расширенный доступ к программам по исследованиям и развитию (Research & Development programs – прим. ред.), а также доступ к единому рынку.
ЕС должен стремиться максимизировать контакты и связи между беларусами и жителями ЕС. Внутри Беларуси существует сильное желание подобных контактов. Более либеральные и заинтересованные в поддержании контактов с другими странами люди сильно сожалеют о том, что ЕС, правительства стран ЕС и их культурные организации остаются относительно не представленными в Беларуси. Например, в 2000 году в Минске прекратил свою деятельность Британский совет (культурный отдел правительства Великобритании). А вот Институт Гёте из Германии остался работать.
Больше правительств должны открыть свои посольства и культурные представительства в Минске. Еврокомиссия должна сделать своим приоритетом открытие полноценного офиса в Минске. Учреждения ЕС – и правительства государств-членов – должны также работать над созданием сообществ неформальных контактов с беларусами, причем не только с оппозиционными политиками. Они должны общаться с умеренными фигурами в структурах «режима», а также с теми, кто ранее работал на него. В случае если Беларусь сменит политический курс, эти люди сыграют ключевую роль.
ЕС следует закрыть Европейскую инициативу в области демократии и прав человека, передав деньги новой независимой организации, сформированной по модели американского Национального фонда в поддержку демократии. Новая организация должна обладать достаточной степенью гибкости, чтобы иметь возможность финансировать наиболее достойные НПО. Не только Беларуси, но и каждому государству, демократические силы которого нуждаются в зарубежной поддержке, это будет выгодно. «ЕС должен удостовериться, что его средства могут быть направлены также и институциям – в настоящее же время согласно правилам большая часть денег должна быть потрачена на семинары», - заявляет Калякин, лидер коммунистов. «Он должен выбрать те НПО, которые наиболее достойны уважения, а затем финансировать их деятельность последующих два или три года».
ЕС также должен облегчить путешествия беларусов. Они должны платить от 50 до 100 долларов США, чтобы получить визы стран ЕС, что является значительным сдерживающим фактором, поэтому ЕС должен субсидировать стоимость виз (возможно, используя сэкономленные деньги от программы ТАСИС). ЕС должен начать реализацию программ помощи беларусам для учебы за границей (правительство Великобритании в настоящее время ежегодно предоставляет две стипендии «Chevening» многообещающим беларусам). Кроме того, деньги должны быть вложены в то, чтобы помочь беларусам узнать что происходит в мире. Важным началом этого является схема, которая финансирует Deutsche Welle - ежедневные пятнадцатиминутные трансляции на территорию Беларуси. Необходимо также организовать процесс печати газеты за пределами страны с тем, чтобы распространять их внутри.

Россия, Беларусь и ЕС

ЕС должен попытаться убедить Россию приложить усилия в направлении создания упорядоченного и стабильного перехода, который приведет к новому и менее персонализированному режиму в Беларуси. В настоящий момент шанс такого сотрудничества остается минимальным. Официальные лица Кремля говорят о Беларуси, как будто она принадлежит «им» в гораздо большей степени, чем об Украине.
Присущее им бинарное мышление навязывает точку зрения, что если Беларусь либерализируется политически, то она станет прозападной, а значит и антироссийской. Официальные лица Кремля также опасаются, что распространение демократии в Беларуси могло бы усилить (ныне весьма слабые) оппозиционные силы внутри самой России.
Беларусь во многих аспектах тесно интегрирована в Российскую экономику. После Германии Беларусь является самым большим торговым партнером России. Беларусь принимает участие в различных схемах экономической кооперации, предложенные Россией своим партнерам из бывшего Советского Союза, в том числе в Едином Экономическом Пространстве, а также в до сих пор нереализованном двухстороннем «союзе» с Россией. Беларусь производит комплектующие детали российских ракет, на долю России приходится две трети белорусского экспорта оборонных вооружений. Беларусь интегрирована в систему противовоздушной обороны России и присоединилась к управляемой Россией Организации Коллективной Безопасности. Родственные и культурные связи весьма близки. Многие белорусы говорят на белорусском наряду с русским, однако русский язык остается языком правительства и деловых отношений.
Тем не менее, в то время как большинство белорусов приветствуют эти близкие отношения, они не хотят присоединения к России. Лукашенко четко оговорил, что какую форму не принял бы «Союз», он никогда не приведет к передаче власти. У Беларуси до сих пор есть свой собственный рубль, и она противостоит попыткам Газпрома взять газопроводы под свой контроль. Правительство высказывает опасения по поводу зависимости от российских источников энергии и в результате планирует построить атомную электростанцию (этот шаг не будет пользоваться популярностью, принимая во внимание то обстоятельство, что четвертая часть территории страны до сих пор страдает от последствий чернобыльской катастрофы).
Евросоюзу следует не допустить, чтобы противодействие России отвратило его от проявления интереса к Беларуси. К его заслугам можно отнести то, что на протяжении последних нескольких лет на переговорах с Россией о создании четырех «общих мест», ЕС выдвинул требования, чтобы в «пространстве безопасности» обе стороны могли обсуждать общих соседей. Россия выдвинула возражения, однако уже в 2005 году согласилась принять этот принцип. Сейчас ЕС следует добиться от России принятия реальных мер в этих вопросах, включая обсуждение политики Беларуси. Для двух сторон не должно составить проблемы разработать общий подход. В конце концов, обе стороны хотят, чтобы Беларусь была стабильным, процветающим государством, у которого есть дружеские отношения с соседями. Лидеры ЕС должны указать на то, что России не следует воспринимать демократическую Беларусь в качестве угрозы собственной безопасности.
В этой стране нет русофобии, которая иногда оказывает влияние на настроения в Прибалтике и западной Украине. Таким образом, у России меньше причин опасаться «потерять» Беларусь, чем это было с Украиной.
Некоторые из лидеров оппозиции, такие как Козулин и Калякин имеют теплые отношения с высшими должностными лицами в России. «Эти выборы станут последней попыткой России решить свои проблемы в Беларуси, используя фигуру Лукашенко», предсказывал лидер коммунистов Калякин (возможно слишком оптимистично), незадолго до выборов. «Антироссийские политики и политические курсы не имеют будущего в Беларуси, мы должны сотрудничать с ЕС и Россией, и мы не должны выбирать между ними».
Поэтому когда ЕС будет обсуждать с Россией вопрос Беларуси, он должен приложить все усилия, чтобы подчеркнуть свое принципиальное видение Беларуси не в качестве пешки в геополитической игре. ЕС понимает, что Беларусь останется близкой к России в культурном, экономическом и военном отношении, какой бы режим ни установился в Минске. Иметь дело с демократической Беларусью, а не с существующим режимом – пока она остается стабильной – было бы легче для самой России.

Чарльз Грант является директором Центра Европейских Реформ, Марк Леонард - директором по вопросам внешней политики ЦЕР.


 

 

13:30 14/03/2008




Loading...


загружаются комментарии