К голодовке присоединился Олег Алкаев

Бывший начальник минского СИЗО N1, ныне политэмигрант Олег Алкаев решил присоединиться к голодовке с требованием освобождения Александра Козулина и других политзаключенных. Таким образом, голодающих стало пятеро: братья Скребцы, Сергей Гологонюк, Татьяна Ванина и Олег Алкаев в Германии.

О том, почему было принято такое решение, Алкаев рассказал «Немецкой волне».

-- Почему Вы решили присоединиться к голодовке братьев Скребцов?

-- Потому что я считаю, что их поступок сегодня наиболее правилен. Другими способами привлечь внимание к проблеме освобождения оставшихся за решеткой в Беларуси политзаключенных сегодня невозможно.

-- Насколько эффективна голодовка как средство достижения тех целей, которые Вы продекларировали?

-- Вы знаете, она эффективна уже хотя бы потому, что Вы – четвертый журналист, кто мне сегодня позвонил. До этого до меня дела не было.

-- Внимание прессы это, конечно, хорошо. А вот будет ли реакция со стороны белорусских властей, которые, надо полагать, являются адресатом Вашей акции?

-- А это уже от вас, журналистов, зависит. Наша задача, я уже давно для себя так понял, – обратить внимание прессы. А потом потихоньку и другие обратят внимание. У меня же нет доступа к радио, к телевидению. Приходиться к таким способам прибегать.

-- До каких пор Вы намерены держать голодовку?

-- Я себе определил срок - голодать до того момента, пока мне из Минска не поступит команда прекратить голодовку. Считайте, что мои начальники там находятся.

-- Кого Вы имеете в виду, братьев Скребцов?

-- Да, совершенно верно. Я подчиняюсь их сегодняшним требованиям, потому что сам нахожусь далеко от Минска и не могу судить об уровне воздействия на власть. Я вообще считаю, что голодовка – это дело такое индивидуальное, это мое внутренне убеждение и состояние.
06:23 18/03/2008




Loading...


загружаются комментарии