Лукашенко – ученик Лигачева

Прокомментировать нынешнее положение в Беларуси Страна.Ru  попросила ведущего научного сотрудника Института Европы РАН Виктора Мироненко.


- Виктор Иванович, насколько, по-вашему, жизнеспособна белорусская оппозиция?
- Мне кажется, что вполне жизнеспособна.
Видимо, надо различать формально-правовые возможности ее деятельности и собственно объективную потребность в оппозиции, наличие протеста внутри самого общества. Мне кажется, что перспективы у белорусской оппозиции есть.
- То есть, в конечном итоге, успех оппозиции в Беларуси станет закономерным результатом политики закручивания гаек?
- Конечно. Чем дольше белорусские власти “сдерживают” ситуацию, тем больше накапливается соответствующего протестного потенциала, и тем больше шансов у белорусской оппозиции. Хотя в Белоруссии достаточно жестко обращаются с оппозиционерами. Я лично знал их социал-демократа Статкевича и ряд других людей, которые по тем или иным причинам отбывали разные сроки заключения. Но нельзя избежать неизбежного. Раньше или позже что-то там обязательно произойдет.
- Насколько велико влияние Александра Лукашенко на объективные процессы, идущие сегодня в Беларуси?
- Личность всегда играет роль. Серьезную и значительную. Возьмите Горбачева. Наверное, изменения произошли бы так или иначе, но не появись этот человек, они могли произойти значительно позже, могли бы произойти по-другому. Но возможна и обратная посылка, как с Лукашенко. Конечно, он объективно очень сильно влияет на характер процессов, происходящих в стране, но остановить их, повернуть их вспять или каким-то образом предопределить их ему не дано.
- Сегодня многие готовы дать деятельности Лукашенко совершенно однозначную оценку. Можете ли вы это сделать?
- Реформы и модернизация в каждой стране – вещь весьма специфическая. Тут важны и темпы, и последовательность, и сроки. Как-то в разговоре с Горбачевым я сказал ему: “Посмотрите, как интересно взглянуть из сегодняшнего времени на прошлое – на 89-й, на 90-й год”.  На мой взгляд, ситуация в Беларуси, в Украине является реализацией субъективных взглядов политиков той поры. Если, например, брать Беларусь, то это взгляд Егора Лигачева.
Он представлял себе, что демократические реформы должны завершиться примерно чем-то таким, что есть сейчас в Беларуси. Есть рыночная экономика, есть рыночные отношения, есть частная собственность, есть демократические институты, но все это в очень “сдержанной” форме. История оценит, что Лукашенко сделал правильно, а что неправильно. Может быть, изоляция страны – это ошибка, а может быть и неизбежность. Мне она не нравится, но я не могу однозначно утверждать, что это нерационально. В любом случае, если дается определенная отсрочка путем консервации каких-то процессов, то надо понимать, для чего эта отсрочка и что будет дальше. Надо воспользоваться ей, чтобы подготовиться к какому-то движению.
- Ну и, конечно, без темы российско-белорусских отношений никуда. В конце разговора хотелось бы узнать, что вы думаете о перспективе этих отношений?
- На мой взгляд, отношения таких стран как Россия Беларусь и Украина предопределены их историей, их географическим положением и их взаимосвязанностью. Конечно, есть большая опасность политических игр, зарабатывания политического капитала на всяких исторических делах, актуальных экономических или политических проблемах. Но прочность связей между этими тремя странами, чисто человеческих, базисных, настолько велика, что просто нет такой силы, которая могла бы их разорвать. Но есть тревожные моменты. Я недавно читал социологическое исследование на предмет отношения белорусов к другим народам. Встревожило то, что за последние пять лет отношение к русским изменилось. Пять лет тому назад белорусы в ответах на вопрос “Как бы вы отнеслись к появлению в вашей семье человека другой национальности” для русских не делали никакого отличия. То есть, что русский, что белорус – все равно.

Сегодня, спустя пять лет, такое отличие все-таки появилось. Сейчас в белорусской семье охотнее примут белоруса. Появилось ощущение “мы-они”. Если раньше оно было у незначительного количества белорусов, то сейчас оно постепенно распространяется на достаточно большие группы населения. Но я думаю, в этом ничего страшного нет. Скорее всего, это просто следствие 16-летней независимости Белоруссии.

 

16:14 25/03/2008




Loading...


загружаются комментарии