Политическая слепота

Александр Лукашенко 29 апреля обратился к парламенту с ежегодным обращением. Он долго тянул с выступлением.

Политическая слепота

      
В предыдущие годы  экспертам по белорусской проблематике  процентов на 80% удавалось  не только  предугадать  тематику поднимаемых в ежегодном  послании задач, но и предположить  озвученные варианты их решения.  Однако весной 2008 года  произошел явный разрыв - вал  не решаемых  годами  проблем  буквально  захлестывает  белорусское руководство, а вот  прорывных решений не  наблюдается.   Между тем, экономические  вопросы на глазах  все более переплетаются  с политическими, фактически сращиваясь с внешней политикой и их, при всем желании  официального Минска,  не получается разделить ни на Востоке, ни  на  Западе.

     Власть не имеет универсального инструмента  решения  стоящих пред страной задач, что только частично связано с зависимостью от благосклонности внешних сил.  Есть и внутренняя проблема, заявить о которой  публично невозможно…   Распад команды главы государства на политические группировки, бросившиеся  искать собственный путь  в политическое будущее, будет иметь серьезные последствия в ближайшем будущем.

     Нет сомнений, что произнести послание А. Лукашенко все-таки придется, но хотелось бы услышать нечто новаторское, а не перечисление лозунгов в стиле заботы  президента о своем народе и общественном животноводстве, а  также, что от «тайги до британских морей»  Беларуси все поголовно завидуют…

       Между тем, в Беларуси имеются все признаки  номенклатурно – клановой войны.  Втягивание в нее  отдельных отрядов  оппозиции свидетельствует  о  том, что в противостояние участвует  основа  политического класса республики.  В борьбе используется  традиционный набор  инструментов – доносы, клевета, слухи и наветы.

      Важнейший этап деградации политического влияния   лидера правящего режима  фиксируется в момент, когда лидер превращается в  карательный инструмент  в руках враждующих кланов.   Ситуация  становится совершенно нетерпимой, когда  кланы смешиваются  и одновременно начинают стягиваться к политическим «полюсам», что  только внешне выглядит позитивно, так как кланы всегда считаются абсолютным  номенклатурным злом.  Дело в том, что появление вокруг «полюсов»  влиятельных  группировок, активно использующих в своих целях   инстинкты и стереотипы  главы белорусского  государства, сигнализирует, что в настоящее время  политические потребности  начинают доминировать над кланово – номенклатурными,  но  одновременно возникает вопрос  о сути этих «потребностей»… В современном белорусском варианте   политические «полюса» в  правящих кругах  не связаны с  раскладом  политических сил на внутреннем  политическом поле,  а также с  борьбой за  новые политические стратегии или даже за   геополитический  выбор, а направлены исключительно   на поиск  формы политического или даже физического выживания – т.е.  срабатывает синдром  «бункера», когда потребность  поиска  «выхода» затмевает все  идеологические  разногласия.

     В возникших  условиях правящая «элита» превращается   в скопище  смертельно боящихся друг друга и, тем более,  внешних сил,  ожесточенных и циничных  политических  самоубийц.  В «бункерной»  стадии «элита» не способна ни на новые политические комбинации,  на срочные  компромиссы и союзы и даже на политическую капитуляцию. Все подозревают всех в измене и поиске сепаратных  «отходов» из «бункерной  ловушки».  Постоянное  «сталинградское» состояние правящей  группировки приводит, как правило, к политической слепоте – руководство страны, всегда испытывающее проблемы с адекватным восприятием  окружающей действительности, живет по правилам и использует методы,  в предыдущие десятилетия доказавшие свою  эффективность, но сейчас совершенно  непригодных.  Между тем, укоренившееся политическое чванство не позволяет реально оценить  даже собственные поступки, не говоря уже об ошибках.  Унылое повторение  давно отвергнутых «доводов»  не только позволяет  оппонентам режима  предлагать все новые и новые  доказательства недоговороспособности  белорусских властей, но и реально блокирует  инициативы внешних сил.  Проще все оставить, как есть… само все сгниет.

На пороге  очередной российской инаугурации.

       Несмотря на оптимизм А. Кобякова,  проявленный им на прошлой  неделе во время встречи с депутатами нижней палаты белорусского парламента, кредит в 2 млрд. долларов  Минск в текущем году от Москвы не получит.  В критическом варианте, сходной с ситуацией декабря 2007 года,  когда  валюты просто не осталось, Москва может прийти на помощь в самом конце  2008 г., но вряд ли второй кредит  будет иметь льготный формат.  Между тем,  промолчав 22 апреля о перспективах сотрудничества с  новой российской администрацией, а  российско – белорусские отношения в любом случае  были бы сердцевиной  послания белорусского президента,  А. Лукашенко не мог  не подать сигнал российскому руководству за оставшиеся две недели для  инаугурации  Д. Медведева.

       26 апреля  А. Лукашенко попытался публично сформировать  хотя бы основную  канву  взаимоотношений с третьим российским президентом. Получилось   плохо. Вместо реальных и взаимовыгодных инициатив белорусский президент  выложил на публичное обозрение  основную   проблематику между Минском и Москвой.

      Прежде всего обратила на себя внимание  ставка А. Лукашенко на «здравомыслие» Д. Медведева ("Думаю, Медведев, как и Путин, - здравомыслящий человек. У нас продолжатся нормальные отношения между Беларусью и Россией, и мы готовы к развитию самых добрых отношений с россиянами"). Обычно, воззвания к «здравомыслию»  означают не только о  полном отсутствии  каких – либо контактов между сторонами, в данном случае между  официальными Минском и Москвой, но   и о массе нерешенных проблем.

     А. Лукашенко  возложил на российскую элиту ответственность  за торможение российско – белорусской интеграции, что косвенно свидетельствует о  периодически вспыхивающей между Минском и Москвой  перепалки  в формате «кто виноват?» («Они, эта бизнес-элита, и сегодня хотят иметь Беларусь, как какую-то ручную собачку, которую можно водить на поводке. Или забрать, приватизировать белорусские предприятия. Ведь кусок лакомый, уже под триллион долларов можно оценить экономику Беларуси, а не 10 миллиардов долларов, как когда-то…  эти силы хотят Беларусь, этот лакомый кусок в центре Европы, прихватить»).

     В данном случае белорусский президент использовал крайне слабую аргументацию. В конце – концов для того и существует «бизнес – элита», чтобы что-то скупить, продать, инвестировать и снова продать. Если  А. Лукашенко считает, что другие, европейские, а также турецкие и ближневосточные «бизнес – элиты», которым он  активно  сбывает  «лакомые куски»  Беларуси,  заняты исключительно благотворительностью и строительством агрогородков, то он ошибается.  Тем более, что россиянам, кроме куска многострадального «Белтрансгаза» ничего в Беларуси не продано, не продается и судя по всему и не будет продаваться. Так что националистическая оппозиция может спать совершенно спокойно в окружении австрийских и турецких «лакомых кусков». Во всяком случае пока белорусские производственные активы  с великой радостью сбываются кому попало, лишь бы не российской «бизнес – элите», что уже в ближайшей перспективе должно снять вопрос об  угрозе  со стороны российского капитала белорусскому суверенитету.

    Начало номенклатурной  приватизации, утвержденной 14 апреля уточненным декретом А. Лукашенко и  призванной под  личным контролем белорусского  президента частично легализировать  бизнес – интересы высшей белорусской номенклатуры, с одной стороны неизбежно снизит интерес к белорусским производственным, но с другой стороны обеспечит А. Лукашенко  поддержку от белорусского чиновничества и силовиков, наделенных  акционерными «вотчинами», в декабре 2010 года (очень похоже, что дата президентских выборов 2011 года будет сдвинута на несколько месяцев). Стоит напомнить,  что согласно декрета,  вся процедура приватизации завершается 2011 годом.

    Стоит отметить, что с  учетом декрета от 14 апреля 2008 года  заявления белорусского президента от 26 апреля о зловредности российской «бизнес – элиты» воспринимаются форменным издевательством.

     Попытка «перевода стрелок» в союзном строительстве на В. Путина  («…  Дело не только здесь во Владимире Владимировиче. В этом есть и моя вина, вина тех, кто не воспользовался идеей создания Союзного государства») позволило сделать предположение, что А. Лукашенко начитался заказных докладов неких  левых  российских  политических экспертов весьма сомнительной репутации. А. Лукашенко, видимо уверовав в близкую перспективу  разрыва отношений между вторым и третьим президентами России, занялся интригами, как ему кажется, в пользу Д. Медведева.  Это ошибка и ошибка прежде всего  экспертов АП РБ.  Они слишком верят своим источникам на Старой площади. 

     А. Лукашенко фактически признал, что в центре  дискуссии о судьбе Союзного Государства   находится  проблема союзного референдума.  26 апреля белорусский президент, пятый месяц уклоняясь от  настойчивых попыток  Москвы «прояснить» интеграционный  проект, неожиданно формально согласился с проведением интеграционного референдума («Давайте примем на референдуме Конституцию, давайте определим, каким будем устройство Союза»), но тут же исключил любые варианты появления наднациональных структур («тот путь, который нам предложили, для нас неприемлем… Мы не можем стать частью России или какого-то другого государства. Мы - независимое суверенное государство, где живет гордый народ. И я хочу жить в суверенном независимом государстве»), чем заранее  обесценил  любой союзный референдум. 

    Политическая интеграция двух стран, одна из которых подразумевает, что интеграционный проект должен укрепить ее  политическую независимость и суверенитет, по идее должна быть обеспечена за счет политической независимости и суверенитета другой стороны, в данном случае российской. Иначе никакой политической интеграции не может быть в принципе. Фактически  А. Лукашенко  подтвердил, что остается сторонником асимметричной  интеграции за счет партнера.   Это тупик интеграции, который может быть разрешен исключительно путем мифологии. И за этим дело не стало: ««…России надо согласиться, что у российского государства на Западе есть единственная опора - Беларусь, которая никогда не подводила и не подведет».  Естественно, что попутно «России надо согласиться» с дотациями «единственной опоре».

   В итоге, А. Лукашенко, находясь под воздействием явно субъективной информации и не имея системного диалога с российским руководством, считает, что он не только может  продолжить  бесконечное забалтывание    интеграционного строительства, но и пытаться играть на весьма  острых  проблемах политического позиционирования администрации третьего президента России. В данном случае мы сталкиваемся с проявлением типичной внешнеполитической слепоты – руководство Беларуси переоценивает свои возможности влиять на внешние силы, неадекватно воспринимает роль и значимость Беларуси в Восточной Европе.

А. Лукашенко – слепое оружие  кланов.

     Россия остается объективным  участником белорусского политического  поля и было бы странным, если бы белорусские политические силы не использовали Россию в качестве потенциальной угрозы политическим противникам.  Кризис диалога с Западом, во многом спровоцированный белорусскими силовиками, поставил перед прозападной группой белорусского руководства задачу «перевода стрелок». Россия, как  белорусский политический бренд, предоставляет идеальную возможность для политических манипуляций, чем, естественно воспользовались политические авантюристы.

     Активное распространение слухов о том, что Москва  в поисках альтернативы сделал ставку на некоторых  представителей белорусских силовых ведомств говорит о том, что  прозападный властный блок вошел в стадию почти открытой  номенклатурной войны.  С одной стороны, у прозападной  группы появляется возможность использовать звериный инстинкт А. Лукашенко, который четырнадцатый год иступлено охотится на политических лидеров, способных составить  ему  политическую конкуренцию. Безусловно, навешивание на политического противника ярлыка «рука Москвы» в современной Беларуси означает для последнего  почти смертный приговор – это очень опасная игра... С другой стороны, на фоне силовиков – «кандидатов Кремля», А. Лукашенко невольно превращается в символ борьбы за белорусский суверенитет, что используется и будет использовано для привлечения к белорусскому президенту националистической оппозиции.  Расчет распространителей слухов  почти беспроигрышный, если не ждать ответа со стороны силовиков…

   Видимо А. Лукашенко в какой-то  степени развлекает скрытая возня  среди его приближенных. Собирание досье на высшую номенклатуру страны из доносов и  сплетен давно превратилось в  повседневное  тихое удовольствие  главы белорусского государства. Однако белорусский президент  явно заблуждается, считая, что он в силах находиться над схваткой, так как  борьба идет не за влияние на президента или властное  место около него, а за доступ к власти после А. Лукашенко.   

10:57 29/04/2008




Loading...


загружаются комментарии