Надо различать бойкот и Бойкот

По мере приближения парламентских выборов все громче начинает звучать тема их бойкота. Сначала с этой идеей выступил известный политик Н.Статкевич, затем к нему присоединился «Молодой фронт». А что? Может вовсе и неплохая идея?  Своего рода акция гражданского неповиновения. История знает успешные примеры таких акций.

Надо различать бойкот и Бойкот

И все же, давайте попробуем разобраться. Прежде всего, нужно различать «бойкот» и «Бойкот!». Это значит, одно дело, если выборы проигнорируют несколько сотен «молодофронтовцев» и сторонников Н.Статкевича, и совсем другое, если к бойкоту присоединится значительная часть населения. Возможно ли это? На первый взгляд, да. Нужно провести соответствующую агитационную кампанию, выпустить пару сот тысяч листовок, призывающих не ходить на избирательные участки, а выйти на улицу и все будет в ажуре. Особенно, если учесть рост недовольства среди населения и падающий авторитет самого Лукашенко.
 
На самом деле все не так. Работающие по найму придут на избирательные участки из опасения потерять контракт. Более того, они проголосуют досрочно, а самые робкие потребуют в участковых комиссиях справку, что приняли участие в голосовании. Мне вспоминается один характерный случай. Во время сбора подписей на президентских выборах 2006 года я позвонил в очередную квартиру. Дверь открыла миловидная женщина лет сорока, и на мое предложение поставить свою подпись за А.Милинкевича ответила, что уже подписалась на работе за Лукашенко. Предваряя мои попытки что-либо объяснить, она сказала, что знает о своем праве поставить свою подпись в поддержку сразу нескольких претендентов, однако на работе (она оказалась работницей мясокомбината) их предупредили, чтобы они не делали этого, а рисковать своей работой, где неплохо платят, она не хочет. Вы хотите этих людей заставить бойкотировать выборы? Вы хотите предложить бойкот почти сотне молодых жильцов одного из рабочих общежитий Борисова, которых в субботний день на автобусах организованно привезли на избирательный участок?  Возмущенному наблюдателю мужчина, сопровождавший автобусы, спокойно заметил: «Я же не указываю, как им голосовать. Но если их не привезти организованно, они все разбегутся, а я отвечаю за явку». Вряд ли обрадует перспектива бойкота студентов вузов и техникумов, контроль за которыми будет еще жестче, да и рычагов воздействия на особо строптивых тоже немало. Пенсионеры на избирательные участки придут сами, стройными рядами. Просто потому, что делали  это всю жизнь. Что же это за народ такой, в который раз воскликнут некоторые.
 
Не спешите во всем обвинять народ. Известно ли вам, сторонники бойкота, что до сих пор до 70% избирателей пребывают в блаженной уверенности, что выборы в нашей стране проходят по самым высоким демократическим стандартам, и поэтому не считают зазорным участие в этом процессе. Что будем отвечать избирателям, когда по всем телеканалам оппозицию будут обвинять в трусости?
 
Однако попробуем предположить, что то ли упорным трудом, то ли по мановению волшебной палочки нам удалось убедить значительную часть электората проигнорировать «фарс, именуемый выборами». Что произойдет тогда? То же, что и обычно происходит на многих и многих избирательных участках.  Как вы считаете, возможно ли с одной переносной урной за два часа обойти две сотни избирателей? Думаете, нет? Мы тоже так думали, но на одном из избирательных участков именно это и произошло, причем прокуратура, куда подал жалобу наблюдатель, не усмотрела в данном факте ничего криминального. Что происходит по ночам с урнами  во время досрочного голосования, об этом вообще ходят легенды. В общем, придет народ на выборы или нет, явка все равно будет обеспечена. За это персональную ответственность несет председатель участковой комиссии, как правило, директор или заместитель директора предприятия или организации, которому простят все, кроме срыва политического мероприятия.
 
Есть и еще один момент. Чем активнее участие демократических сил в избирательном процессе, тем к более серьезным нарушениям приходится прибегать властной вертикали на всех уровнях, чтобы добиться нужного результата. Если представители объединенной оппозиции хором откажутся участвовать в избирательной кампании, то выборы можно будет провести без сучка и задоринки. Можно будет пригласить сотни иностранных наблюдателей, можно даже досрочные выборы не форсировать, отпадет сама необходимость фальсификации. Вы скажете, выборы будут безальтернативными? Да нет. Во-первых, найдется достаточное число наивных одиночек, уверенных в том, что уж они то смогут облагодетельствовать народ. Во-вторых, за последние годы власти сами поняли, что нужно выдвигать, как минимум, двух кандидатов, как раз с той целью, чтобы кандидат от власти не остался в гордом одиночестве. Запасной кандидат, в зависимости от ситуации, может участвовать в выборах, а может и сняться за пару недель от греха подальше.
 
Ну и участвовать в этом фарсе тоже не выход из положения, слышу я голос сторонника бойкота. Это значит снова идти на поводу у власти, играть по их правилам. В том то и дело, что нет. Объединенные демократические силы предлагают формат ограниченного участия в выборах. Выработаны и доведены до сведения лукашенковской вертикали минимальные условия участия объединенной оппозиции в выборах. Это освобождение политзаключенных, включение представителей политических партий в состав избирательных комиссий всех уровней, регистрация участников единого списка  в качестве кандидатов в депутаты. Это не все требования. Важным условием будет являться предоставление равных возможностей для встреч с избирателями, для изготовления предвыборной агитационной продукции.
 
Если Политсовет объединенных демократических сил придет к выводу, что минимальные требования не соблюдены, то за какое-то время до выборов он может отозвать кандидатов единого списка, и те должны беспрекословно, независимо от своих личных амбиций, снять свои кандидатуры. Согласитесь, о таком демарше узнают даже те, кто кроме белорусского телевидения ничего не смотрит, и кроме газеты «Советская Белоруссия» ничего не читает. Это произведет впечатление и на международную общественность. А сделать это можно, потому что все участники единого списка подписали соответствующее обязательство.
 
Теперь давайте сравним. Что все-таки лучше, призывать к бойкоту, о котором узнают в лучшем случае несколько десятков тысяч человек, а поймут его смысл и того меньше, или провести яркую политическую кампанию, которая покажет народу ясную альтернативу как идеологическую, так и личностную, даже если и закончится на несколько недель или дней раньше дня голосования?
 
Понятно, когда к бойкоту призывают молодежные организации. Молодежи нужно действие, нужен адреналин. Согласитесь, что уличные акции молодым людям ближе, чем каждодневная кропотливая пропагандистская и агитационная работа. Это вполне понятно. Непонятно, когда популистские лозунги подхватывают политики, умудренные опытом. Кому, как не им необходимо тщательно просчитывать все последствия собственных инициатив.
 
Бойкот парламентских выборов не удался в 2000 году (кстати, в тех  выборах Николай Владимирович Статкевич и возглавляемая им партия активно участвовали), когда ситуация в обществе была значительно более благоприятной, сейчас политика бойкота просто обречена.

 

09:20 19/05/2008




Loading...


загружаются комментарии