Политическое лицемерие

23 мая 2008 г. А. Лукашенко, вопреки протоколу Совета глав государств стран СНГ, позволил себе остаться на заседании премьер – министров, чем сознательно резко снизил статус В. Путина.

Белорусский президент не мог себе отказать в удовольствии «поруководить» Советом глав правительств стран Содружества – почти СССР («Нас объединяет не только прошлое!» - А. Лукашенко).

Некоторые заявления А. Лукашенко, прозвучавшие в ходе Совета и касающиеся проблем энергетики на постсоветском пространстве, заставляют лишний раз удивиться поразительной забывчивости белорусского президента. У него оказалась поистине девичья память. В частности, А. Лукашенко, словно не было кризиса февраля 2004 года, когда белорусские власти открыто воровали экспортный газ из транзитного газопровода, не было антироссийской пропагандистской войны декабря – января 2006 -2007 годов, оскорблений в адрес российского руководства в августе 2007 года и т.д. и т.п., уверял, что «Беларусь уважительно относится к интересам стран – экспортеров».

Примитивное иждивенчество буквально сквозило в каждом предложении А. Лукашенко ("Было бы весьма разумно" организовать совместную деятельность в сфере добычи, переработки и транспортировки в третьи страны газа, нефти и электроэнергии, сформировав таким образом общий энергетический рынок в рамках СНГ»).

Дело в том, что нет никаких проблем «в сфере добычи». В России и Казахстане работают десятки зарубежных компаний, получивших доступ к месторождениям углеводородов на условиях тендера. Другое дело, что А. Лукашенко не желает участвовать в тендерах, он до сих пор считает, что Минск имеет право на часть российских природных богатств.

Справедливости ради стоит ответить, что он не одинок, практически в каждой их стран постсоветского пространства периодически, в зависимости от внутренней экономической ситуации, возникает желание в добавление к Бишкекскому договору 1992 года вернуться к новому разделу и уже поделить Россию. Естественно, в данном случае возможность получения ответных «счетов» из Москвы даже не прогнозируется, что, конечно, опрометчиво…

У России богатый опыт «сотрудничества» в сфере «транспортировки» со странами – транзитерами. В итоге, Россия строит или проектирует полудюжину обходных трубопроводов. В «переработке» энергоносителей в формате «белорусского нефтяного оффшора» Россия уже потеряла за последние полтора десятка лет более двадцати миллиардов долларов…

Можно, конечно, и дальше иронизировать по поводу «предложений» А. Лукашенко, которые мало того, что опоздали минимум лет на пятнадцать, но и выглядят словно заявление пирата о гарантиях безопасности на море. Поражает иное – логика людей, что все эти «инициативы» А. Лукашенко прописывают. Неужели не понятно, что самой раскрученной фантазии не хватит, чтобы представить подпись белорусского президента под соглашением о сотрудничестве «в сфере добычи, переработки и транспортировки в третьи страны газа, нефти и электроэнергии» или спрогнозировать поведение белорусского «участника» «общего энергетического рынка в рамках СНГ», если белорусское руководство оказалось неспособным к энергетической интеграции даже в рамках Союзного Государства России и Беларуси.

Иногда ловишь себя на мысли, что наблюдаешь некую пьесу, чьи герои изощряются в лицемерии. Ведь стоит только вдуматься в формулу «инициативы со стороны белорусского президента А. Лукашенко» - это что за пыль веков? Байки из склепа? Есть ли в мире или на постсоветском пространстве хот бы один политический лидер или даже политик, который попытается договориться о чем-то с А. Лукашенко? С полным основанием можно утверждать, что таких нет даже среди российских левых, но попадаются среди белорусской оппозиции и некоторых персон из Совета Европы. Между тем, «диалог» Москвы с А. Лукашенко давно находится в формате «хочешь – не хочешь, больше не проси…»

Приезд премьер – министра России в Минск 23 мая являлся, естественно, в большей степени ритуальным действом, и только косвенно касался проблем в российско – белорусских отношениях. Встреча А. Лукашенко с В. Путиным оказалась одной из вершин дипломатического ханжества. Напоминание В. Путину о его «новом» статусе со стороны человека, который намертво сжился со своим президентским статусом, не иначе, как публичным унижением гостя охарактеризовать нельзя. Но, кажется, В.Путин был готов к этому со стороны А. Лукашенко, чьи человеческие качества ему прекрасно известны. В конце концов, В. Путин не только имел мужество вторым на постсоветском пространстве отказаться от власти, но и заложил политическую традицию смены главы государства, от которой отказаться в России уже будет невозможно. На его фоне А. Лукашенко – раб своей должности, буквально истерично вцепившийся в пост президента. С тем же успехом В. Путин на намеки А. Лукашенко мог бы ответить, что уже третье поколение российских политиков начинает работать с первым белорусским президентом…

Лукашенко не мог не сказать В. Путину о главном и наболевшем: белорусское руководство настаивает на отказе от формулы установления цены на газ для Беларуси. В условиях роста цен на энергоносители, белорусское руководство боится, что удорожание природного газа обрушит белорусскую экономику. На первый взгляд, А. Лукашенко просил предоставить Беларуси очередную льготу за счет России, но на самом деле, белорусский президент просил ликвидировать энергетические соглашения зимы 2006 – 2007 года и вернуться к неограниченному дотированию белорусской экономики.

13:05 26/05/2008




Loading...


загружаются комментарии