Пиар от лорда Белла против запаха кислых щей и коммунизма

Минск никак нельзя назвать популярным местом среди предпринимателей и иностранных инвесторов, однако похоже, что Александр Лукашенко, бессменный лидер Белоруссии, принял решение изменить ситуацию.


Нет, распускать колхозы и ослаблять несколько навязчивое внимание КГБ к бизнесу никто не будет. Но: Лукашенко (а он - европейский ответ Ким Чен Иру, не меньше), так вот, Лукашенко нужны деньги. Когда? Вчера! Почему? Да потому, что дешевый газ из России уже не такой дешевый, а на нем экономика Белоруссии в основном и держалась.’Газпром’ поднимает цены: в 2006 году тысяча кубометров стоила жалкие сорок семь долларов, теперь - сто девятнадцать. Конечно, это все равно дешево (европейские страны платят примерно по триста семьдесят долларов), но вот белорусская экономика, мало отличающаяся от советской эпохи Брежнева, испытала шок, сходный с ломкой у наркомана.
Хуже того, если бы белорусы не согласились продать ’Газпрому’ свою компанию-оператора трубопровода, цена была бы еще выше, да и в любом случае в ближайшие годы она повысится до уровня рыночной. Пока еще Москва согласна снабжать Лукашенко сырой нефтью по дешевке, а он может очищать ее и сбывать в Евросоюз, но все равно для него настают трудные времена. Уже ряд крупнейших белорусских банков выставлены на аукцион; уже, говорят, открыт доступ иностранных инвесторов на тендер на строительство нового атомного реактора. Минску нужны деньги; но Минску нужны и чуть более теплые отношения с Западом.
Белоруссия испытывает большие проблемы с имиджем - трудовые лагеря, репрессии, да и общий провинциальный аромат кислых щей. Лукашенко поступил весьма разумно, обратившись к лорду Беллу (Bell) с просьбой исправить положение. Сам Белл, король пиара, отозвался об этом так: ’Они попросили нас сделать предложение; мы сделали, и теперь ждем ответа’.
Если предложение будет принято, Белоруссия займет свое место в списке клиентов лорда Белла (довольно странная компания получается: Маргарет Тэтчер (Margaret Thatcher), Борис Березовский, покойный Александр Литвиненко и Александр Лукашенко).
’Лукашенко сказал мне, что уже много лет игнорировал проблему внешних связей, а теперь настало время исправить положение. Ему нужно привлечь иностранные инвестиции, а еще ему нужно улучшить отношения с Западом’, - пояснил Белл. Быть может, я рискую показаться несколько старомодным, но все же скажу, что проблема Белоруссии, возможно, не в имидже, а в ней самой.
Если деньги нужны Лукашенко для того, чтобы ослабить свою зависимость от Москвы, то это вовсе не означает, что он решил преобразиться и стать демократом. Ему известно, что, при всем искусстве пиар-компании Bell Pottinger, человеку, ведущему себя как восточные деспоты, никогда не приобрести уважение в демократическом мире. Отлично он знает и то, что его лучший друг из России - почти такой же тиран, как и он сам. Лукашенко просто хочет не дать дружеским объятиям русского медведя перерасти в мертвую удушающую хватку. Комментирует лорд Белл: ’Ему не нужны такие друзья, из-за которых он не может дружить со всеми остальными’.
Во время ’холодной войны’ так же вели себя два совершенно не похожих друг на друга коммунистических царька, Тито и Чаушеску. Тито позволял гражданам своей страны ездить на заработки в Западную Европу, а Чаушеску строил предприятия авиаиндустрии совместно с British Aerospace (Rombac-111); оба жирели на дешевых займах с Запада, которые Запад с радостью выдавал, надеясь этим отдалить их от Москвы. Лукашенко намного больше похож на Чаушеску, чем на Тито: надеюсь, впрочем, что интересы коммерции не восторжествуют и ему не будет устроен официальный визит в Лондон. В 1978 году супруги Николае и Елена не только посетили Великобританию, но и остановились в Букингемском дворце, Чаушеску получил посвящение в рыцари, а его жена попросила о членстве в Королевском обществе (за достижения в области химии). К сожалению, английское посольство в Бухаресте смогло представить доказательства полной ее непригодности (за исключением высшего балла по кройке и шитью), и достижения Елены остались непризнанными.
Как обычно в случае со странами бывшего коммунистического лагеря, первыми зашевелились австрийцы. В прошлом году GSM-оператор сотовой связи ’Велком’ был продан Telecom Austria (с помощью некого загадочного испано-кипрского посредника). Банк Raiffeisen, чьи связи с красными красавцами уже стали притчей во языцех, в 2002 году приобрел ’Приорбанк’. Он ничем не примечателен, кроме того, что раньше носил гордое название ’Минский инновационный банк’. Но в ближайшие годы будет приватизирован также лидирующий на рынке ’Беларусь-банк’ и еще три других банка. Похоже, что вокруг этих лакомых кусков завяжется свара между центрально-европейскими банками: австрийским Erste, немецким Commerzbank, венгерским OTP; возможно, поучаствуют еще греки и итальянцы. Страна, может, и странная, но разве это повод игнорировать нетронутый рынок из десяти миллионов потенциальных покупателей?
Итак, акулы транснационального капитала наступают, а белорусы только рады. Лукашенко, надо отдать ему должное, сумел защитить свою страну от бед, поразивших постсоветскую (и допутинскую) Россию: зарплаты и пенсии выплачивались вовремя, бандиты не стреляли по ресторанам из гранатометов. Проблема скорее в том, что и самих ресторанов было маловато: белорусы добровольно живут в сером, бесцветном мире. Киев по сравнению с Минском выглядит как Нью-Йорк: там буйство жизни, там периодические взрывы хаоса, там неравенство и разборки всех со всеми, но это издержки свободы. А в Белоруссии политических подвижек не предвидится; страна, подобно Китаю, будет преобразовываться только через торговлю и финансы. На самом деле свободная экономика под руководством авторитарной политической системы - это нечто из области футуризма. Наверное, Лукашенко визионер и умеет заглядывать в будущее.
Попасть в Белоруссию было не так-то легко. Мордатый мужик за визовым окошком остался равнодушным и к виду моего паспорта, и к виду заполненных мной анкет. Прочих пассажиров уже прогнали через фильтр бюрократии, а я все ждал, два часа без каких-либо объяснений, пока многочисленные чинуши бегали взад-вперед, по очереди хватаясь за мой паспорт, как будто это граната с выдернутой чекой. Я вежливо осведомился, почему меня задерживают и когда намереваются отпустить; тогда этот балбес выскочил из будки и рявкнул: ’Сиди на месте!’. Наверное, я был у них в списке врагов народа; а может быть, они со свойственной им подозрительностью решили, что я журналист. Я рассердился, в шутку пригрозил позвонить в посольство, и тогда разъяренный мужик сказал, что мои документы в полном порядке и что я могу находиться в их стране.
Кое-кто из бизнесменов утверждает, что заниматься бизнесом в Белоруссии на удивление легко и просто. Конечно, они по-своему правы. Но суть в том, что они лишь пользуются щедростью непредсказуемого тирана, полагаться на которого в долгосрочном периоде, конечно же, нельзя. Когда начнутся проблемы, не поможет ни суд, ни старина Найджел из посольства. Отмечу в заключение, что все то время, пока я находился в стране, от аэропорта до аэропорта, меня не покидало чувство, что за мной следят. Впрочем, это вполне могло быть и иллюзией.
15:30 09/06/2008




Loading...


загружаются комментарии