Панцирь черепахи

После нас – хоть потоп! Предание приписывает эти слова то французскому королю Людовику XV, сказавшему однажды, что до своей смерти он надеется сохранить во Франции монархию, а «после меня - хоть потоп!», то его приближенным - маркизе Помпадур или виконтессе Дюбарри. В принципе, не так уж и важно, кто из них первым произнес эту циничную фразу: в любом случае она отлично передает предельный эгоизм деспотического правления, особенно если оно сочетается с недальновидной, себялюбивой и нерасчетливой политикой. С полным основанием под этим «крылатым выражением» могут подписаться и, с позволения сказать, народные депутаты уходящего белорусского парламента.

Под занавес своей законотворческой карьеры они столько всего напринимали - иным законодателям и за десяток лет не управиться. В своем неукротимом стремлении во что бы то ни стало сохранить в Беларуси монархическое правление, они до такой степени преуспели, что подобному парламенту любой Людовик бы обзавидовался. Не успеваешь уследить – что ни день, то новое «укрепление власти». Вот и 17 июня Палата представителей приняла во втором чтении изменения и дополнения в законы Республики Беларусь по вопросам противодействия экстремизму. По сообщению «Белорусских новостей», законопроект в том числе вводит норму, согласно которой агитационные предвыборные материалы, выступления на собраниях, митингах, а также выступления в СМИ не должны содержать призывов к насильственному изменению конституционного строя, захвату государственной власти, осуществлению террористической или иной экстремистской деятельности, оскорблений и клеветы в отношении должностных лиц.

Кроме того, законы «Об общественных объединениях» и «О политических партиях» дополняются положениями, запрещающими создание и деятельность объединений и партий, которые ставят своей целью любую экстремистскую деятельность. То есть вообще любую деятельность, которую только власть сочтет экстремистской. В законопректе есть еще один маленький нюансик – «недопущение оскорблений и клеветы в отношении должностных лиц». Ох, уж эти наши «должностные лица», обиженные и оскорбленные… Защитить их, «сирых и убогих», призван также новый закон о СМИ, все-таки принятый в первом чтении в тот же день той же Палатой - девяносто тремя голосами «за» против одного единственного «против». Имя этого героя-депутата пока неизвестно, но подвиг его уж точно бессмертен… Однако на этом белорусские законодатели решили не останавливаться, и заодно в едином порыве внесли поправки в закон «О рекламе», введя запрет, цитирую, «на рекламу работ, услуг гипнотизеров, экстрасенсов, гадалок, спиритов, астрологов, колдунов, прорицателей и иных лиц, объявляющих себя или считающихся способными предсказывать события, воздействовать на людей, духовный мир, имущество, окружающую среду путем использования сверхъестественных способностей или сил». Все бы ничего, но при этом «под нож» законодателей попали и частные психотерапевты - отныне в нашей стране запрещена реклама практически всякой психологической помощи, «за исключением случаев, когда такая помощь оказывается государственными органами, госорганизациями, учреждениями образования».

Судя по всему, поправки в закон «О рекламе» пролоббировала православная церковь. Не случайно Патриарший экзарх всея Беларуси митрополит Филарет, выступая некоторое время назад на заседании «Координационного совета по разработке и реализации совместных программ сотрудничества с Белорусской православной церковью», заявил: «Этим (психологической помощью) могут заниматься только профессионалы, которые компетентно подходят к здоровью человека, его нравственным и духовным ценностям». По его словам, с помощью соответствующего закона можно прекратить поток асоциальной рекламы в СМИ, сформировать правильное общественное мнение и отношение белорусов к данным видам оказываемой помощи. Ну что ж, будем надеяться, что после этих поправок в законодательство, белорусы дружно пойдут не к колдунам и гадалкам, и даже не к частным психотерапевтам, а прямиком в церковь, на исповедь к батюшке… Чувствую, забот у служителей церкви скоро будет невпроворот. Особенно когда после новой-старой школьной реформы к ним в массовом порядке потянутся снимать стресс работники образования. А вместе с ними, после очередного повышения заработной платы – медики. А потом журналисты с частными предпринимателями, а за ними работники легкой промышленности, пенсионеры, инвалиды, студенты, чернобыльцы… Короче, все те, кто, благодаря не в последнюю очередь стараниям белорусских народных депутатов, внутренне окончательно согласились с еще одним циничным «крылатым выражением»: весь мир -бардак, а люди, стало быть, обитатели этого богоугодного заведения…

Где-то я однажды прочитал наиболее точное, на мой взгляд, определение цинизма – это трезвость без мечты. И, соответственно, без надежды. Следовательно, чем меньше в обществе остается мечты и надежды, тем больше в нем накапливается цинизма. Вот в результате каждый и барахтается в этой жизни в одиночку, как может. У одних получается зарабатывать деньги дома, другие съезжают с «исторической родины» куда подальше, третьи самозабвенно призывают на баррикады, четвертые упорно карабкаются по бюрократической лестнице, ведущей не обязательно вверх… Но меня в данном случае больше интересуют интеллигентные умные люди, которые уже по определению, то есть - всегда, при любых социально-экономических формациях не могут не находиться в оппозиции к власти. Чисто теоретически, по своим природным данным, они, конечно, в состоянии сами себя реализовать, добиться успеха в том смысле, как это сегодня принято понимать – «срубить бабла», выслужиться, сделать карьеру, строить жизнь в соответствии с существующими стандартами. Но на практике чаще всего ничего подобного не происходит, а случается то, о чем говорится в стихотворении, написанном Л.Халифом и вынесенном мной в эпиграф этой статьи. Вместо борьбы за выживание эти люди предпочитают искусственно создавать вокруг себя некое подобие «черепашьего панциря», чтобы надежно спрятаться под ним, часто навсегда. На языке социологии это называется «внутренней эмиграцией». То есть, эти граждане живут в своей стране, в своем городе, все видят, все понимают, участвуют в каких-то производственных процессах, но в то же время всем своим внутренним существом к этой жизни не имеют ни малейшего отношения.

Количество таких людей резко увеличивается, если, как это происходит сейчас в Беларуси, начинается в том или ином виде стремительная «советизация» общества. В ходе такого патологического процесса, как правило, исчезают мало-мальские «социальные лифты», особенно для молодежи, утрачивается смысл самой жизни, а наиболее толковые и продвинутые граждане вообще теряют всяческий вкус и волю как к институциональному, так и к собственному развитию. Понимая, что плетью обуха не перешибешь и выше головы не прыгнешь, что государство менее всего заинтересовано в их мнении и в их деятельности, что мертворожденные и недееспособные общественные структуры не дают никакого реального результата, потенциальные политики, бизнесмены и общественные деятели завтрашнего дня уходят «в себя», втягиваются в «черепаший панцирь» своей внутренней эмиграции. Тем более, сделать это сегодня большого труда не составляет. Наш высокотехнологичный век позволяет гражданину максимально отгородиться от государства с его дикими законами и установками. Не такие уж значительные средства нужны для того, чтобы установить у себя дома спутниковую антенну, подключиться к интернету, покупать DVD и таким образом удовлетворять свои культурные или любые другие интеллектуальные потребности. А что еще остается делать – как в «совке» ходить строем, «колебаться» вместе с линией партии, хором выкрикивая здравицы вождям и голосуя по любому поводу «за»? Не уж, увольте…

Внутренняя эмиграция – это стремление к независимости, попытка вырваться из-под идеологического колпака, которым хотят прихлопнуть нас всех. В советские времена такое духовное освобождение достигалось с помощью «Самиздата», через неформальные кухонные разговоры и «тайное» прослушивание по ночам «вражеских голосов». Сейчас все проще – вошел в интернет и ты среди своих. Формально не становясь диссидентом и не вступая в физическое соприкосновение с властью, можно открыто высказаться по любому вопросу, найти единомышленников, а иногда даже ощутить настоящий выброс адреналина, участвуя в острой политической дискуссии. Для очень многих интернет – это еще и способ самореализоваться, если, конечно, не претендовать на гениальность и «нетленность» своих виртуальных опусов… Но самое главное достижение Сети – ощущение свободы, той самой, которой нам так не хватает в повседневной жизни. Не случайно в последнее время белорусские власти так озаботились контролем за интернетом – последним убежищем, в том числе и белорусской интеллигенции. Я думаю, это связано не только с тем, что белорусский сегмент интернета в последние годы во всех отношениях стремительно прогрессирует. Есть и другой момент: виртуальная внутренняя эмиграция в интернете – это не просто пассивное сидение под «панцирем», но еще и активный поиск своего места в будущей реальности, а также мощнейший инструмент формирования национального самосознания белорусов. Причем (это моя точка зрения), на данном этапе не так уж важно, на каком языке ведется общение в Байнете – на национальном белорусском или «общепринятом» русском. Главное, чтоб до сознания доходило…

А вообще, как говорится, у них своя компания, у нас должна быть своя - без цинизма. То есть не только с трезвостью, но еще и с мечтой. Для них главная цель – сохранение власти, для нас – сохранение надежды. Надежды на скорое возвращение всех белорусов из эмиграции, какой бы она ни была – внешней или внутренней. Когда-нибудь это обязательно произойдет, и та виртуальная свобода, которая для многих наших соотечественников составляет суть нынешней жизни, из иллюзии превратится в реальность. Тогда и «панцирь черепахи» никому из нас больше не понадобится.

 


 

08:37 18/06/2008




Loading...


загружаются комментарии