Лебединая песня

... Девушки в вечерних платьях толпами гуляли по городу. Я не могла понять, что происходит в славном городе Кобрин, пока мне не объяснили, что накануне в местных школах были выпускные вечера. Праздник закончился, но юные дамы, не жалея расставаться со своими театральными туалетами, продолжали дефилировать в заготовленных нарядах. Глядя на Лукашенко и Медведева, встретившихся в Бресте, ловила себя на том же ощущении неестественной театральности: праздник закончился, но вожди продолжают развлекать публику. Грустное зрелище.


Лебединая песня

Что это было? Медведев не нашел времени побеседовать с Лукашенко в Санкт-Петербурге, но в день начала войны прилетел в Брестскую крепость... При этом невозможно поверить, что в нем так остра боль тех потерь и столь сильно желание отдать дань уважения брестским ветеранам.
В международной политике не бывает случайных ходов, потому визит был задуман
специально в Брест, специально в знаковый день, специально подчеркнуто неполитизирован. «Союз есть, но его надо чем-то наполнить», - заявил российский лидер, фактически вынося приговор всему тому, что с участием Лукашенко было сделано его предшественниками. Ведь это равносильно признанию, что белорусско-росийская интеграция громко звенела просто потому, что пустой барабан тоже громко звучит. И, думаю, сейчас российское руководство ждет-не дождется, когда закончится этот звон, не наполненный содержанием. Потому и документ, подписанный в Бресте, называется «декларация». Что такое «декларация»? Ничего конкретного – только намерения, стремления, потуги... После лукашенко-ельциновский договоров о создании единого союзного государства это резкий откат назад, и Лукашенко, помнится, клялся, что никаких деклараций он подписывать не будет, потому что нельзя после сильных принимать слабые и ни к чему не обязывающие документы. Но он в полном смысле хозяин своего слова: сам дал, сам забрал...

И все-таки риутальный бой в интеграционный союзный барабан, хоть и маскировали визит под иные цели, продолжился с участием теперь уже Дмитрия Медведева. И, постепенно утихая, будет еще некоторое время давить нам на психику. Пока Лукашенко контролирует транзит российского газа в Европу, он остается для России стратегически важным партнером. Потому что именно «Газпром», а не какая-то иная компания по всем договорам гарантирует беспрепятственную доставку газа потребителю. В нашем случае это означает, что Беларусь является проблемой «Газпрома», проблемой России. И чтобы белорусскому лидеру не пришло в голову крутануть вентиль, оставив без газа пол-Европы, сколь бы его не любили Путин или, например, Медведев, они вынуждены подплясывать в ритуальных союзных плясках. Потому что газопровода в обход Беларуси нет.

Вернее, пока нет. Но он уже проложен по суше, а по морю, как утверждают специалисты, строительство пойдет значительно быстрее. Как я понимаю, в договоре, подписанном в ночь наступления нового 2007-го года, именно это и закладывалось: переход Беларуси на европейские цены поставок газа к моменту, когда заработает альтернативный газовый транзит, - к 2011 году, году следующих президентских выборов. И сколько Беларусь ни уговаривала строить третью ветку газопровода через нашу территорию, сколько ни давала гарантий, российское руководство оказалось неумолимо. Лукашенко выводят из числа стратегически важных партнеров. Два-три года, и никаких долгих переговоров с ним уже не будет, в случае «неправильного поведения» он уподобится гонимому в Москве Михаилу Саакашвили или сложно приручаемому Виктору Ющенко. Понимая это, он и схватился, как за спасительную соломинку, за сферу церковную. Приглашение Папе Римскому посетить Минск – это вызов Русской Православной церкви: если вы не спасаете меня, то я не спасаю вас. Но к нашему счастью или к его несчастью, церковь не имеет в России такого уж сильного влияния. Да и нынешний глава Костела, в отличие от своего предшественника, выезжает с визитами очень редко. Потому его приезд в Минск можно считать маловероятным, почти невозможным. А значит, ход вряд ли сработает.

...Союзный барабан еще звучит. Намеки на возможность введения в Беларуси российского рубля, предложение разместить ядерные ракеты, попытка откупиться белорусскими предприятиями, - все это может заинтересовать Россию. Но не настолько, чтобы она оставалась для Лукашенко гарантом его власти. И уже очевидно, что попытка рвануть в Европу сорвалась: рад бы в рай, да грехи, как говорится, не пустили. В общем, грустное это зрелище – лебединая песня.


 

10:21 24/06/2008




Loading...


загружаются комментарии