Взрыв в Минске: воспоминания пострадавших

По информации медиков, состояние большинства пострадавших оценивается как удовлетворительное. В больнице скорой медицинской помощи находятся 4 человека, в 4-й столичной больнице — 3, в РНПЦ травматологии и ортопедии — 6. По одному пострадавшему во 2-й и 9-й минских клиниках, военном госпитале и госпитале МВД. Больше всего потерпевших (23 человека) проходят лечение в 6-й городской больнице, пишет БелапПАН.


Трое пострадавших при взрыве находятся в тяжелом состоянии, еще двое — в состоянии средней тяжести. Одному из двоих потерпевших, обратившихся за помощью в поликлиники города, медицинская помощь оказана амбулаторно, второй был помещен в больницу скорой помощи.

Всего, напомним, при взрыве самодельной бомбы, начиненной металлическим гайками и болтами, пострадали 54 человека, 47 из них, в том числе двое детей, были госпитализированы.

5 июля журналисты ряда СМИ посетили Минскую городскую клиническую больницу скорой медицинской помощи, где встретились с главным врачом Виктором Сиренко и пациентами, пострадавшими в результате взрыва во время праздничного концерта в ночь на 4 июля.

В клинике находились четверо пострадавших от взрыва. Состояние одного из них «тяжелое, но стабильное». Это парень 18 лет, поступивший в больницу с проникающим ранением брюшной полости.

Возраст остальных трех больных — от 18 до 24 лет. По словам главврача, они поступили с «минно-взрывными травмами», в основном нижних конечностей. Их состояние удовлетворительное. Один из них готовился к выписке.

— В нашей клинике находится четверо пострадавших в результате данного взрыва. Состояние одного — тяжелое, но стабильное. Трое больных — в другом состоянии. Один из них сегодня будет выписан, с остальными можно даже пообщаться и увидеть, в каком состоянии они находятся, — начал беседу с журналистами Виктор Сиренко. — Характер ранений один, это минно-взрывное ранение. Минно-взрывная травма всегда относится к категории тяжелых, потому что ранящий снаряд, тем более самодельный, имеет сильное разрушающее действие, может осложниться инфицированием — всем чем угодно. Ранения получены, в основном, нижних конечностей. Один из пострадавших имеет повреждение печени, проникающее в брюшную полость. Поэтому выполнена операция, он находится в хирургической реанимации. А вы сейчас посетите реанимацию для больных с сочетанной травмой — там находятся другие больные, у которых нет сочетанного повреждения.

— Вы сказали, что один больной — в тяжелом состоянии. Что это за больной, и что с ним?

— Это мальчик 18 лет, — без согласия родственников мы, естественно, не можем сообщить его фамилию, — который получил ранение, проникающее в брюшную полость с повреждением печени. И ранящий снаряд находился около нижней полой вены. В результате наблюдения выяснено, что намечается прорыв этой вены. Пошли на операцию и ушивали условно то место, которое было контужено. Поэтому он находится в тяжелом состоянии, но в сознании — реагирует на раздражители, движение в конечностях сохранено, и чисто для поддержки его, с учетом тяжести травмы и тяжести состояния, поддерживается дыхание аппаратом.

Можно сказать, что все вошло в «золотой стандарт» медицины по оказанию экстренной медицинской помощи. В течение часа (то, что является стандартом) была оказана специализированная (не просто квалифицированная, не просто само- и взаимопомощь) медицинская помощь. С момента доставки до попадания больного в операционную у нас прошло 15 минут, то есть через 15 минут его уже оперировали. Это — минуя приемное отделение, практически с оказанием предоперационной подготовки во время движения — все это было сделано быстро.

Все больные получили помощь, повторяюсь, за час с момента взрыва. Это достаточно высокая степень вероятности того, что больные будут живы и здоровы.

Основная масса — именно тех, кто находился в состоянии средней степени тяжести (тяжелые — они доставлялись своим ходом), но так как повреждения были касательные — только кожных покровов, без повреждения мышц, или, допустим, суставов, костей, — да, конечно, они могли доставляться сами. Второе — эффект испуга может быть просто-напросто: поцарапался, не одумался, пошел домой, а осмотрелся потом… Потом люди обращались уже самостоятельно. Но все, в основном, больные с повреждениями доставлялись бригадами скорой медицинской помощи.

В целом обратилось шесть человек. Один отказался от госпитализации на уровне приемного отделения — там была ссадина без повреждения кожных покровов нижней конечности. И один юноша был перенаправлен в 9-ю клинику, потому что у него была контузия без повреждения органов.

— Как шло распределение пострадавших по больницам — каких куда направляли?

— Порядок определен тем, что в городе Минске есть несколько центров, которые могут работать и сочетают в себе отделения как травматологии, так и хирургии. Это Центр травматологии, больница скорой помощи, 6-я клиника, 2-я клиника (здесь есть кафедра военно-полевой хирургии), 432-й центральный госпиталь (он тоже имеет кафедру и специалистов, которые могут работать в этом разрезе). И туда тоже больные доставлялись. Доставлялся один больной еще и в госпиталь МВД. То есть, задействованы были все клиники, которые имеют опыт работы с хирургическими и травматологическими больными.

На вопрос о том, были ли погибшие в результате взрыва, Виктор Сиренко ответил отрицательно:

— Я был сам на этом месте, поэтому абсолютно ответственно говорю. Практически каждого больного, пострадавшего, который был, осмотрел — никаких трупов не было, однозначно.

— И оторванных конечностей?

— Нет, абсолютно этого не было.

Посетивший БСМП корреспондент БелаПАН также пообщался с двумя пострадавшими во время взрыва минчанами.

17-летний Георгий Заводов получил ранение мягких тканей. На концерте, по его словам, был со своей девушкой не более двух минут, как случился взрыв. К счастью, его спутница не пострадала.

— Сидели с девушкой дома, чай пили. Она говорит: «Поехали, съездим». — «Ну, поехали». Вышли — один автобус прошел, не успели. Потом 73-й что-то заглушил мотор, мы из него вышли — он уехал. Вторая «единица» уехала, третья уехала. Она говорит: «Да, не судьба уехать, пошли домой, а то простоим тут». — «Да ладно, — говорю, — сейчас дождемся». …Приехали. Минуты полторы всего постояли — хлопок, и ранение получил. …Честно говоря, такой паники, чтоб крики, орали — я такого не слышал… Не было особой паники, концерт продолжался. Всех развезли, сейчас вот лечат. А девушка стояла впереди меня — может полметра — и не пострадала. Спасибо ей, что помощь мне стала оказывать... Вчера приезжала, сегодня приедет.

— Сколько попало в тебя?

— Одна шайба залетела. Слава Богу, кость не затронула, мягкие ткани только порвала. Достали вчера, прооперировали, нормально сейчас уже. Лечусь, не болит ничего, перевязки делают — вроде, раны заживают. Самое страшное, чтобы инфекция не попала, эти гайки ведь неизвестно какие были…

23 летний Денис Митренков отделался ушибом в районе колена, хотя утверждает, что находился в двух метрах от эпицентра взрыва. Надеется уже сегодня выписаться из больницы. А вот его друг получил ранение ноги.

— Слышу — хлопок, взрыв. Недалеко находился, где-то метрах в двух. Сразу боль в ноге, в колене, ощупал — вроде опухоль какая-то, крови нет. Смотрю — рядом друг за ногу держится. Мы вдвоем оттуда начали отходить. Потом смотрю: у него кровь начала на ноге проявляться, у меня крови не было. Подошли к своим девушкам, друга отвели к машинам скорой помощи. А я с девушками пошли домой… Зеленкой промазал рану, ну а потом на машине уже сюда приехал.

— Кости целые?

— Кости — целые, все — целое.

— А далеко ли стоял от эпицентра взрыва?

— Думаю, метрах в двух.

— А какая первая реакция — контузия была?

— Как ни странно, вообще просто… Смотрю: я — за ногу, друг — за ногу, милиционеры спрашивают: что такое, что случилось, что за взрыв? Сразу подумал, это большая какая-то новогодняя петарда рванула. Но милиционеры говорят: типа, осколочная бомба какая-то или что… Короче, начали просто отходить к девушкам, и потом уже к скорой. И как там кто мог что-то пронести, и цель этого всего я лично не понимаю.

— А соки досматривались в упаковках?

— Ну, вот мы проносили, например, напиток. Нам сказали открыть его. Мы открыли. Милиционер понюхал — спиртным не пахло, все на этом.

— Вокруг вас много мусора было?

— Мусор был везде. На то они такие праздники, чтобы мусор был. А что там рвануло?.. Когда приехали сюда, в поликлинику, сотрудники милиции спрашивали: это лежало что-то или это кто-то кинул? Скорее всего, это лежало, потому что если бы кто-то что-то кидал, — так как я находился недалеко, — это было бы видно: какое-то резкое движение или еще что-то. Такого не было.

— Куда вас ранило — в ногу?

— Да. Вот, там ушиб просто. Больновато трогать, сгибать, но жить можно.

По данным ГУВД Мингорисполкома, в числе пострадавших от взрыва в Минске — трое сотрудников милиции. Двое из них, по информации столичной милиции, в настоящее время находятся в больницах Минска, одному оказана медицинская помощь без госпитализации.



09:47 07/07/2008




Loading...


загружаются комментарии