Кремль констатировал смерть Союза Беларуси и России

Вчера президент РФ Дмитрий Медведев обнародовал свою Концепцию внешней политики и выступил с программной речью перед российскими послами. По словам собеседников "Ъ", слышавших закрытую часть выступления, президент "жестко, по-путински" потребовал от дипломатов быть агрессивнее. Между тем, согласно новой концепции, реализовывать очерченную господином Медведевым внешнюю политику отныне предстоит вовсе не главе государства, а правительству РФ.

Кремль констатировал смерть Союза Беларуси и России

Новый герой


 


Свое выступление президент начал с главного: "Россия действительно окрепла и способна принимать на себя большую ответственность за решение проблем и регионального, и глобального масштаба". Более того, остальной мир уже не просто прислушивается к мнению Москвы, а ждет от нее "каких-то решений". Затем господин Медведев призвал собравшихся действовать более решительно — "давать оценку, а иногда и просто отпор любым попыткам обеспечения национальных или групповых интересов в ущерб международному праву". Примером попрания основ международных отношений он назвал Косово.


 


— Нам, наверное, было бы проще отстраниться от этой проблемы и сказать, что для Евросоюза Косово — это почти что Ирак для США. Но гораздо важнее другое: в очередной раз оказалась подорвана международная законность.


 


На этой фразе в зале воцарилась гробовая тишина, будто бы собравшиеся собирались почтить память международного права минутой молчания. Но Дмитрий Медведев продолжал. Не называя поименно, он корил те страны, чьи власти "предпочитают, оттесняя ученых-историков, передергивать историю как колоду карт для решения конъюнктурных задач". "Мы не можем принять имеющие место в отдельных странах попытки вытаскивать на свет тезисы "цивилизаторской, освободительной миссии" фашистов и их пособников",— добавил господин Медведев, чтобы уже ни у кого не осталось сомнений, о каких именно республиках идет речь.


 


Новая концепция


 


В своем выступлении Дмитрий Медведев не раз вспоминал о новой концепции внешней политики, опубликованной сразу после его выступления в МИДе. В ее первом пункте говорится, что она "развивает и дополняет" концепцию, подписанную Владимиром Путиным восемь лет назад. Как показывает сравнение двух текстов, мироощущение российских властей за восемь лет в корне изменилось. К примеру, авторы прежнего документа ругали однополярный мир, отмечая, что "Россия будет добиваться формирования многополярной системы международных отношений". Новый же документ констатирует, что эта миссия успешно выполнена. Его авторы говорят о "перспективе утраты Западом своей монополии на глобализационные процессы".


 


Еще несколько перемен во внешней политике России отмечены в главе "Региональные приоритеты". Так, еще восемь лет назад "первостепенной задачей" называлось "укрепление Союза России и Беларуси". Теперь же Кремль фактически констатирует смерть этого образования, упоминая лишь "создание условий для поэтапного перехода к рыночным отношениям" между Москвой и Минском. Из всех стран СНГ отдельного упоминания удостоились лишь четыре: Казахстан и Беларусь — в положительном ключе, как активные члены ЕврАзЭС, а также Украина и Грузия — как кандидаты в НАТО (восемь лет назад две последние не упоминались вовсе).


 


Новая концепция внешней политики, похоже, окончательно хоронит ОБСЕ. Если восемь лет назад Россия была "заинтересована в сбалансированном развитии" этой организации, то теперь Москва требует создать ей альтернативу, а именно заключить новый "договор о европейской безопасности, старт разработке которого можно было бы дать на ближайшем общеевропейском саммите". Об этом проекте президент подробно рассказал дипломатам, а, по данным "Ъ", уже сегодня будет лоббировать эту идею на переговорах с президентом Италии Джорджо Наполитано.


 


Важнейшими европейскими партнерами России восемь лет назад были названы Великобритания, Германия, Италия и Франция. Теперь же этот набор таков: Германия, Франция, Италия, Испания, Финляндия, Греция, Нидерланды и Норвегия — то есть приблизительно все основные партнеры России в газовой сфере. Про Британию отдельно сказано, что Россия надеется на взаимодействие с ней в "этом же русле".


 


Обширно в новой концепции прописана необходимость развития отношений со стратегическими партнерами РФ Индией, Китаем и Бразилией. Зато Иран, например, в отличие от концепции восьмилетней давности упомянут вскользь — в одном ряду с Турцией, Египтом, Алжиром, Саудовской Аравией, Сирией, Ливией и Пакистаном (то есть основными покупателями российского оружия).


 


Однако ключевое отличие медведевской концепции внешней политики от путинской кроется в последней главе — "Формирование и реализация внешней политики". В ней отдельным пунктом указано, что "правительство РФ осуществляет меры по реализации внешней политики". Восемь лет назад, когда концепцию подписывал президент Путин, о какой-либо роли правительства во внешней политике не говорилось вообще.


 


Новый курс


 


После закрытой части заседания в МИДе его участники выходили из зала с озадаченными лицами. Из разговоров с ними "Ъ" удалось узнать, чем именно президент озадачил своих слушателей. Оказалось, что могущество, обретенное Россией за последнюю восьмилетку стабильности, не реализуется в достаточной мере именно по вине дипломатов.


 


"Он критиковал их предельно жестко,— рассказал "Ъ" один из членов правительства, приглашенных на встречу.— Но в общем по делу. Потому что одним местом шевелить надо". Собеседник "Ъ" пояснил, что претензии президента сводились к тому, что послы РФ недостаточно агрессивно отстаивают национальные интересы и не дают должный отпор критикам России.


 


Слово "агрессивность" повторяли все собеседники "Ъ". "Медведев — человек современный. Он хороший менеджер и хочет видеть эффективность и агрессивность в работе послов,—делился с "Ъ" посол России в НАТО Дмитрий Рогозин.— Он призывает к тому, чтобы во внешней политике был единый менеджмент, к чему старая школа не готова". На вопрос "Ъ", не ожидаются ли в связи с этим перемены в МИДе, господин Рогозин ответил коротко: "Уверен, что будут".


 


Один из депутатов Госдумы сообщил "Ъ", что президент "жестко, по-путински прочел лекцию о том, как надо реагировать на выпады в адрес РФ". Впрочем, на главу комитета Совета федерации по международным делам Михаила Маргелова закрытая часть заседания произвела не столь тягостное впечатление: "Никакой порки не было. Президент просто поставил амбициозные задачи".


 


По словам собеседников "Ъ", Дмитрий Медведев также указал на провалы российской дипломатии в политике в отношении ближнего зарубежья и прежде всего СНГ. Причем опять же потребовал "агрессивности". "Он призвал быть активнее и агрессивнее, чтобы нас оттуда не выдавили нерегиональные игроки, такие как США. Он так и сказал нам: "Нечего ретранслировать идеи на местах — сами давайте отпор. Мы стали сильными, и у нас есть все возможности, чтобы проводить собственную политику",— рассказал "Ъ" высокопоставленный дипломат.— Для этого, кстати, и создается агентство по делам СНГ при МИДе".


 


В качестве утешения господин Медведев напоследок пообещал дипломатам позаботиться об улучшении их материального положения, для чего он внесет в Думу закон об особенностях прохождения государственной гражданской службы в МИД РФ. Впрочем, это не сильно подняло настроение участников совещания. "Лучше уже не будет, потому что лучше уже было — при СССР,— посетовал в беседе с "Ъ" один из послов.— Но и хуже уже не станет. Потому что хуже — некуда".

12:51 16/07/2008




Loading...


загружаются комментарии