По делу о взрыве задерживают рабочих, студентов, компьютерщиков

О том, как происходили задержания по делу о взрыве и о чем спрашивали оппозиционеров в КГБ, пресс-центру Хартии’97 рассказывают демократический активист Мирослав Лозовский и его супруга Нина Шидловская.

Напомним, что Мирослав Лозовский, как и другие активисты оппозиции, провел изоляторе 10 суток.
-- Мирослав, как происходило Ваше задержание?
- Меня задержали сотрудники городского управления Комитета госбезопасности возле работы. Мы поехали в управление, где меня допросили и показали постановление о моем задержании. В это время в моей квартире 6 часов проходил обыск. Дома в это время были моя мать и жена Нина Шидловская. Там ничего нашли, только символику, связанную с тем, что я когда-то состоял в организации «Белый легион». Потом меня доставили в Следственное управление предварительного расследования на улице Саперов на допрос. Формулировку задержания они придумали очень удобную – «по непосредственно возникшим подозрениям». Расплывчатая формулировка, согласитесь. Во время праздника я был дома, никуда не выходил, но меня все равно задержали. Понятно, что главная причина только в том, что я когда-то состоял в «Белом легионе»
-- О чем Вас спрашивали следователи во время допросов?
-- Мы долго разговаривали. В первую очередь, меня, конечно, спрашивали, где я находился 3 июля, ну а дальше интересовались родом деятельности организации «Белый легион». Думаю, что, в конце концов, они всеми организациями заинтересуются. Сами понимаете, сейчас они проводят широкомасштабную работу. У меня создалось впечатление, что на каком-то этапе они подозревали именно «Белый легион», но потом прошли массовые обыски, задержания, и оказалось, что никто из бывших членов организации к взрыву не причастен.
-- Задерживали также активистов других молодежных организаций, партий БНФ и ОГП, гражданской кампании «Европейская Беларусь»...
-- Да, я узнал об этом, когда вышел на свободу. Ничего удивительно. Естественно, что они будут, в первую очередь, задерживать активистов оппозиции. Повторю, что у них есть для этого удобная формулировка – «по непосредственно возникшим подозрениям». Когда нас знакомили с материалами экспертиз, в конце документа стояли фамилии около 30 человек, уже с ними ознакомившимися. Возможно, задерживали гораздо больше. Шли разговоры, что ИВС на Окрестина перенаселили….
-- В каких условиях приходилось отбывать арест?
-- Последние несколько дней, в моей камере сидели пять человек, задержанных по делу взрыве. Я, Сергей Числов, а также студент, компьютерщик и рабочий с завода. Студента задержали, потому что он давно проходил как свидетель по какому-то делу о взрыве, рабочий привлекался когда-то за хранение оружия. Компьютерщика задержали, по-моему, потому что он на каком-то форуме что-то писал о взрыве…
В день, когда освободили Мирослава Лозовского, в Следственное управление предварительного расследования вызвали его супругу Нину Шидловскую. О том, как проходил допрос, пресс-центру Хартии’97 рассказала Нина Шидловская, которая является заместителем председателя Объединения белорусов мира «Бацькаўшчына».
-- В Следственном управлении мне задавали уточняющие вопросы по изъятым в нашей квартире вещам. Снова спрашивали, где Мирослав находился 3 июля. Скорей всего, несмотря на освобождение активистов оппозиции, они продолжают отслеживать всю информации и «курировать» бывших членов организации «Белый легион».
Обыск в нашей квартире длился 6 часов. Его проводили сотрудники КГБ и кинолог с собакой. Они очень напугали пожилых родителей Мирослава, им по 74 года. Они позвонили не в домофон, а сразу в двери. Мать приоткрыла двери, а они сразу завалились всей толпой… Забрали системный блок компьютера и до сих пор не вернули. Все вещи находятся в управлении КГБ: записные книжки, старые наклейки, другие информационные материалы. У меня остались со времен обучения в центре Маршалла визитки военных из разных стран мира. Несмотря на то, что я им объясняла, что это госпрограмма, визитки их страшно заинтересовали. Понятно, что ничего имеющего отношения к взрыву они не нашли.
-- Почему, по-Вашему, был арестован Ваш муж и другие активисты оппозиции?
-- Для меня, чем дальше, тем больше становится очевидным, что начали они с «Белого легиона», а потом стали задерживать всех остальных, потому что нужно было срочно показать какие-то действия, какую-то активную работу, какие-то наработки. Показательным был комментарий представители управления КГБ пор Минску Кузнецова, который сказал, что задержанные проверяются «по факту принадлежности к незарегистрированным радикальным организациям».


17:40 23/07/2008




Loading...


загружаются комментарии