Суздальцев: «Помощи от Минска не будет»

Во время и после скоротечной войны в Южной Осетии Россия в одиночку противостояла массированному политическому давлению Запада. Многие партнеры и «союзники» на пространстве СНГ или вообще никак публично не отреагировали на события, или сделали это весьма сдержанно. Даже белорусский лидер Александр Лукашенко, который считается одним из самых близких друзей России, всего лишь выразил соболезнование народу Южной Осетии, да и то не сразу, и при этом дал поручение своему МИД «наладить отношения с Западом». О том, почему так произошло, в беседе с «Росбалтом» размышляет доцент кафедры мировой политики Государственного университета — Высшая школа экономики, специалист по вопросам отношений с Беларусью Андрей Суздальцев.

- Почему большинство руководителей стран СНГ «отмалчивались» в ходе войны в Грузии?

- Затаились. Причем настолько откровенно, что в Москве даже не удивились. Нужно учитывать, что российские партнеры по СНГ ведут игру на два фронта. Они одновременно сотрудничают с Москвой и с Западом. Поэтому все они затаились и ждали реакции как Москвы, так и западных государств. Политические элиты понимали, что «кавказское противостояние» — это тест для нового российского руководства. И чтобы понять для себя, в какую сторону повернуть, все как будто резко немного оглохли и ослепли.

- Что касается Лукашенко — вроде бы ярый противник Запада, — но даже он реагировал неоднозначно…

- Лукашенко не оказал России политическую поддержку, хотя было бы логично, чтобы председатель Высшего Совета Союза Беларуси и России в первый же день кавказских событий сделал это. Но Белоруссия упорно молчала до 12 августа.

Ситуация тут довольно сложная, а объяснение очень простое. Дело в том, что в России много информации, касающейся белорусской тематики, просто замалчивается. За последние десять лет Белоруссия ни разу не поддержала Россию во внешнеполитической области. С одной стороны, Белоруссия имеет некий антизападный тренд, но с другой — прекрасно торгует с Западом. У Белоруссии хорошие связи с Польшей и Литвой.

Заметьте, в тех областях и сферах деятельности, откуда «уходит» Россия, например, в Прибалтике, сразу же появляются белорусы. Последние примеры: Белоруссия уклонилась от поддержки российского моратория на ДОВСЕ, не реагирует на российско-украинские скандалы. Причем Белоруссия и Украина активно налаживают отношения. Напомню также о том, что мае этого года Россия приняла решение о безвизовом въезде на свою территорию неграждан Латвии и Эстонии. Учитывая то, что в этих странах неграждане белорусской национальности составляют, соответственно, процентов десять и пять населения, можно было ожидать подобного решения и со стороны Белоруссии, но этого не произошло.

- Почему?

- Дело в том, что у официального Минска существуют свои внешнеполитические сценарии. В конце сентября в Белоруссии должны состояться парламентские выборы. Скорее всего, с Западом существует некая договоренность о том, что выборы будут признаны легитимными, и тогда начнется большой диалог между Лукашенко и Западом. Белорусский лидер понимает, что признанный парламент – это будущее признание легитимности его четвертого президентского срока. Лукашенко ждет признания Запада. Признание Москвы его уже не интересует.

Судя по всему, белорусское руководство знало о надвигающихся на Кавказе событиях. Утром восьмого августа в СМИ появились официальные интервью, в которых говорилось о возможности конфликта. Если бы реакция Москвы на кавказские события была не столь быстрой и жесткой, то белорусским гражданам можно было бы спокойно разъяснить, что Россия — ненадежный союзник. В этом случае легко можно было бы перейти в стадию отношений, подобную тем, в которых сейчас пребывают Украина и Россия.

Многие считают, что Белоруссия от России «никуда не денется», что она «завязла» в российских энергоносителях. Но Украина нашла вариант движения в Евросоюз одновременно с получением от России энергетических дотаций. Ищет его и Белоруссия. Для Белоруссии идеальный вариант – указать на медленную реакцию Москвы. Но реакция была быстрой, и это вызвало шок и испуг в Минске.

- Как реагировали на кавказские события политическая элита и «простые» граждане в Белоруссии?

- Политики Белоруссии, номенклатура очень националистичны. Существует националистически настроенный край, частично захватывающий руководство страны, который откровенно занял прозападную позицию. Один из белорусских сенаторов даже прямо заявил, что Владимир Путин должен был доложить главе Высшего совета российско-белорусского союза Лукашенко о начале боевых действий.

К русским белорусы относятся неплохо, но в их понятиях русские – голодные и почти нищие. Простое население Белоруссии мало информировано о внутренних процессах в России. Кавказский конфликт подавался как некая заварушка: «спасибо Александру Григорьевичу, что он нас в него не втягивает, и не нужно туда втягиваться». Население так воспитано. Это провинциально-обывательская философия.

- Как отразятся последствия кавказского конфликта на российско-белорусских отношениях, на отношениях в рамках СНГ?

- А никак. Вот когда, что называется, дойдут руки, тогда и отразятся. У России, к сожалению, пока не хватает на это времени. Только кое-как решили проблему с Прибалтикой, с Кавказом, снова «всплыли» проблемы с Украиной.

Различные организации, как и страны, в них входящие, сейчас будут «вытаскивать» из России очередные кредиты, несмотря на то, что они ведут себя совершенно не по-союзнически. Наверное, что-то им будет сказано по дипломатическим каналам, но не более того. К сожалению, Россия воспринимается как кормушка – поехать в Москву, добиться, забрать свое, в Москве обязаны дать… Сейчас сложилась такая ситуация, при которой неосторожные, чрезмерно резкие движения со стороны Москвы могут у «союзников» вызвать крайне бурную негативную реакцию.

- Предположим, независимость Абхазии и Южной Осетии будет признана Россией. Как тогда будут развиваться отношения с Белоруссией?

- Помощи не будет. Вы в Москве не представляете, насколько закрыты и многообразны политические коммуникации между Вашингтоном, Европой и Минском. Помощи от Минска не будет.

- Какие из международных организаций на постсоветском пространстве могут сейчас считаться наиболее авторитетными?

- Таковых вообще нет. Кроме, пожалуй, собрания раз в два года первых лиц на неформальных саммитах СНГ. Вот это еще, как ни странно, самая эффективная штука. Сейчас говорится о том, что очень эффективно работает «таможенная тройка» (таможенный союз России, Беларуси и Казахстана – «Росбалт»). Белоруссия и Россия имеют эту таможенную зону уже четырнадцать лет. За это время еле-еле удалось остановить поток контрабанды.

А когда добавился Казахстан – добавилось проблем. Границы Казахстана с Китаем практически открыты. О какой эффективной работе таможен может идти речь? А ведь о «таможенной тройке» заявляется как о самом продвинутом проекте. Так что реальной интеграции нет.

 

 

 


 

10:53 16/08/2008




Loading...


загружаются комментарии