Игра в поддавки

Помнится, еще зимой Лукашенко пытался закрыть «болезненную страницу» (сам так назвал) в отношениях с Западом – проблему политзаключенных. «Теперь очередь Евросоюза продемонстрировать свои добрые намерения в отношении белорусского народа», - заявил Лукашенко. Коль был торг, то, понятное дело, была и очередь. Правда, Лукашенко все пытался пропустить кого-нибудь вперед.

Игра в поддавки

И все-таки жульничество белорусскому лидеру не удалось. Его дожимали еще полгода, белорусско-американские отношения дошли до дипломатической войны, но все-таки «несгибаемого» и «не поддающегося на шантаж» белорусского президента дожали. И согнулся, и забоялся. Вопрос – чего?  

Большинство аналитиков высказывают мнение, что освобождение политзаключенных – это попытка начала политического диалога с Западом. Я позволю себе высказать иное мнение. Считаю, что политический диалог с Западом Лукашенко не только не нужен, но даже небезопасен для власти. Страдания режима из-за того, что в стране нелегитимный парламент, непризнанный в цивилизованном мире, сильно преувеличены. Готовность Минска на какие-либо шаги по демократизации призрачна. Более того, объявив на встрече с Медведевым в Сочи о намерении «совместно ответить» на расширение американских ПРО в Европе, Лукашенко четко указал, на какой политический зонтик намерен ориентироваться в дальнейшем. А вот деньги – кредиты, инвестиции, разблокировка счетов «Белнефтехима», возможность свободно торговать – режиму сегодня очень нужны. Именно из этих соображений, как я понимаю, Лукашенко и принял тяжелое решение освободить Александра Козулина: уж слишком дорого заключенный Козулин стал обходиться, а там, где дорого, белорусский лидер платить не любит.

В данном случае, на мой взгляд, бесспорно, что именно экономика определила политику. И теперь Минск, действительно, ждет ответного хода.
Отменят ли США введенные санкции? Вероятно, да, поскольку именно требование освободить политзаключенных являлось главной мотивировкой их введения. Восстановится ли численный штат посольств? А вот это вряд ли, поскольку Минск неоднократно демонстрировал свое недовольство излишней политизированностью работы посольства. И все-такие сам факт остановки американо-белорусской «холодной войны» развязывает руки Европе. Той же Англии, где на осень запланирована большая белорусская презентация. И уж тем более Германии, представители которой так долго решали белорусский вопрос, что озадачились идефикс продемонстрировать хоть какие-то успехи.
Но все-таки Лукашенко на западный прорыв не пошел, как бы кому этого ни хотелось. Деньги – да, их он брать готов. Но не более.
Второй очень важный вывод, который можно сделать из произошедшего. Лукашенко очень хорошо понимает язык ультиматумов. Он может сколько угодно долго валять дурака, но, будучи поставлен к стенке, сразу понимает, что от него хотят. Раньше казалось, что он реагирует только на «конкретный разговор» по-русски. Но и по-английски, как оказалось, тоже дошло. Хотя времени на осмысление понадобилось больше.
В этом смысле освобождение политзаключенных я считаю очень важным событием не только с точки зрения гуманности, но и из-за эффекта страха. Так или иначе, но для власти он отныне будет являться сдерживающим фактором. В Минске искренне не верили, что из-за каких-то Козулина, Парсюкевича, Кима может начаться дипломатическая война, но все-таки она началась. Отныне Лукашенко сто раз подумает, прежде чем с помощью судов брать новых заложников.

20:26 20/08/2008




Loading...


загружаются комментарии