Черный список Брюсселя, возможно, доживает последние дни

История введенных Евросоюзом санкций в отношении Беларуси, к сожалению, не намного короче истории двухсторонних отношений независимой Беларуси и Брюсселя. Сегодня, когда активно обсуждается возможность отмены санкций, имеет смысл вспомнить, когда, по какой причине и в отношении кого или чего они были введены. Так, если черный список можно отменить в одночасье, то с торговыми преференциями все не так просто.

Серьезное ухудшение отношений между Беларусью и Западом началось после референдума 1996 года, когда президент значительно расширил свои полномочия, а Верховный Совет был распущен. ЕС и США негативно оценили ход и официальные результаты референдума. В 1997 году был введен запрет на встречи между западными чиновниками и их белорусскими коллегами выше уровня заместителя министра, оказались замороженными многие программы европейской технической помощи. А самое печальное заключалось в том, что Европа заморозила уже подписанное в 1995 году Соглашение о партнерстве и сотрудничестве между Беларусью и ЕС.

Отношения обострились еще больше в 1998 году после того, как власти принудили западных дипломатов покинуть их резиденции в поселке Дрозды под Минском, мотивируя это ремонтом. Дальнейшее развитие ситуации в Беларуси также не способствовало взаимопониманию между Минском и Брюсселем: в 2001 году была практически парализована работа офиса ОБСЕ, затем были введены ограничения на помощь неправительственным организациям из зарубежных источников.

Серьезным фактором разлада стал поднятый Западом вопрос о независимом расследовании так называемых громких исчезновений 1999—2000 годов (бывшего министра внутренних дел Юрия Захаренко, политика Виктора Гончара, его друга, бизнесмена Анатолия Красовского и оператора российского телеканала ОРТ Дмитрия Завадского). В 2002—2003 годах свое расследование с весьма нелицеприятными для белорусских властей выводами провел представитель Парламентской ассамблеи Совета Европы.

В сентябре 2004 года Евросоюз открыл "черный список", приняв решение о запрете на выдачу виз в страны ЕС четверым белорусским чиновникам, которые, как следовало из доклада депутата Пургуридеса, могли быть причастны к насильственным исчезновениям. В список попали министр внутренних дел Владимир Наумов, тогдашний генпрокурор Виктор Шейман, экс-глава МВД, а на ту пору министр спорта и туризма Юрий Сиваков, командир бригады спецназа внутренних войск МВД полковник Дмитрий Павличенко. Поскольку подозрения падали именно на личности, а не должности, после перехода на другую работу чиновники от статуса невъездных не избавлялись.

После парламентских выборов, в декабре 2004 года под въездной запрет попали также глава Центризбиркома Лидия Ермошина, которой вменили в вину нарушения избирательного законодательства, и командир минского ОМОНа Юрий Подобед, отдававший приказы при разгоне митингов, преследовавших за выборами.

По итогам президентских выборов в апреле 2006 года в список невъездных попала 31 фамилия причастных, по версии ЕС, к нарушениям в ходе этой электоральной кампании. В черный список вошли уже переизбранный президент Александр Лукашенко, возглавлявший в то время КГБ Степан Сухоренко, министр юстиции Виктор Голованов, генпрокурор Петр Миклашевич, замглавы Администрации президента Наталья Петкевич.

В мае 2006 года Евросоюз опубликовал уточненный список 36 чиновников, чьи счета и имущество в странах ЕС замораживались. Запрет был действителен в течение года и до сих пор дважды в апреле продлевался. Кроме того, к решению Евросоюза присоединился еще десяток стран, которые в него не входят.

В октябре 2006 года список невъездных был расширен до 41 фамилии за счет четырех судей и гособвинителей после судов над активистами "Партнерства" — незарегистрированной организации, пытавшейся наблюдать за выборами, и экс-кандидатом в президенты Александром Козулиным.

Точечными персональными санкциями Евросоюз не ограничился. В июне 2007 года Беларусь был исключена из Обобщенной системы преференций и потеряла торговые льготы при экспорте своих товаров в страны ЕС. Так Брюссель отреагировал на нарушение прав профсоюзов в республике, соответствующую жалобу еще в 2003 году в ЕС направила Международная организация труда (МОТ). По завершении многолетних внутренних процедур, когда Беларуси предоставлялось время улучшить положение независимых профсоюзов, страна потеряла право на более низкие пошлины.

Евросоюз всегда подчеркивал, что список невъездных и тех, чьи счета заморожены, может быть пересмотрен — расширен или отменен — в любой момент. С торговыми преференциями дело сложнее — о возможности их возврата должна заявить МОТ.

В качестве основы для сближения Беларуси с ЕС Брюсселем в конце 2006 года были предложены 12 рекомендаций, в числе которых — демократические выборы, права нацменьшинств, свобода прессы и неправительственных организаций. При этом в качестве основного условия позиционировалось освобождение всех тех, кого Запад считал политическими заключенными.

На долгожданное освобождение Брюссель незамедлительно отреагировал заявлением о появившейся возможности пересмотреть введенные санкции.

Не исключено, что ограничительные меры в отношении белорусских чиновников потеряют силу уже через неделю — 15 сентября, после встречи министров иностранных дел стран ЕС. По неофициальной информации, которую распространили европейские СМИ, серьезно обсуждается возможность отменить "черный список". Сложность в первую очередь состоит в том, что необходим консенсус 27 стран, которые входят в Евросоюз.

08:52 09/09/2008




Loading...


загружаются комментарии